В Казахстане с интересом наблюдают за событиями в Украине с 2014 года, а за Беларусью с августа 2020. Если первая взяла курс на европейские ценности на государственном уровне и всеми силами старается сбросить с себя кремлевские оковы прошлого, то во второй это зарождается пока только на уровне общества.

Восточная часть Евросоюза прикладывает максимум усилий, чтобы в Беларуси поменялся и государственный режим. Часть казахстанского общества надеется, что подобные изменения могут начаться и в Казахстане – если смогли украинцы и вот-вот смогут белорусы, то почему не сможем мы? Но шансы на это ничтожно малы, а точнее, стремятся к нулю.

3 мая Польша отметила 230-летие принятия первой в Европе Конституции. На торжества были приглашены президенты Украины, Литвы, Латвии и Эстонии — Владимир Зеленский, Гитанас Науседа, Эгилс Левитс и Керсти Кальюлайд. Теоретически, на них должен был присутствовать и Александр Лукашенко. Почему должен был? Потому что все приглашенные страны частично входили тогда в состав Речи Посполитой – государства, в котором и была принята конституция 1791 года. Часть современной Беларуси так же являлась частью Речи Посполитой. Но ни одна из присутствующих на мероприятии шести стран не признала Александра Лукашенко президентом после последних выборов.

События 2014 года в Украине позволили Польше и странам Балтии усилить свои позиции в Евросоюзе в направлении Восточного партнерства. Польша приняла более двух миллионов украинцев, но не как беженцев, а рабочих мигрантов, а её депутаты в Европарламенте вместе с депутатами Латвии, Литвы и Эстонии стали самыми активными деятелями в вопросах антироссийской и проукраинской политики.

То, что Россия потеряла Украину очевидно даже для неё самой. В Кремле понимают, что ЕС и США укрепляются там, как в зоне своих интересов. Леонид Гозман, российский политик, президент Общероссийского общественного движения «Союз правых сил», бывший сопредседатель партии «Правое дело» недавно в интервью телеканалу “Белсат”, который вещает из Польши, сказал, что последняя территория за пределами Российской Федерации, на которую Путин может претендовать, это Беларусь.

    — Я очень боюсь, что запад сдаст Беларусь. Украину не сдаст, а Беларусь может сдать и поэтому важно, чтобы белорусские реальные политические лидеры не давали западу расслабиться и махнуть рукой, — говорит Гозман.

Тем не менее, пока всё выглядит так, что Евросоюз Беларусь сдавать не намерен. И активнее всего действует Польша. Сразу после начала репрессий летом прошлого года Польша разрешила белорусам, прибывающим в страну, работать по гуманитарной визе, открыла центры правовой помощи и адаптации. Иными словами президент Дуда и премьер Моравецкий показали, что в Польше белорусы смогут найти убежище и поддержку.

Правда, эту историю немного омрачает ситуация с блогером Романом Протасевичем, который подавал документы на статус беженца, но не получил его.

Однако Протасевич делал это до начала массовых репрессий и, скорее всего, отказ в статусе — это просто решение конкретного инспектора на основе кейса блогера, но никак не общая политика государства. Но, в любом случае, премьер Матеуш Моравецкий одним из первых отреагировал на захват самолета 23 мая, прямо назвав это актом международного терроризма. Именно Моравецкий инициировал на следующий день по этой ситуации слушания в Совете Европы.

ЕС неожиданно жестко отреагировал на инцидент с бортом Raynair. Буквально на следующий день закрыли небо для белорусских бортов и начали говорить о введении жестких санкций в отношении самого Лукашенко и лиц, причастных к инциденту.

Второго июня прокуратура Польши приняла к рассмотрению заявление Главы Народного антикризисного управления Павла Латушко в отношении Александра Лукашенко. В заявлении говорится об угрозах физической расправы и подготовки акта международного терроризма.

Литва, как и Польша стала убежищем для ряда оппозиционеров и площадкой для встреч с европейскими и американскими политиками. Накануне готовящейся встречи Байдена и Путина, на которой однозначно будет обсуждаться вопрос Беларуси, Светлана Тихановская, которую страны ЕС признают победителем на выборах, встретилась с американскими сенаторами. В результате Джинн Шахин, Крис Мерфи и Роб Портман пригласили ее выступить в июне в Сенате США. Тихановская, в свою очередь, призвала США ввести новые санкции в отношении Александра Лукашенко.

Через несколько дней после этой встречи Тихановская вновь прибыла в Польшу, где среди прочего решает вопросы улучшения положения белорусов, ищущих в стране убежища.

Режим же Лукашенко держится сейчас исключительно благодаря поддержке Владимира Путина, как отмечал Гозман и это мнение не уникальное, а скорее настолько очевидное, что даже спорить с ним ни у кого не возникает никакого желания. Лукашенко постоянно получает от Кремля миллиардные транши и за счет новых гасит долги по старым. Для Москвы это стандартная политика влияния, которая используется везде, где она хочет закрепиться всерьез и надолго.

Несмотря на то, что Запад поддерживает Тихановскую и оппозицию в целом, никто из этих противников Лукашенко не выступает против отношений с Россией. Антироссийский нарратив, как на украинском майдане, не звучал в Минске ни после 9 августа 2020 года, ни сейчас. Но ЕС готов поддерживать того, за кем вышли сотни тысяч людей.

Почему же политическая схема западной поддержки Украины и Беларуси не приемлема для Казахстана? Именно потому, что в ЕС четко понимают, что эта страна находится в зоне интересов Москвы и Пекина и вырвать её из этих тисков нет ни возможности, ни смысла. У Казахстана нет культурно-исторических связей с Европой, как рынок он не представляет для крупного бизнеса никакого интереса. А главное, кто и с каким месседжем сейчас может вывести на площадь сотни тысяч казахстанцев? Вернуть в Европу Украину и в перспективе Беларусь для Польши и стран Балтии дело не только принципиальное, но и дело исторической чести.

Игорь Винявский, специально для Orda.kz

Поделиться: