На следующей неделе депутаты парламента уйдут на каникулы до сентября. После возвращения они начнут принимать поправки в законы, которые были внесены в Конституцию через референдум. Перед тем как уехать в родную Актюбинскую область, депутат мажилиса от партии «Ақ жол», экс-кандидат в президенты Казахстана Дания Еспаева дала эксклюзивное интервью журналисту Orda.kz.

Мы поговорили с ней о том, сколько зарабатывают парламентарии, где они живут и на чём ездят, когда примут законопроект о банкротстве физических лиц, кто виноват в размножении финансовых пирамид и как быть с бродячими собаками.   

«Дания Мадиевна, скоро Вы и Ваши коллеги разъедетесь по регионам, а затем у вас начнутся каникулы. В целом эта сессия выдалась насыщенной на события: январские беспорядки, последовавшие политические реформы и референдум. Мне кажется, что и депутаты стали более активными».

«Мы, депутаты «Ақ жола», всегда были активными. Поднимали и поднимаем самые актуальные и острые вопросы, которые волнуют наше общество. Возможно, это депутаты Amanat оживились».  

«Эту сессию мажилис открывал под председательством Нурлана Нигматулина, а закрывает уже с Ерланом Кошановым. С кем Вам комфортнее работать?»

«У каждого спикера есть свой стиль работы. Я всю жизнь работала в финансовой сфере и подвержена порядку, жёсткой регламентации. Поэтому, когда я работала под руководством Нурлана Зайруллаевича, его стиль работы для меня не был жёстким, как многие считают. Для меня это было нормально. При нынешнем спикере более свободно. Вы сами отметили, что депутаты стали более активными. Возможно, это связано не только с январскими событиями, но и с той демократией, которую ввёл Ерлан Жаканович. И та, и другая форма результативны. Мне с обоими комфортно работать».

«После январских событий у вас была возможность обсудить произошедшее с вашими бывшими коллегами по палате Даригой Назарбаевой, Нурланом Нигматулиным? Вы с ними виделись?»

«Нет. И до января я с ними не тесно общалась, виделась только на совещаниях». 

Почему тратят деньги Нацфонда и не принят закон о банкротстве физлиц: интервью с депутатом Еспаевой
На фото Дания Еспаева и Нурлан Нигматулин/parlam.kz

Как живут слуги народа

«Не могу не спросить. Казахстанцы считают, что необходимо сократить траты на содержание депутатов. Ведь за счёт налогоплательщиков Вам и Вашим коллегам платят зарплату, предоставляют служебную машину, помощника, квартиру. Подскажите, сколько Вы зарабатываете, живёте ли в квартире, предоставленной государством?»

«Я зарабатываю в пределах 700 тысяч тенге. У меня была такая зарплата, когда я работала директором банка. Так что не могу сказать, что с приходом в парламент начала больше зарабатывать. У меня были годовые бонусы и заработок был выше. Зарплата в парламенте варьируется от 600 до 800 тысяч тенге в зависимости от государственного стажа, а я всю жизнь работала в коммерческой структуре.

Для личных целей машина не даётся. У меня есть право 76 часов ею пользоваться, но я не делаю так, потому что хожу на работу пешком. Если в выходные я хочу взять машину для своих нужд, то обязательно должна заплатить. У меня заключён договор с управлением делами президента, и я стараюсь не вызывать машину, потому что там тариф в два раза выше, чем в частных такси. Мне нужно было проехать расстояние, за которое бы такси заплатила 800 тенге, но пришлось платить 1500.

Служебное жильё даётся всем депутатам. Причём я не имею права ничего там делать, вносить изменения. Я там как квартирант, когда уйду из парламента, квартира останется другому депутату.  Мебель стоит, которую ну очень давно покупали».    

«Не обижаетесь на критику?«

«Нет, отношусь с пониманием. Критика возникает из-за того, что общество не видит работу депутатов парламента. Они видят картинку с пленарного заседания в среду, где мы слушаем докладчиков, голосуем – поднимаем и опускаем руки. Поэтому у общества складывается мнение, что вся работа депутатов заключается в том, чтобы прийти на заседание и проголосовать, причём все «за». На самом деле мы с 09:00 до 18:00 сидим на работе, проводим совещания, встречаемся с гражданами. Всю проделанную работу видят участники рабочих групп, где идут основные обсуждения, разворачиваются целые баталии, там нужны реальные знания. Нельзя просто сказать, что хочешь ввести поправку, её нужно грамотно обосновать. Я не придумываю темы депутатских запросов из головы, это тоже результат кропотливой работы – нужно вникать в многочисленные отчёты, цифры».

Почему тратят деньги Нацфонда и не принят закон о банкротстве физлиц: интервью с депутатом Еспаевой
Фото: Parlam.kz

Закон о банкротстве физических лиц

«Тогда о работе. Во время январских событий президент поручил разработать закон о банкротстве физлиц. Его ждут тысячи, если не миллионы казахстанцев. Почему закон всё ещё не приняли?»

«11 мая проект закона зашёл в парламент, но в связи с тем, что ожидался референдум, депутаты выехали в регионы и были в разъездах 24 дня. Пока проект не рассматривался, по плану мы должны были приступить к его рассмотрению в июне. Презентация будет в ближайшее время, в сентябре после возвращения с каникул мы плотно займёмся этим документом. Руководитель и члены рабочей группы выбраны, и я одна из них.  

Я ожидаю, что мы выпустим его из парламента до конца этого года, и с 1 января 2023 года он будет введён в действие. Этот закон остро необходим, потому что на сегодня очень высокая закредитованность населения. Сегодня только 3 млн граждан из числа совершеннолетних не имеют кредитов в банках. Более 6 млн граждан уже закредитованы. Самое страшное, что темпы роста кредитования, особенно потребительского кредитования, выросли за последний год на 43%. Это очень высокий показатель».

Если мы не примем закон о банкротстве, то следующий социальный взрыв будет именно тех граждан, которые уже не могут погасить кредиты.

«Не возрастут ли в обществе иждивенческие настроения после принятия документа? Человек будет брать кредиты в надежде на то, что государство погасит его за него».

«Этот вопрос, действительно, актуальный. Он особенно возникает у добропорядочных заёмщиков, которые из последних сил на протяжении нескольких лет погашают кредиты.

Мы должны понимать, что есть объективные и необъективные причины, почему люди не погашают свои задолженности. В основном это объективные причины: пандемия, ситуация в мировой экономике. Люди потеряли работу, у них нет того дохода, на который они рассчитывали при погашении кредита. Не думаю, что должники специально не выполняют свои финобязательства, чтобы испортить свою кредитную историю.

Перед тем как признать человека банкротом, финансовый управляющий обязательно изучит все его доходы на текущий момент, сделки за три года до сложившейся ситуации, чтобы исключить вероятность преднамеренного банкротства. Я не думаю, что все кинутся и будут пользоваться этой мерой. Возможно, из десяти только один попробует найти лазейку: мы же предприимчивый народ, который ради АСП разводился.

Но мы должны понимать, что человек, признавший себя банкротом, последующие пять лет не сможет получать кредиты ни в одном финансовом институте, независимо банки это или МФО. В течение семи лет он не сможет повторно себя объявить банкротом. У него будут ограничения в использовании своих средств и имущества. Он уже не сможет сам продавать своё имущество, деньги, поступающие от любых источников дохода, будут списываться на погашение кредита».   

«Сколько будут списывать?«

«Не более 50% от доходов, но не подлежит изъятию сумма, которая меньше прожиточного минимума на самого должника и его детей. Сегодня прожиточный минимум – около 36 тысяч тенге. То есть на эту сумму в зависимости от того, сколько несовершеннолетних детей, не будут налагаться аресты. Чтобы у семьи были хоть какие-то деньги на существование».

«Какие будут критерии для признания себя банкротом?«

«Заёмщики будут разделены на несколько групп.

  • Граждане, имеющие задолженность перед банками до 1600 МРП, это где-то около 5 млн тенге, могут рассчитывать на внесудебное банкротство. Под этот пункт подпадают люди, которые в течение 12 месяцев подряд не могли испольнить свои обязательства перед финансовым институтом, у которых нет имущества, которое можно продать его и направить деньги на погашение долгов; а их личный доход за последний год ниже прожиточного минимума, рассчитанного на него самого и его детей.

При сумме свыше 1600 МРП рассматриваются два варианта: восстановление платежеспособности и судебное банкротство.

  • Что такое восстановление платежеспособности? Если у человека есть долг свыше 5 млн тенге, при наличии имущества и доходов, которые не позволяют ему прямо сейчас расчитаться по долговым обязательствам, ему даётся возможность разработать с финансовым управляющим график погашения. Например, у него несколько кредиторов, а его доходы не позволяют одновременно выполнить все обязательства в этом месяце. Тогда ему даётся срок в пять лет, чтобы он смог погасить просроченную задолженность и войти в нормальный график. Чем это выгодно? Кредиторы не будут надоедать должнику, не смогут забрать у него имущество и направить на погашение долга. При списании задолженности финансовый управляющий оставит должнику и его детям на проживание сумму, не менее прожиточного минимума.
  • В том случае, когда у заёмщика отсутствует источник заработка, но есть имущество, будет производиться банкротство в судебном порядке. И уже через суд его имущество будет продано. Есть хорошая оговорка в этом проекте закона: что единственное жильё, которое не является залогом в кредите, не будет подлежать изъятию. Миллионы граждан всё-таки смогут сохранить своё жильё».

«Сколько денег понадобится государству, чтобы оплатить задолженность людей перед финансовыми институтами?«

«Не думайте, что за это будет платить государство. Это ошибочное мнение.

В 2019-м мы простили кредиты 500 тысячам гражданам, 109 млрд направили на погашение долгов. Бюджет страны сейчас не выдержит этого, это была разовая акция.

При банкротстве физлиц списание долгов пойдут как убытки кредиторов: банков, МФО, физическое лицо. Почему до сегодняшнего дня этот закон не принимался? Банки сопротивлялись. Для них этот закон не совсем удобен, потому что с помощью коллекторов и судебных исполнителей заставляли должника погасить кредит, вне зависимости, есть у него деньги или нет». 

Почему тратят деньги Нацфонда и не принят закон о банкротстве физлиц: интервью с депутатом Еспаевой
Фото: Parlam,kz

«Депутаты также рассмотрели законопроект по страхованию и рынку ценных бумаг, который направлен на то, чтобы не выдавать закредитованным людям новые займы. «Закредитованный» – это как? Сколько займов для этого нужно иметь?»

«Есть понятие коэффициента долговой нагрузки, который предусматривает, что ежемесячная сумма для погашения по кредитам не превышала 50% его доходов. Например, вы зарабатываете 100 тысяч тенге, при получении нового кредита и по всем старым займам сумма к погашению должна быть не более 50 тысяч тенге. Если же выходит 55–60 тысяч, то вам должны отказать в новом кредите.

Чтобы у финансовых институтов отображались свежие данные, мы вводим норму, согласно которой информация о новом займе должна передаваться в Первое кредитное бюро в течение одного дня. Раньше было 15 дней, за это время люди умудрялись по 10–15 кредитов оформить.

Я считаю, что норматив долговой нагрузки надо дополнить, чтобы кредит выдавали только тем людям, у кого 50% зарплаты будет выше прожиточного минимума. Например, человек зарабатывает 60 тысяч тенге, если половина его заработка будет уходить на погашение задолженности, то на что он будет жить?!»

«Банки и МФО не будут противиться? Ведь они потеряют новых клиентов».

«Они не будут противиться, потому что они сами заинтересованы в этой норме. Ведь банкам невыгодно иметь ещё одного неплатежеспособного клиента».

Также партия «Ак жол» выступает за запрет онлайн-кредитования. Всего в стране есть 246 микрофинансовых организаций, в том числе 25 компаний, которые выдают микрозаймы исключительно онлайн. Нацбанк подтвердил нам, что ими выдано около 103 млрд тенге, а количество их заёмщиков составляет 811 тысяч человек. Из них 45 млрд находятся на просрочке свыше 90 дней. То есть эти онлайн-компании выдавали кредиты неплатежеспособным людям.

Финансовые пирамиды

«Мы обсудили с Вами случаи, когда люди берут деньги и не могут вернуть. Но иногда они свои кровно заработанные деньги несут в финансовые пирамиды и не могут вернуть. Недавно вы раскритиковали, можно сказать, даже «отругали» зампредседателя АФМ Садырбекова, из-за того, что агентство запоздало реагирует на появление подозрительных инвесткомпаний. Впоследствии их жертвами становятся тысячи казахстанцев, которые потом бастуют у Генеральной прокуратуры, Верховного суда, Акорды. Садырбеков тогда ответил вам, что АФМ не может уследить за каждым человеком. Как Вы считаете, размножение финпирамид и то, что люди продолжают верить в невиданную прибыль, это упущение надзорного органа или вина самих граждан?»

«Вина обоюдная. Люди, которые несут свои деньги в финансовые пирамиды, хотели легко нажиться. Поэтому есть их персональная вина.

Население у нас финансово неграмотно, они ведутся на лёгкие деньги. Но мы как государство должны были их обезопасить.

И в этом была прямая роль АФМ. В их задачах написано пресечение, то есть предупреждение деятельности финансовых пирамид. Они располагают хорошим штатом, во всех областных центрах есть свои департаменты. К сожалению, они расследуют дело, когда к ним обращаются люди с жалобами.

Почему я тогда так эмоционально отреагировала? В моём родном Актобе под носом у органов работал больше года «Гарант 24 Ломбард». Там сразу было понятно, что это сомнительная организация, но они до последнего ждали, пока 17 тысяч человек потеряют свои деньги.

По данным Генпрокуратуры, у нас с января 2021 года по февраль 2022 31 тысяча участников финпирамид потеряли 53 млрд тенге. Колоссальные деньги! Если бы АФМ не работало только с последствиями, а пресекало сразу, то однозначно такого бы не было. И это даже не вина одного АФМ: между органами размыта ответственность. За деятельность финпирамид отвечают и МВД, и Агентство по регулированию и развитию финансового рынка. Нужен единый орган. Надеюсь, что к осени мы вернёмся к этой теме».   

«Ужесточение закона о финансовых пирамидах и введение уголовной ответственности за их рекламу поможет знаменитостям быть более осмотрительными при выборе продукции на рекламу? Какой совет вы им можете дать – как отличить финпирамиду? Стоит признать, что артисты, блогеры, вайнеры в большинстве своём юридически не подкованы. По крайней мере, такое оправдание они используют, когда пирамида терпит крах, а казахстанцы требуют вернуть свои вложения».

«Им следует более детально ознакомиться с законопроектом, он ещё в сенате. До конца июня он может уйти с парламента на подпись президенту. Вводится уголовная ответственность вплоть до лишения свободы сроком до 7 лет. Если ты не уверен, что это не финансовая пирамида, не надо даже лезть туда».

«Реклама артистами, блогерами – это всё-таки жадность или юридическая, финансовая безграмотность?»

«Скорее всего, это желание заработать. Можно всё свалить на своё незнание. Но в случае с финансовыми пирамидами стоит задать себе только один вопрос: откуда они берут деньги? Ответ прост: за счёт новых участников выплачивают средства тем, кто пришёл раньше. Эти люди прежде, чем что-то рекламировать, должны были изучить основы. Ведь артисты, блогеры – это не безграмотные люди, которые слепо верят рекламе кумиров. В конце концов, можно посоветоваться с юристом, зайти на сайт финрегулятора и посмотреть, есть лицензия у компании или нет». 

Почему тратят деньги Нацфонда и не принят закон о банкротстве физлиц: интервью с депутатом Еспаевой
Фото: Parlam,kz

Бездомные собаки

«Ещё один вопрос, который вы поднимали, касается бездомных собак. Спор о бродячих животных вновь обострился из-за череды трагических случаев, когда от укусов собак гибнут и получают серьёзные травмы дети. Что не так с законом об ответственном обращении с животными?«

«Раньше закон позволял отстреливать собак и кошек, и акиматы выделяли на это ежегодно  средства. 2 марта закон, запрещающий массовый отстрел, вступил в силу, но нормативно-правовые нормы к нему ещё не вышли. Их должны были подготовить минсельхоз и минэкологии. И получилось, что мы отстрел запретили, а отлов, размещение, стерилизацию, усыпление не предусмотрели. 

Есть две причины, из-за которой сложилась столь трагическая ситуация. В действующем законе всё-таки есть норма, позволяющая отстреливать, когда животные представляют опасность людям. Этой нормой не воспользовались на местах. Второе, местные исполнительные органы не занимались созданием приютов для содержания животных, на это деньги ещё не были выделены…»

«Депутаты неоднократно из года в год поднимают в парламенте тему бродячих животных, просят правительство и акиматы строить больше приютов, вакцинировать животных. Так, исполнительные органы напрочь игнорируют ваши обращения или деньги попали в карманы коррупционеров?»

«Не думаю, что деньги были украдены, скорее всего, они не были предусмотрены в том размере, в котором надо».

«Как решить сложившуюся проблему гуманно, чтобы и люди не гибли, и животных не усыпляли?»  

«Акиматам в срочном порядке нужно пересмотреть свои бюджеты и найти финансы на строительство приютов. Возможно, предусмотреть вариант государственно-частного партнёрства.

Также стоит планомерно подготовить общество, искать людей, которые возьмут животных, не выбросят их, наигравшись. Например, на западе, чтобы завести собаку или кошку, ты должен заплатить налог: в Германии на первую собаку – 150 евро, на вторую – 300, а бойцовскую нельзя.

Пока приюты не построят, действующие нормы всё-таки предусматривают отстрел, в случае угрозы людям».

Бюджет страны и разбазаривание Национального фонда

«Дания Мадиевна, парламент на протяжении нескольких недель рассматривал бюджет за 2021 год. Почему депутаты каждый раз критикуют расходование казённых денег, но всё равно принимает отчёт?»  

«Мы, все депутаты от «Ак Жола», воздержались при голосовании, нашу позицию озвучил лидер фракции Азат Перуашев».

«Почему не проголосовали «против»?»  

«Быть против совсем означает – отрицать все действия правительства, а ведь в их работе были и положительные моменты. Те же социальные выплаты, почти половина бюджета ушла на социалку, образование, здравоохранение. Мы не можем этого отрицать».

«Вот уже шесть-семь лет из Нацфонда активно берут деньги. При этом их тратят на содержание осуждённых, на зарубежные мероприятия. Почему депутаты допускают разбазаривание денег из «копилки на чёрный день»?»

«Запретить и всё – было бы очень просто. Нацфонд образовался в 2000 году. Если раньше мы прибегали к деньгам в Нацфонде только в крайних случаях, то последние шесть лет мы используем с превышением его поступлений. За весь период в него поступило 60,7 трлн тенге. Использовали 32,7 трлн тенге. Изначально, как и в других зарубежных странах, где есть аналог такого фонда, мы должны были использовать инвестиционные доходы. Но последние шесть лет так получилось, что мы даже залазили в основное тело.

Сейчас остаток Нацфонда составляет 28 трлн тенге. Именно в 2021 году инвестдоход снизился в 2,5 раза и составил всего лишь 1,6 трлн тенге, в 2020 году он был порядка 4 трлн тенге. Даже здесь проигрываем. И в то же время в 2021-м у нас увеличились расходы на управление фондом, и составили 19 млрд тенге.

Счётный комитет уверяет, что будут расписаны новые правила для использования средств фонда. После создания высшей Аудиторской палаты мы будем более строже следить за расходованием средств. Думаю, что мы должны прийти к тому, чтобы использовать в пределах суммы инвестдохода, а все накопления должны собираться».  

«Высшая аудиторская палата, как и другие поправки в конституцию, были приняты во время референдума. Когда примут сопутствующие законы?» 

«Поправки, которые были внесены в Конституцию через референдум, являются основополагающими. Теперь нам предстоит отработать порядка 20 законов, которые предусматривают точечные поправки в действующие законы. Думаю, что в сентябре, когда мы вернёмся с каникул, в течение 3-4 месяцев рассмотрим их, и до конца года они вступят в силу». 


Комментируй, делись мнением у нас в Facebook!

Получай оперативные новости дня в свой смартфон: подпишись на Orda.kz в Telegram.


Поделиться: