Почему у нас с какой-то ужасающей периодичностью взлетают на воздух склады с боеприпасами? Токрау, Арысь, теперь Тараз. И вот опять жертвы, пострадавшие, брошенные дома, слёзы и горе.

Почему взрываются военные арсеналы? Какие уроки извлечены из прошлых громких ЧП? И главное – какие меры предпринимают на местах: в частях, на базах хранения вооружения и боевой техники, складах со взрывчатыми веществами. Эти вопросы корреспондент Orda.kz задал ветеранам казахстанских вооружённых сил.

Напомню, 26 июля в Шымкенте был оглашён приговор 16-ти обвиняемым по делу о взрывах боеприпасов на военном складе в городе Арысь Туркестанской области. 12 бывших военных приговорены к тюремному заключению на срок от четырёх до 10 лет, четыре человека получили условное наказание – от четырёх до семи лет.

Один из подсудимых заявил, что не признаёт вину. Другие вообще промолчали, хотя не скрывают – наказание несправедливое. Мол, как всегда, не истину искали, а стрелочников. А потерпевшая сторона обижена тем, что не получили обещанной компенсации…

Адвокаты тоже заявляли, что причина взрывов не установлена, вина подсудимых не доказана.

Почему горят военные склады: взрывная волна оборонного значения
Взрыв склада боеприпасов в Арыси, фото из открытых источников

Военный склад в Арыси загорелся 24 июня 2019 года. Пожар и спровоцировал взрывы боеприпасов. Тогда погибли четыре человека, в том числе ребёнок, попавший в ДТП во время стихийной эвакуации жителей, которые бежали от рвущихся снарядов в безопасные места. В Арыси повреждены тысячи домов, более 40 тысяч жителей были эвакуированы в Шымкент и его окрестности. Домой они вернулись только через несколько дней.

   Судебный процесс по этому делу открыли 11 мая 2020 года. Уголовное дело состояло из 400 томов, обвинения были предъявлены 16 подсудимым, потерпевшими признаны 1500 человек.

Почему горят военные склады: взрывная волна оборонного значения
После взрывов в Арыси, фото из открытых источников

На скамье подсудимых – командир воинской части и его заместитель. Их обвинили в нарушении правил безопасности на взрывоопасных объектах, что повлекло по неосторожности смерть человека и тяжкие последствия (статья 281 УК РК), и халатности (статья 371 УК РК).

Суд проходил за закрытыми дверями, это объяснили тем, что часть материалов дела проходят под грифом «секретно».

Почему горят военные склады: взрывная волна оборонного значения
После взрывов в Арыси, фото из открытых источников

Взрывы на складах – государственная тайна?!  

Бывший спецназовец полковник в отставке рассуждает, что во времена его службы в армии «склады так часто не взрывались, так как боеприпасы хранились под землёй, а снаружи все хранилища по периметру ограждались арыками с водой. Трава была скошена подчистую, а земля распахана.

     – Я помню, что в том же Отаре, на складах РАВ (ракетно-артиллерийское вооружение) никогда не было случайных людей. Вход туда — к боеприпасам был строго по пропускам, оформить которые было не так-то просто. Там не то, чтобы закурить, свет включить в неурочное время было строжайше запрещено. Конечно, сейчас и время другое, и возможности. Противопожарную сигнализацию можно такую иметь, что искра не проскочит, как и мышь. Тотальное видеонаблюдение тоже может свою роль сыграть. Ведь тот же пожар, если он был на складе под Таразом тоже из искры разгорался, был дым… Почему этого никто не заметил и не поднял тревогу?!

Почему горят военные склады: взрывная волна оборонного значения
Фото с сайта ktk.kz

Уроки надо же извлекать из ранее случившихся ЧП. Есть опасность, что всё опять закончится, как в Арыси – назначат крайних, показательно их осудят и успокоятся, считает спецназовец.

Сами военные, в том числе и высокопоставленные командиры, до сих пор говорят, что причину взрывов в Арыси не знают. Одни говорят, что электропроводка виновата, мол, было короткое замыкание на том арсенале. Другие предполагают, что всё же причиной пожара стал брошенный окурок, третьи считают, что стеклышко от бутылки, сработавшее как увеличительное стекло или лупа, пропустило солнечный луч и от этого загорелась трава в районе склада.

А ещё офицеры поделились военной тайной – вроде бы после взрывов в Арыси на складах с боеприпасами вообще нет абсолютно никакого электричества и никакой электропроводки. На мой резонный вопрос, как же там они проводят работы, полковник ответил коротко – с фонариком.

 Процесс по «Арысским взрывам» несколько раз откладывали. Так его затянули, что мы уж думали на тормозах всё спустят, – делятся ветераны Вооружённых сил. Фамилии свои называть мои собеседники отказались. Хотя подчеркнули, страха у них ни перед кем нет.

     – Мы знаем, что по тому уголовному делу проходил даже экс-министр обороны генерал-полковник Сакен ЖАСУЗАКОВ. Только пока не ясно в каком качестве. И что с ним сейчас тоже мало кто знает. Как в воду канул. Не слышно и не видно его нигде. Тот же генерал-лейтенант Мурат Майкеев. Где они все?! От кого тогда все зависело? И те же госзакупки, и установка дорогостоящей системы видеонаблюдения и сигнализации на складах?  Многих начальников, кто служил в 2019-м, тоже не видно и не слышно. Кого на пенсию проводили, кого за штат вывели…

Но суд по «арысскому делу» все оценивают как запутанный. Судья Берик Карим откладывал рассмотрение дела то «из-за серьёзных процессуальных нарушений», то из-за неявки кого-то на процесс. Как только прокуроры начинали зачитывать обвинительные акты, по 500 страниц каждому из 16-ти обвиняемых, выяснилось, что многим подсудимым вручили документы без подписи прокурора. В итоге в первый день обвинения зачитали только начальнику управления тыла и вооружения ВС РК полковнику Актанову и начальнику главного ракетно-артиллерийского управления ВС РК полковнику Омарову.

К моменту начала судебного процесса срок арестов всех подсудимых закончился. Пятеро находились под домашним арестом, трое под залогом, двое военнослужащих под ответственностью командования воинской части, шесть лиц под подпиской о невыезде, вспоминает ветеран ВС.

    — О каких уроках говорить, если там абсолютно всё засекречено. Среди обвиняемых было восемь представителей Министерства обороны, четверо, включая командира войсковой части №44859 (Арысь), и четверо сотрудников шымкентской районной эксплуатационной части, одно гражданское лицо. РЭЧ занимается обеспечением материально-технической базы воинских частей.  Представителей Минобороны и арысской части обвинили по двум статьям уголовного кодекса: «Нарушение правил обращения с взрывчатыми веществами» и «Халатность, повлекшее тяжкие последствия» УК РК. Плюс к этому специалисты РЭЧ и командир в/ч 44856 обвиняются статье «Присвоение или растрата вверенного чужого имущества».

    Сумма, которая фигурирует в уголовном деле по хищениям, составила около 21 млрд тенге. Общий же ущерб, как говорили прокуроры, достиг 173 млрд тенге.

Можно предположить, что если систему сигнализации и видеонаблюдения на складах в Арыси и Таразе устанавливала одна и та же компания, то, скорее всего, следствие уже ею занимается.

Почему горят военные склады: взрывная волна оборонного значения
После взрывов на военном складе в Таразе, фото Orda.kz

Знаю, что на инженерных складах обычно хранится инженерное имущество – от сапёрных лопат до инженерного оборудования, одежды, инструментария…  Тротил, динамит и другие взрывчатые вещества должны находиться, как говорят военные, в разобранном состоянии. То есть, запалы отдельно, взрывчатка отдельно.

      – Если там что-то хранилось в собранном виде, то есть – взрывчатка с детонаторами, то это уже не просто халатность, а преступление, – рассуждает полковник запаса, –  судя по тому взрыву и грибовидному облаку, думаю, на воздух под Таразом взлетели сотни кг тротила.  Потому и взрывная волна была такая сильная.

Долго предстоит там всё разгребать, по всей видимости. Военное руководство на месте, поэтому будем надеяться, что найдут не только виновных, но и причину пожара, из-за которого сотни жителей, спасаясь от взрывов, опять были вынуждены бежать.

Автор Елтебер Ашина

Поделиться: