Спустя более двух лет после крушения авиалайнера компании Bek Air, расследование трагедии завершили. Выжившие рассказали редакции Orda.kz, как они восприняли результаты расследования.

Жительница Алматы Асель Абильдаева и ее коллега Мейрамбек Сериков 27 декабря 2019 года летели на корпоратив в столицу. Они сидели в 13-м ряду, места 13е и 13b неподалёку от аварийного люка. Основной удар при крушении самолета пришёлся на носовую часть, примерно до 12 ряда. Так что теперь для для Асель и Мейрамбека, вопреки суевериям, число 13 — счастливое. Когда произошла авиакатастрофа, они одними из первых сумели выбраться из искорёженного самолета.

» Когда мы взлетали, самолёт начало сильно трясти и мотать в разные стороны, он коснулся земли задней частью потом снова начал взлетать. Но высоту самолёту так и не удалось набрать. Мы врезались в забор и жилой дом. Этот момент крушения я запомню на всю жизнь. Крушение остановилось прям перед нашим креслом. Спаслись мы благодаря Мейрамбеку, который открыл люк и помог мне выбраться. Дальше он помогал остальным пассажирам выбираться из-под развалин самолёта», – вспоминает Асель тот страшный день.

Счастливое число 13 – невероятная история любви  выживших в крушении Bek Air
Самолет авиакомпании Bek Air упал в начале полета и врезался в построенный недалеко от аэропорта дом. Фото с сайта «Казинформ»

С тех пор прошло больше двух лет. Асель и Мейрамбек поженились, у них родился ребенок, но последствия переломов не отпускают. Сейчас супруги испытывают проблемы с трудоустройством. Из-за полученных травм они не могут подолгу стоять на ногах, нужен перерыв на отдых и многих работодателей это не устраивает. Новости о завершении расследования они узнали из интернета.

«Причина оказалась не в компании. Получается, мы сами виноваты, что попали в этот самолёт и сами виноваты, что упали. Может быть, мы виноваты ещё и в погодных условиях. У нас есть группа пострадавших после авиакатастрофы. Мы поддерживаем связь и делимся информацией. С нами никто и никогда не связывается от первых лиц. Узнаём всё из новостных порталов. Никто из следователей и юристов с нами не связывался. «Бек Эйр» даже не принесли нам извинения», – рассказывает Асель Абильдаева.

Вопрос который волнует пострадавших – кто понесёт ответственность за искалеченные жизни? Большинство из них все еще не справились с последствиями и не могут продолжать жить, как прежде. Кто возместит моральный и материальный ущерб? Кто ответит перед родителями, потерявшими в этой ужасной катастрофе своих детей?

Счастливое число 13 – невероятная история любви  выживших в крушении Bek Air
Разбор завалов после авиакатастрофы самолета Bek Air. Фото МЧС.

Ольга Девичинская с мужем тоже чудом уцелели в этой трагедии. Ушиб почки и синяки, полученные в крушении давно зажили, но психологические травмы остались. Страх и панические атаки преследуют Ольгу по сей день. Лечение она оплачивала сама. Пришлось обращаться к психологу, невропатологу и нефрологу. Больнее всего, когда пришло осознание, что никому нет дела до проблем выживших, говорит Ольга.

«Нас одними из последних вывозили с места катастрофы, пока все службы не приехали. Когда привезли в терминал аэропорта, там был хаос, на нас никто не обращал внимания. Ни врач, ни психолог к нам не подходили. А когда нам разрешили оттуда уехать, мы просто взяли такси и поехали домой», – вспоминает Девичинская.

По словам Ольги, до 5 января 2020 года с ними связывались представители Bek Air, просили документы для получения возмещения, но потом связь «оборвалась». В феврале того же года пострадавшие написали коллективное обращение к президенту, после чего он поручил оказать материальную помощь .

«С начала нам так и сказали, но потом решили только выплатить тем, кто сразу после катастрофы обратился в медучреждение. А почему нельзя было в разных пропорциях выплатить всем? Иногда физическая травма залечивается быстрее, чем эмоциональная. Я практически месяц не могла спать, только на таблетках. Самое обидное и страшное во всем этом, что люди, которые не по своей вине пережили такую трагедию, остались со своими проблемами и мыслями наедине. За это время с нами даже никто не пытался встретиться!» — с горечью говорит Ольга.

Результаты расследования ее почти не удивили.

«У нас все делается не для людей. Даже когда я обращалась лично к президенту, мне так ответили (из Администрации президента): «подайте в суд на авиакомпанию», а когда все это только случилось, Скляр и Султанов выговаривались, мол, в обиду не дадим, все расследуем. А в итоге все забылось, головы спрятали. Мы даже не знаем, пригласят ли нас в суд. Словно мы сами виноваты, что оказались в этом самолёте», – рассказывает Девичинская.

Первый судебный процесс и страховые выплаты

После крушения самолёта официальные представители авиакомпании Bek Air заявили, что трагедии можно было избежать, если бы охранную зону аэропорта не застроили частными домами.

Началось досудебное расследование о незаконной выдаче земель. На скамье подсудимых оказались пять фигурантов: четверо бывших чиновника акимата Талгарского района, которые незаконно меняли целевое назначение земельных участков и давали разрешение на строительство, и посредница, продававшая эти участки. 

«Устали ждать». Два года авиакатастрофе Bek Air, расследование ещё не завершилось
На суде по делу о крушении самолёта авиакомпании Bek Air. Кадр с видео «Хабар».

Судебный процесс по громкому «земельному делу» завершился быстрее, чем само расследование авиационного происшествия. 12 мая 2021 года Талгарский районный суд Алматинской области признал фигурантов виновными в превышении полномочий и пособничестве в мошенничестве. Бывшие руководители отдела земельных отношений Талгарского района Кайрат Алтынбекулы и Рустам Турысбеков получили по три и четыре года лишения свободы в учреждении минимальной безопасности. Экс-начальники Талгарского районного отделения РГП на ПХВ «Научно-производственный центр земельного кадастра» Жарас Машимбаев и Медеу Калыбеков, а также экс-начальник сектора землеустройства этого же предприятия Берик Абдуллаев получили по три года ограничения свободы. Риелтор Нурайым Алданиш признана виновной по статье «Мошенничество» и приговорена к двум годам и шести месяцам лишения свободы в учреждении средней безопасности.  

Суд при вынесении приговора учёл отягчающие и смягчающие обстоятельства, признание вины подсудимыми, наличие малолетних детей, раскаяние, возмещение ущерба во время досудебного расследования (экс-госслужащие добровольно погасили 9,1 миллиона тенге). При назначении окончательных сроков наказания суд применил амнистию в связи с 25-летием независимости Казахстана. На основании амнистии 2016 года, назначенное наказание сокращено Алданиш наполовину в связи с наличием детей, остальным подсудимым в связи с возмещением ущерба – на четверть.

Возмещение ущерба пострадавшим пассажирам

Акиматы выплатили 12 семьям погибших пассажиров по 4 миллиона тенге и всем пострадавшим по миллиону тенге. А страховая компания «Аманат» за два года произвела 62 выплаты на сумму 149 млн 667 тысяч тенге. Процесс осуществления выплат не завершен, так как пострадавшие всё ещё проходят лечение и реабилитацию.

«Мы тоже с супругом получили по миллиону тенге от районного акимата по месту прописки. А вот получить деньги от страховой компании не удалось, потому что у нас не было фискальных чеков, подтверждающих оплату лечения. Я объясняла страховым агентам, что в частном медцентре, куда мы неоднократно обращались за помощью, пациентам не выдают чеков», — рассказывает Асель Абильдаева.

«Устали ждать». Два года авиакатастрофе Bek Air, расследование ещё не завершилось
Разбор завалов после авиакрушения самолета Bek Air. Фото МЧС Казахстана.

Кто же виновен?

Расследование установило, что причиной потери несущих свойств крыла, наиболее вероятно, явилось влияние наземного обледенения.

«Авиационное происшествие с воздушным судном АО «Бек Эйр» произошло в результате несимметричной потери несущих свойств крыла самолета на этапе выполнения взлёта. Это привело к сваливанию на фюзеляж непосредственно после отрыва от взлётно-посадочной полосы и выкатыванию вправо по заснеженному грунту, пробиванию периметрового ограждения аэропорта и столкновению с капитальным двухэтажным частным строением, находившимся на расстоянии 9-10 метров от указанного ограждения», — говорится в сообщении.

Полная версия окончательного отчета доступна для ознакомления на сайте МИИР РК. 

В МИИР заявили, что косвенная ответственность за крушение самолёта Bek Air лежит на погибшем командире воздушного судна. Степень вины главы авиакомпании Нурлана Жумасултанова определят правоохранительные органы.

Сотрудник МИИР отметил, что в Казахстане отсутствует нормативный документ, в котором чётко были бы прописаны правила по обработке самолёта.  

Сам процесс подготовки к полёту занимает очень много времени. Самолёт простоял после прилёта из аэропорта Атырау на стоянке 30 часов под открытым небом. В это время проходил антициклон, видимость была 1400 метров, температура – минус 11, точка росы – минус 12.

Авиакатастрофу расследовали больше двух лет. Самолёт Fokker-100 компании Bek Air потерпел крушение 27 декабря 2019 года недалеко от аэропорта Алматы. На борту находились 93 пассажира и пять членов экипажа, 12 человек погибли. Оба пилота скончались.

Поделиться: