Один из главных акционеров группы компаний Eurasian Resources Group Алиджан Ибрагимов, известный как Граф Токмакский, скончался в возрасте 66 лет. Это очень важный исторический момент, когда первое поколение казахстанских миллиардеров начинает уходить и встает вопрос наследования не домов и яхт, а сложных геостратегических бизнесов по всему миру. Кто наследует доли Ибрагимова и что говорит по этому поводу закон? Случай прецедентный. Журналист, аналитик по нефти и газу Каспийского региона Артур Шахназарян рассказывает о переломных моментах в жизни олигарха.

Ушел из жизни один из трех акционеров так называемой «Евразийской тройки» Алиджан Ибрагимов. Как указывают определенные источники, на протяжении 15 лет он страдал от онкологии, а в Казахстане еще заразился и коронавирусом. В Бельгии, куда он экстренно полетел лечиться, врачи оказались бессильны.  

Что можно сказать об ушедшем в мир иной? Это гигант в сфере добычи и продаж металлов, банкир, казахстанский олигарх, попавший в список шестисот богатейших людей планеты с капиталом в два млрд долларов.

Он был членом евразийского «Трио» и единственным из трех евразийцев, имевшим казахстанский паспорт.

Алиджан Ибрагимов, уйгур по национальности, родился в 1953 году в Узбекской ССР. Но родным городом для него стал кыргызский Токмак. Он окончил Московскую ветеринарную академию, переехал в Кыргызстан и работал в Чуйской райзаготконторе. Так бы и оставался он обычным представителем финхозноменклатуры, если бы не познакомился на свадьбе общих друзей с Александром Машкевичем.

А знакомство, действительно, повлияло на его дальнейшую судьбу. Ибрагимов принял решение учиться дальше. В 1974 году он окончил Московский институт управления и стал работать в советских внешнеторговых предприятиях. Богатый опыт во внешнеторговых сделках, в конечном итоге, понадобился и Казахстану.

Вскоре происходит новая встреча Ибрагимова и Машкевича.

Старые приятели принимают решение о создании совместного торгового бизнеса. Позже к ним присоединится Патох Шодиев.

В 1989 году они начинают бизнес в Казахстане, а в 1994-ом евразийское «Трио» уже сотрудничает с Trans-World Group, принадлежащей алюминиевым магнатам, братьям Льву и Михаилу Черным. Партнеры основывают компанию «Айведон» и одновременно Евразийский банк. Группа оперирует местной цветной металлургией, угольными, железорудными и полиметаллическими месторождениями Казахстана.

В 1997 году Trans-World Group, достигнув пика, стала сдавать позиции. После бегства Кажегельдина, братья Черные были обвинены в неуплате налогов и «смыты» из Казахстана.

Таким образом, «Трио» стали полноправными владельцами казахстанских активов.

Алиджану Ибрагимову стали принадлежать: 20,7% активов Eurasian Resources Group, 33,3% акций International Mineral Resources II B.V., 33% АО «Евразийская финансовая компания», куда входит также Евразийский банк, предоставляющий огромные кредиты странам-членам Евразийского Союза.  Бизнесмену принадлежит и одна третья часть в АО «Евразийская промышленная компания» и АО «Евразийская производственная компания».

В июне 2015 года Ибрагимов получил 40% участия в проекте «Джеруй», втором крупнейшем золоторудном месторождении Кыргызстана от группы «Русская платина» российского бизнесмена чеченского происхождения Мусы Бажаева. Все это было сделано для урегулирования судебного иска с бывшим владельцем компании Visor Holding.

Тем не менее, одним из главных активов Ибрагимова считалась компания «ENRC» с головным офисом в Лондоне, основная деятельность которой – добыча и переработка полезных ископаемых, в частности алюминия.

Разработка месторождений велась не только в Казахстане, но и на многочисленных рудниках Восточной Европы и Африки.

Компании принадлежит 25% мировых запасов хрома и 0,4% галлия. «ENRC» – один из ведущих производителей феррохрома, важнейшего ресурса для производства нержавеющей стали.

Возвращаясь к нашему герою, заметим, что он отличался спокойным нравом, не был замешан в публичных скандалах, считал себя либералом и демократом.

Единственный резонансный скандал, связанный с его именем, произошел в Швейцарии. Когда Ибрагимов узнал, что на его вилле обосновались сквоттеры, он принял жесткое решение. Своя собственность – дело святое. Рабочие, которых он нанял, разбили сантехнику, испортили плиту и заколотили дом. Однако в полицию никто не обратился.

Сегодня все задаются вопросом, как уход из жизни одной из главных фигур повлияет на ситуацию в горнодобывающей промышленности Казахстана, второй по стратегической важности после нефтяной. 

Неслучайно в командном бизнесе их было трое.

Каждый вел свой участок, играл свою роль.

Бизнес и политика вокруг подобных активов сопровождаются, помимо официальных, довольно большим объемом негласных договоренностей, завязанных на конкретных личностях.

Перемены неизбежны. Как и что будет происходить, покажет время.

Поделиться: