Суд или, вернее, решение суда «Байбек против Мамая» вызывает сложные чувства. Жанболат Мамай действительно не смог привести доказательств тех заявлений, которые прозвучали в его фильме на Youtube. Но ведь и Бауыржан Байбек принадлежит к той части политической элиты страны, в отношении которой строить доказательную базу в принципе бесполезно.

Этот странный суд и его предсказуемое решение (кстати, безупречное с правовой точки зрения) имеют две стороны медали, с одной мы видим вопрос о праве журналиста на такого рода расследования, без доказательств, документов, источников, но с другой, а давайте поговорим о чужих миллиардах, вернее о том, есть они или нет. 

Реальность состоит в том, что даже после решения суда мы не знаем, является зампред партии Nur Otan долларовым миллиардером, как заявил Мамай, или нет.

Если состоявшийся суд и способен нас в чём-то убедить, то разве что в том, что Мамай никакой не журналист, а общественный деятель.

Как и положено общественнику, он бросил громкие обвинения в адрес обладающего властью человека, не заботясь о доказательствах и внятных аргументах. Они ему и не требовались: Мамай не претендовал на Пулитцеровскую премию, ему просто нужны сторонники, голоса, популярность. Байбек для него – противник, которого нужно атаковать, чтобы было как можно больше шума. За это в приличных странах не подают в суд, а просто адекватно отвечают. Это называется публичная политика. Если бы бывший и настоящий президенты США Дональд Трамп и Джо Байден судились с каждым, кто обвиняет их в коррупции и грехах пострашнее, то американские суды потонули бы в этих тяжбах, а вся американская демократия перестала бы быть тем чем является.

В Казахстане же это давняя традиция, сам Елбасы не раз на важных совещаниях советовал подчинённым судиться с журналистами, если те «очерняют» их честь и достоинство. Охотников следовать совету лидера нации достаточно.

Два года назад в Шымкенте с журналистом Батырбековым успешно судился руководитель районного отдела образования и даже сумел победить и приговорить того более чем к двум годам лишения свободы. Имя не обелил и даже впоследствии был замечен в других скандалах и уволен, но удовольствие, вероятно, получил.

Недостаток доказательств в обстоятельствах системной коррупции ни о чём не говорит широкой публике. Мы и так понимаем, что система образования на юге (впрочем, как и все остальное) сильно коррумпирована: если на севере страны директоров школ на вакантные места не могут найти годами, то на юге выносят ногами вперед из занимаемых пожизненно кабинетов. И да, в народе говорят, что за место хоть директора школы, хоть уборщицы там платят. Но у меня нет доказательств! Журналист Батырбеков тоже не сумел собрать их достаточно, или же суд, который тоже ведь не с луны свалился, не захотел их учитывать в полной мере.

Зачастую всё по местам расставляет не суд эр-ка, а суд времени. Вспомним громкое дело почти двадцатилетней давности. Рахат Алиев против журналистской организации Интерньюс, опубликовавшей в своём бюллетене информацию о том, что Первый телеканал ОРТ-Евразия принадлежит его финансовой группе. Господин Алиев тогда обиделся, судился и выиграл, но сейчас, спустя годы, мы знаем, причем с доказательной базой, что всё было именно так.

В Казахстане много секретов Полишинеля. Когда все как собаки все понимают, но сказать не могут, хотя бы потому что вся собственность, доли и бизнесы записаны на родственников и иных доверительных лиц или спрятаны в офшорах. И тут опять-таки стоит ждать, когда труп врага проплывет мимо, и мы рано или поздно узнаем всю правду. Бывший руководитель администрации президента Аслан Мусин уже после своего падения и выхода на вынужденную пенсию судился с родным братом из-за одной фирмы. Брат со слезами на глазах заявлял на видеозаписи, что речь идет о рейдерском захвате со стороны кровного родственника, и все понимали в чём дело: скорее всего, в бытность крупным номенклатурным чиновником Мусин-старший записал на Мусина-младшего компанию, которую решил вернуть, когда прятаться стало незачем.

Но значит ли это, что большие государственные чиновники, все поголовно являются тайными мультимиллионерами, и каждому из них можно бросить в лицо соответствующее обвинение? Нет, конечно, можно огрести, как минимум, отрицательный судебный вердикт, что и произошло сегодня. Это показательный процесс, партийный босс хотел доказать свою честность и принципиальность. Получилось ли, большой вопрос, тут не помешало бы измерение общественного мнения, но в любом случае, осадок в виде сомнений остался, и дело вовсе не в мамаевом расследовании.

Это удивительно, но народная молва, вот это самое расхожее «все знают», никогда не ошибалась. Про Ораза Жандосова или Григория Марченко в их лучшие годы никто не говорил, как о людях, сколотивших состояния на административном ресурсе, несмотря на то что оба много лет занимали высшие государственные посты и дорастали до вице-премьеров. А в богатстве Бергея Рыскалиева, например, мало кто сомневался, но попробовали бы вы заявить об этом в свое время. И в том, и в другом случае слухи не были фактами в классическом понимании журналистского фактчека, но они были правдой. Вы бы могли в начале восьмидесятых написать доказательно и обстоятельно про роскошную жизнь Галины Брежневой и ее супруга министра МВД Юрия Чурбанова? Нет, но все об этом знали, и, кстати, писала авторитетная западная пресса, не утруждавшая себя фактчекингом.

О реальном, а не номинальном состоянии Байбека мы ничего не знаем. И, конечно же, о нём ничего не знает Мамай. Мы можем только догадываться и строить косвенные предположения. В Казахстане есть должности, способные в одну ночь сделать вас миллионерами, и одна из таких должностей – аким Алматы. В этом городе не было акима-нищеброда, подобного тому же Жандосову.

Храпунов, Тасмагамбетов, Есимов – у кого-то повернется язык отнести этих людей к среднему классу, где им в общем-то самое место, как людям, не работавшим ни дня в бизнесе? Вот именно, мы знаем, что они богаты, благодаря детям и зятьям, конечно, но всё же…

Это наша казахстанская норма. Необъяснимое богатство.

Байбек был акимом Алматы, и одно это ставит его в ряд подозреваемых нашей вездесущей народной молвы. Которая, вспомним это, пока никогда не ошибалась.

В какой-то момент из-за рьяной борьбы с коррупцией появилась иллюзия, что кто-то главный решил: «хватит», первоначальный капитал нажит, и что позволено старикам-юпитерам, не дозволено молодым бычкам. Но молва эту иллюзию разбивает, рождая слухи, которые становятся устойчивым мнением: что вот этот молодой начальник уже очень богат и содержит не одну токал с детьми, проживающими в Лондонах да Парижах, а этот работяга живёт на одну зарплату и премию, которую выдает бухгалтерия, а считает вся страна. Так ли это на самом деле в случае Байбека, горе-расследование Мамая нам ничего не рассказало. Свет на сокрытое не пролит. Остаётся только ждать, опять лет двадцать…

Поделиться: