Природа может быть не только красивой. Она умеет быть жестокой. Orda.kz рассказывала о трагедии, которая произошла в одном из красивейших мест Казахстана. В Чарынском каньоне сель унёс две жизни — погибли обычные туристы.

Мадина Акжолтай — 23-летняя студентка. Уже два года как гид и фотограф сопровождает группы туристов: рассказывает о прекрасных местах, которые есть в Казахстане. Она не работает в туристической компании, но состоит в Ассоциации гидов Vizit Almaty. Система простая: тот, кто свободен, тот и берёт экскурсию. 29 мая поездку организовал родительский комитет гимназии №199. Мадине позвонила мама Мерея — учителя, который погиб на Чарыне, и попросила провести экскурсию.

Экопост

В национальный парк отправились 26 человек. Вначале был экопост. Как обычно, Мадина оплатила денежный сбор. Она говорит, что никакого инструктажа и предупреждения о возможном изменении погоды не было. Тех, кто пропускал в каньон, интересовал только чек на оплату.

Как всё было

Когда школьный автобус приехал на Чарынский каньон, водитель остался на парковке, а группа из 25 человек спустилась в ущелье. К туристической тропе проложена лестница, которая специально построена для пешего маршрута. Эта туристическая тропа была высохшим руслом реки, которая идёт к Чарынскому озеру. Группа собиралась дойти до водоема, устроить пикник и сфотографироваться. После этого планировали ехать домой. Но всё обернулось иначе.

Кровь, камни, вода, смерть - гид рассказала о трагедии в Чарыне
Мадина Акжолтай

Не дойдя до места, где позже шёл селевой поток, группа на горе решила перекусить. К концу трапезы пошёл дождь и резко перешёл в ливень с градом. Все спрятались под ближайшими камнями. Пятеро детей в панике побежали искать укрытие. Мадина бросилась за ними. Дети стояли под каменной аркой с другими туристами. Напротив тоже находились люди, которые первыми увидели сель и быстро стали подниматься. Позже именно они сняли видео, на котором звучит вопрос, почему дети не спасаются.

Мадина увидела сель, успела отправить одного ученика наверх и вернуться. Напор воды был настолько сильным, что всем оставалось только стоять и держаться друг за друга. Течение было очень сильным: с ветками, камнями и грязью. Девушка стояла внизу, и первые волны селя обрушивались как раз на неё.

— Возникала единственная мысль — нужно спасти детей. Паника. Волна. Плач. Казалось, что ливень никогда не закончится. Всё произошло минут за 15. Спустя время, сель немного стих, у нас появилась возможность подняться наверх. Один из мужчин помог вывести детей, и когда я отправила последнего ребенка, сама упала в сель. Меня накрыло волной, ударило о камень ногой, спиной, головой и снесло метров на пять. Я не видела, но кто-то меня вытащил из воды. Я стала приходить в себя, считать детей, убедилась, что они в порядке. Мы стали выбираться наверх до автобуса, — со слезами на глазах вспоминает девушка.

После селя

Поднимаясь на парковку, дети были радостные, шутили, дождь почти закончился. Мадина видела, как многие уже поднялись и находились в безопасности. Не хватало несколько человек. Гид накормила детей и попросила водителя не выпускать их из автобуса. К этому времени шок от удара об камень стал проходить, и она стала ощущать боль во всём теле. Сын учителя Майнур стал плакать и искать маму. Мадина отправилась искать туристов. Возле будки пропускного пункта она увидела учителей Улжан и Майнур. Они лежали укрытыми. У Майнуры была разбита голова, она как заклинание повторяла имена детей. Улжан плакала и просила не оставлять их одних. Что было с остальными она даже не могла представить. Первую помощь преподавателям оказывали туристы, медиков не было.

— Приехали МЧС, я увидела Айзере. Она была замёрзшей, но могла говорить, ей требовалась медицинская помощь. Позже привезли Аяжан без сознания, у неё была сломана нога и много повреждений. В голове возник вопрос: кого ещё нет? Не было учителя Мерея и Рании, — рассказывает экскурсовод.

Как описывает события Мадина, после этого прибежала мама Рании и искала дочь, параллельно помогая пострадавшим. Подъехала машина. В прицепе лежали два трупа. Рядом с телом Рании сидел ее папа и говорил “Нашей дочки уже нет”.

Смерть Мерея и Рании

Когда волны селя накатывали на Мадину, она видела, что происходит на другой стороне.

— Напротив нас стоял камень, под которым спрятались Мерей и Рания. Они погибли из-за того, что их снесло волной и прибило к стене. Всё произошло очень быстро, мы не успели даже сориентироваться. Люди пытались перейти поток, но их снова отбрасывало к камням, — делится впечатлениями девушка.

Где все это время были МЧС?

По словам экскурсовода, с ними была туристка из России, и только она смогла связаться с городом — на её телефоне был роуминг. Пострадавшие дозвонились до родителей, школы и скорой.

— Мы прождали медиков три часа. У нас четыре человека в тяжелом состоянии, а они отправили всего одну карету. Через час приехала вторая. Чем они думали, когда на вызов о том, что на Чарыне прошел сель, отправили так мало машин? — задается вопросом Мадина.

Гид объяснила, что помимо них в нацпарк приехали около 300 туристов, и даже больше. Вся парковка была заполнена автобусами и машинами.

МЧС говорит, что там не было много людей, потому что, когда спасатели добрались до Чарына, все туристы разъехались и остался только наш автобус. Служба спасения приехала примерно через час после селя, — пояснила она.

Кровь, камни, вода, смерть - гид рассказала о трагедии в Чарыне
Мадина перенесла две операции после трагедии на Чарыне.

Я спасла детей, а дети спасли меня

Как рассказывает Мадина, когда они с детьми стояли под камнем и держались друг за друга, она на секунду подумала, что не сможет выстоять еще одну волну. Ни физически, ни морально. Вода поднялась максимально, напор был сильный. Она была готова отпустить руки, упасть, удариться об камень и скорее всего умереть.

— Единственное, что мне вернуло силы, это крики: держите моих детей! Кто смог, тот удержал. В этот момент один из мальчишек закричал мне: Апай, помоги мне, я не хочу умирать, я хочу жить! Сейчас меня снесёт, я больше не могу. Не дайте мне умереть! В этот момент я собралась и сказала ему: Ты же — мужчина! Держись, ты должен себя и меня спасти! Я же — девочка! Потерпи! Сейчас это закончится!

Я так сказала потому, что, когда мы только подходили к лестнице, ведущей на Чарын, мальчишки несли мои пакеты и говорили: Апай, давайте понесем, вы же — девочка! Я спасла детей, а дети спасли меня, — рассказывает девушка.

Почему те, кто снимал видео, не кричали, что нужно спасаться

— В этот момент мы изо всех сил кричали и просили о помощи. Помогите, сделайте что-нибудь. Я их всех сначала возненавидела и думала, что они — жестокие люди. Но потом я поняла, что они не могли ничем помочь. Шум воды был очень сильный. Зайти в сель? Нет, их бы снесло. Позвонить кому-то? Там нет связи. Там не было штатных спасателей. Невозможно было добраться до нас. 

Кровь, камни, вода, смерть - гид рассказала о трагедии в Чарыне
Грязе-селевой поток на Чарыне 29 мая.

Многие согласятся, что трагедия на Чарынском каньоне — это стихийное бедствие, в результате которого погибли и пострадали люди. Вопросов остается много. Например, почему в потенциально опасном месте, где проходит высохшее русло реки, проложена туристическая тропа? На что идут деньги от экосборов, когда элементарно некому разъяснить технику безопасности? Почему нет указателей и штатных спасателей? Почему на место ЧП отправили так мало карет скорой помощи? И где же справедливость: кому-то — награды, а кому-то — уголовная ответственность за спасение детей?

Мадина не знает, сможет ли она когда-нибудь ещё повести группу на Чарын. Пока боль от пережитого настолько сильна, что девушка даже думать не может о том, чтобы отправиться в самое красивое место Казахстана.

Orda.kz следит за развитием событий…

Поделиться: