А вы знаете, что в трейлерах к фильмам «Капитан Марвел», «Щелкунчик», «Человек-муравей», «Мулан», «Соник», «Том и Джерри» звучит музыка нашего соотечественника?

Что значит быть современным композитором? В интервью корреспонденту Orda.kz Сергей Азбель рассказал, как создаётся музыка для трейлеров всемирно известных фильмов, почему он вернулся из США в Казахстан и о каких наградах мечтает.

В каких трейлерах или известных компьютерных играх звучали ваши композиции?

 – Моя музыка лицензирована для трейлеров к фильмам «Капитан Марвел», «Щелкунчик», «Человек-муравей», «Мулан», «Алита: Боевой ангел»; детских – «Соник», «Том и Джерри». Словом, я много участвовал в проектах уровня 3 А – высокобюджетных фильмах. Также мои композиции звучали в трейлерах к фильмам на Netflix, Hulu, Disney+, в играх Destiny и Call of Duty. Моя музыка звучит в шоу и передачах на каналах BBС, 5+, National Geographic, Sience, Discovery.

Почему вы остановились на музыке для трейлеров, а не для фильмов?

– Одно время я пытался пробиться в кино-индустрию. Был огромный интерес. Но работа кино-композитора предполагает взаимоотношения с режиссером и продюсером. Успешного взаимодействия ни с кем из наших не получилось. Я искал, как себя реализовать, оставаясь связанным с кино. И нашел ответ — трейлер-композитор. Это тот, кто заинтересовывает людей пойти на тот или иной фильм. И я не прогадал. Постоянные эксперименты, поиск нового звука и идей. Все это есть в трейлерной музыке. Через пару лет я добился хороших результатов.

Вы работаете в сфере продакшн-музыки. Объясните, что это такое?

– Продакш-музыка – это музыка, произведённая для размещения в аудио-визуальном произведении. Это то, что мы слышим в новостных программах, развлекательных передачах, фильмах и промо-роликах на телевидении. Она не пишется специально для этих программ, а издается на лейблах, через которые потом попадает на ТВ. Также я занимаюсь экспериментами в звуковом дизайне. Из звука шагов или падающего элемента могу сделать музыкальную композицию, которая будет лицензирована для криминального сериала или фильма ужасов.

Все, что звучит вокруг, может быть музыкой, может создавать атмосферу и настроение в треке.

Расскажите, что повлияло на ваш выбор профессии? Вы из музыкальной семьи?

– В моей семье нет профессиональных музыкантов, но мой дед был очень музыкальным, играл на разных народных инструментах. В детстве мы с друзьями собирались дома. Дед играл на баяне, а мы плясали и водили хоровод вокруг него. Благодаря деду и родителям я и стал музыкантом. Когда мы были детьми, он купил всем внукам пианино, чтобы мы приобщались к музыке. Я поступил в музыкальную школу, но занимался не очень охотно.

А в 16 лет случилась метаморфоза, трансформация. Я попал на протестанское богослужение. Услышал там музыкальную группу и захотел заниматься музыкой.

Поступил в колледж на класс фортепиано. А на втором курсе перевелся на джазовый факультет.

Композитор из Алматы пишет музыку для Netflix, Marvel и Disney

Почему именно джаз?

– У нас в колледже на третьем этаже было отделение общего фортепиано и класс джазового фортепиано. Я каждый день слышал звуки джаза и импровизации. И меня это увлекало и захватывало. Мои родители и педагог не оценили мою идею, но после серьезных разборок и проблем я все-таки сделал это.

А что было потом? Как складывалась ваша карьера?

– Потом были джазовые коллективы, выступления в джазовых клубах, на фестивалях. Мне выпало счастье выступать в составе группы Жанны Сатаровой. Потом появился первый компьютер. И я увлекся электронной музыкой и аранжировкой. По мере взросления и расширения кругозора заинтересовался оркестровой и кино-музыкой. Чем сейчас и продолжаю заниматься.

То есть вы больше нигде не учились?

– Ремеслу композитора профессионально я нигде не обучался, но после колледжа был большой и безостановочный процесс самообразования. Когда есть интерес, ты можешь черпать информацию где угодно. Наше музыкальное образование дало мне хорошие знания. Затем я брал уроки оркестровки, проходил онлайн-курсы в Berkley College of Music по композиции и оркестровке для кино и телевидения, изучал работы советских композиторов. В колледже были отличные учителя, которые научили меня многому, что помогло мне впоследствии. Я чувствую и слышу музыкальный профессиональный опыт, который сидит внутри меня, и перекладываю его в композиции.

Над чем вы работаете сейчас?

– Я делаю экспериментальный альбом — совмещаю звучание рока с оркестровыми элементами и звуковым дизайном. Стараюсь привлекать лучших гитаристов. Они делают мою музыку лучше. Также есть запрос на современный скрипичный альбом. Эта музыка будет в документальных сериалах, фильмах и промо-роликах.

Композитор из Алматы пишет музыку для Netflix, Marvel и Disney

Участие в конкурсах сегодня актуально или уже нет необходимости доказывать свой профессионализм?

– В 2017 году участвовал в онлайн-конкурсе голливудского композитора Тома Холкенборга (Thomas Holkenborg), его сценический псевдоним Junkie XL. Он долго был правой рукой Ханса Циммера, работал в его продакшн-компании, занимался звуком в его последних фильмах. В конкурсе участвовало около 600 композиторов. Было отслушано около семи часов музыки. К своему удивлению, я занял первое место. И наградой была личная встреча с Томом. Обычно такие конкурсы проводятся с целью отыскать новые таланты и идеи и затем сотрудничать. Так и случилось, мне предложили стать частью команды Тома. Но мне это было не интересно. Я не хотел быть привязан к одному месту. На Западе карьера складывается так: чтобы добиться успеха в Голливуде, ты должен пройти все этапы: от учебного заведения до ассистента известного композитора. И лишь потом тебе доверят серьезный проект. Поэтому там все нужно делать вовремя. Встроиться, пропустив какой-либо этап, очень сложно. Ни один режиссер не возьмет неизвестного композитора, даже мега-талантливого. Ему не доверят проект, потому что это огромные бюджеты. Я выбрал путь трейлер-композитора. Там ты принадлежишь себе, пишешь, что хочешь, хоть и в рамках жанра, но не привязан к месту. А в киноиндустрии ты должен быть в Нью-Йорке, Лос-Анджелесе или в Лондоне – это центры современного кино.

Когда вы выиграли конкурс, то отправились в США. Почему вы вернулись?

– Я должен был попробовать, но через два года мы с семьей вернулись. Причин много. Были трудности у ребенка из-за чужой языковой среды. Кроме того, сложно получить квалифицированную медицинскую помощь в необходимый момент из-за дорогостоящей системы медстрахования. Тоска по дому и родственникам сподвигла нас вернуться. В Алматы, конечно, беспокоит вопрос экологии, загрязненности воздуха. Ужасные ощущения, когда приезжаешь с побережья океана и видишь сажу на подоконниках и угольные ТЭЦ.

Ваша музыка звучит в разных странах мира, в кинотеатрах, по телевизору. Как вы считаете, какова миссия композитора в современном мире?

– Современные композиторы – это ремесло, работа. Творческие проекты для души – это совершенно другое, момент, когда ты можешь вдохнуть воздуха и передохнуть от потока музыки. Композиторы в глобальном смысле этого слова — Бах, Моцарт, Дебюсси. Это гении, поцелованные Всевышним. В них есть частичка Бога, любовь, что-то прекрасное. Их главная задача – поделиться этим с миром. Бах говорил, что его музыка боговдохновенна. Он чувствует божественное дуновение. Вообще творческий процесс любого композитора – это воплощение эмоций и чувств в музыке.

Кто ваш любимый композитор?

– Сергей Рахманинов. Слушаю многих – от Скрябина и Шостаковича до Coldplay и Radiohead. Русская академическая школа вызывает у меня благоговение. Люблю Джона Уильямса, лучшего композитора Ханса Циммера, Гарри-Грейсона Уильямса.

Что для вас музыка?

 – Об этом хорошо сказал Стравинский. По его мнению, люди делятся на три типа: те, кто не любит музыку, но хорошо ее понимает – это композиторы; те, кто любит музыку, но ее не понимает – это обыватели; и те, кто не любит музыку и ее не понимает – это музыковеды. Я себя отношу к первому типу: я уже не люблю музыку, но хорошо ее понимаю. (смеется) Она для меня — больше работа и ремесло. И лишь в перерывах могу сесть и написать что-то для себя. Музыка для меня – хобби и работа одновременно.

Композитор из Алматы пишет музыку для Netflix, Marvel и Disney

Что вы думаете о музыкальной культуре в Казахстане и потенциале казахстанцев в этой сфере?

– В Казахстане поп-культура нацелена на той-индустрию. Все продюсируется так, чтобы было востребовано на корпоративах и тоях, размах которых известен в мире. Влияет и маленькое население, замкнутое пространство, отдаленность от Европы и культурных развитых стран. В последние два года я немного выпал из нашего музыкального пространства, но до моего отъезда в Алматы музыкальная жизнь была очень разнообразна. Это и рэп-культура, и рок, андерграунд, джазовая тусовка, академические круги. Казахи очень талантливы в музыкальном плане. И подтверждений тому много — Иманбек, Димаш, Jah Khalib, Скриптонит, Молданазар, Buhar Jerreau. Эти имена у всех на слуху и за пределами Казахстана. Мои знакомые из России говорят, что наши казахи «рвут».

А вы мечтаете о профессиональных победах, наградах или мировом признании?

– Надеюсь, что когда-нибудь моя работа будет оценена высшими наградами в продакшн-музыке. Недавно мы с товарищем были номинированы на премию The Mark Awards за лучший саундтрек к трейлеру, но не победили. Там были топовые композиторы. Главную награду забрал Инон Зур. Вообще, каждое размещение моей музыки в топовом фильме – это мини-награда. Там большая конкуренция. И когда ты попадаешь в такой проект, это своего рода победа. Это значит, что твоя композиция была выбрана из тысячи трэков. Продюсеры оценили твою музыку на уровне самого фильма. Когда твоя музыка представляет сам фильм в кинотеатрах по всему миру, это дорогого стоит.

Поделиться: