ORDA. в день рождения Кунаева вспоминает занимательные отрывки из статей прошлого о жизни Динмухамеда Ахмедовича. В том числе об их отношениях с его преемником Нурсултаном Назарбаевым.

Сегодня, 12 января, Динмухамеду Ахмедовичу Кунаеву исполнилось бы 109 лет.

Первый руководитель Службы охраны президента, экс-председатель КНБ Амангельды Шабдарбаев в своей книге воспоминаний «Выбор, который я сделал» рассказал об отношениях между выдающимся госдеятелем Динмухамедом Кунаевым и экс-президентом Нурсултаном Назарбаевым.

Шабдарбаев в свое время руководил службой охраны Кунаева, затем Назарбаева.

«Вопреки распространенному мнению отношения между Кунаевым и Назарбаевым были не такими однозначными, как сейчас принято считать».

Со свойственной ему сдержанностью Кунаев никогда не говорил об этом открыто, но всегда видел в Нурсултане Абишевиче наиболее подготовленного преемника. Даже после критики в свой адрес они продолжали между собой с супругой называть его «бала» и относились, как к сыну.

«А когда после известного конфликта Зухра Шариповна [супруга Кунаева] расстроилась, Кунаев успокоил ее, сказав: «Ничего страшного, он просто погорячился», и не давал ей говорить о нем плохо».

Журналист Лиза Бричкина в своей статье, опубликованной в журнале «Профиль» 6 декабря 1999 года отмечала, что Кунаев «старел и боялся, что его попытаются скинуть», и он решил сломать существующую систему, заменив казахское «боярство» (родовую знать) «дворянством» – служилыми людьми, выбранными по принципу личной преданности».

«Кунаев сделал ставку на пришлых казахов, не встроенных в родо-племенную систему и жузовую элиту… Так Назарбаев попал в ближний круг Кунаева. В 1981 году, когда Кунаев отмечал свое 70-летие, Назарбаев уже настолько выдвинулся из его окружения, что Кунаев во время юбилейного застолья назвал Назарбаева сыном».

В той же статье, в которой автор поднимает биографию деятеля, «добровольно уходить Кунаев не хотел, заявив, что его поддерживает народ и он будет по-прежнему править. Тогда Горбачев решил снять его на очередном партсъезде Казахстана, который должен был пройти в начале 1986 года».

«Палачом Кунаева, по замыслу Горбачева, должен был стать Назарбаев, один из главных претендентов на пост казахского первого секретаря. Назарбаев должен был с трибуны партсъезда «разоблачить» Кунаева и тем самым дать сигнал к перевороту».

«Назарбаев расстарался, – пишет Лиза Бричкина. – В первый же день съезда он открыто обвинил своего вчерашнего покровителя в развале республиканской экономики. И даже назвал родного брата Кунаева, Аскара, тогда президента казахской Академии наук, алкоголиком. (Кстати, и после отставки Кунаева Назарбаев не оставил бывшего шефа в покое. Он откопал где-то старые анкеты Кунаева, который до 1949 года в графе «национальность» писал «татарин».)».

Однако «остальные делегаты Назарбаева не поддержали».

«Вечером заворготделом ЦК Компартии Казахстана Султанов по поручению Кунаева провел работу в кулуарах съезда, и на следующий день началась совсем другая песня. Славословия в честь Кунаева перешли все мыслимые пределы. Попытка переворота провалилась, и Кунаева единогласно переизбрали на пост первого секретаря ЦК КП Казахстана. Поняв, к чему все идет, Назарбаев тоже проголосовал «за», – пишет Бричкина.

Сам Назарбаев уже после отставки Кунаева в интервью журналу «Дружба народов» в 1987 году заявил:

 «Не случайно же экстремистски настроенные молодчики смогли в декабре прошлого года увлечь за собой социально нездоровую часть студенческой молодежи, не знающей жизни, не имеющей ни иммунитета к провокационным слухам и лозунгам, ни трудовой закалки».

А спустя три года, в 1990 году в газете «Экспресс-хроника» Назарбаев продолжил ту же риторику:

 «Какие трагические события? Самое настоящее хулиганство было восемнадцатого числа. Милиционеров били, забрасывали камнями. Мы-то сейчас не говорим об этом. Среди раненых милиционеров и солдат было больше, чем этих…»

Только в 1999 году в интервью государственным телеканалам Елбасы заявил, что на похоронах жены Кунаева, Зухры Шариповны, они встретились и «по-казахски обнялись». По словам Назарбаева, Кунаев тогда ему тихо на ухо сказал «Ты меня прости, если что».

К 90-летию Динмухамеда Кунаева в 2002 году в Алматы открыли его дом-музей, где побывала журналист NewTimes.kz Зитта Султанбаева и записала интервью с племянницей государственного деятеля и по совместительству директором музея Жаннет Серикбаевой, а также племянником Диаром Кунаевым.

«Я постоянно бывал у них с самого детства, приходил на все праздники и дни рождения. Близко с Димашем Ахмедовичем контактировали я и мой брат Эльдар. У них детей не было, поэтому мы были очень близки. Когда Димаш Ахмедович вышел на пенсию, Олжас Сулейменов подал ему идею написать воспоминания», – рассказывает он.

Диар Кунаев рассказал, как Димаш Ахмедович писал, выдавая огромными стопками тексты, а племянник набирал их на печатной машинке. В своей книге он анализировал свой путь, признавая и ошибки, и преступления Сталина.

«Оправданий себе не ищу, решения принимал правильные и неправильные: были ошибки и удачи. Но одно знаю точно: нельзя много времени быть во главе. Теряется чутье к окружающим тебя лицам, свежих мыслей не понимаешь или не принимаешь, перестаешь быть критичным по отношению к себе. Делаешь неизбежные промахи, и более всего в кадровой политике. Окружать себя надо не поклонниками, а умами, трансформирующими идеи», – говорил в сентябре 1987 года уже отошедший от политики Кунаев.

Аким Жамбылской области Бердибек Сапарбаев поручил рассмотреть предложение об установке в Таразе памятника Кунаеву к его 110-летию в 2022 году, сообщает «Знамя труда».