Почему лица с инвалидностью холодно восприняли новый законопроект об улучшении качества их жизни, выяснял корреспондент Orda.kz

Депутаты Мажилиса одобрили в первом чтении поправки в законопроект, которые они сами же и инициировали.

Что изменится?

Первым делом законодатели решили заменить термин «инвалид» на более мягкий вариант – «лицо с инвалидностью». Теперь правильнее будет говорить не «слепой», а «лицо с полной потерей зрения», не «немой», а «лицо с полной потерей речи». Ну и так далее.

Новые правила закрепляют право лиц с инвалидностью обслуживаться вне очереди в медицинских учреждениях, увеличивают количество такси, адаптированных для людей с инвалидностью (так называемые инватакси). До сих пор одна такая машина приходилась на 30 обычных такси, а поправки увеличили их количество в три раза: теперь соотношение должно стать 1:10.

Как казахстанские депутаты (не) заботятся об инвалидах
Индивидуальный помощник инвалида 1-й группы за работой. Фото qazetavechorka.ru

Правда, вызвать инватакси по-прежнему можно будет лишь за 24 часа до поездки. Сопровождающим детей с инвалидностью в санатории будет компенсироваться 70% стоимости путёвки. А для инвалидов третьей группы услуги нотариусов станут бесплатными.

Законопроект предполагает расширение компетенции органов социальной защиты и здравоохранения. Также с его принятием должны расшириться возможности назначения внештатных советников по вопросам инвалидности для министров, районных и городских акимов всех уровней. Норматив открытия психолого-медико-педагогических консультаций будет снижен с одной на 60 тысяч детей до одной на 50 тысяч. В поправках появляется новый термин — «абилитация», который подразумевает формирование и развитие у лиц с инвалидностью способностей к бытовой, общественной и профессиональной деятельности.

Кроме того, поправки затрагивают тему социальных услуг и бесплатной медпомощи иностранцам и лицам без гражданства, ставшим жертвами торговли людьми в Казахстане.

По словам разработчиков нового законопроекта, на его реализацию планируется выделить 5,9 млрд тенге в пределах средств, предусмотренных в республиканском бюджете на 2022-2024 годы. Также часть бюджета пойдет на создание интернет-ресурсов о соблюдении интересов лиц с инвалидностью и размещение информации на веб-портале «электронного правительства».

Глас народа

Корреспондент Orda.kz обратился за комментариями к руководителям общественных объединений по защите прав инвалидов, чтобы узнать их мнение о новых поправках в закон.

«Я сама инвалид 2-й группы, и мне безразлично, как меня называют – «лицо с ограниченными возможностями», «инвалидом» или «особенным человеком». Это всего лишь терминология. Важнее реальная социальная и материальная поддержка, соблюдение прав особенных граждан на деле, а не на бумаге. Я испытала шок, когда узнала, что на реализацию нового законопроекта планируют выделить 5,9 миллиарда тенге. Лучше бы на эти деньги депутаты и чиновники купили лекарства и инвалидные коляски тем, кто остро в них нуждается, чем тратить их на разработку и внедрение поправок. Я ежемесячно получаю пособие по инвалидности в размере 55 108 тенге, и мне его не хватает. Если бы не муж, я бы давно умерла с голода. Я за свой счёт покупаю лекарства, которые не входят в ГОБМП, а эта сумма значительно превышает мою пенсию», — говорит президент казахстанского Фонда содействия пациентам больным рассеянным склерозом Татьяна Ермаш.

По ее словам, новый законопроект никак не может повысить качество жизни граждан с ограниченными возможностями.

Как казахстанские депутаты (не) заботятся об инвалидах
Татьяна Ермаш. Фото из личного архива

«Так почему же депутаты не повышают размеры пособий, а вместо этого предлагают увеличить число внештатных советников акимов и министров по вопросам инвалидности? Почему они не защищают права индивидуальных помощников инвалидов 1-й группы, у которых мизерная зарплата, нет пенсионных отчислений и трудового отпуска? А вместо этого они предлагают потратить бюджетные деньги на создание непонятных интернет- ресурсов», — возмущается инвалид 1-й группы с детства, директор фонда «Независимость — Лучший Подарок» Ернар Сарсеев.

Как казахстанские депутаты (не) заботятся об инвалидах
Ернар Сарсеев. Фото из личного архива

Ему непонятно, почему дотации на путевки в санатории дают тем, кто сопровождает детей-инвалидов, а помощникам взрослых инвалидов скидка в 70% не положена. Взрослые колясочники тоже не могут обойтись без сопровождения. По словам Сарсеева, в Казахстане Конституция гарантирует равноправие граждан, а на деле происходит дискриминация инвалидов. Доступный общественный транспорт и инклюзивная городская инфраструктура – вот, что требуется лицам с ограниченными возможностями. «И я не пойму, почему инвалидам перестали предоставлять бесплатное жильё в последнее время?» — отмечает он.

Поправки решат лишь малую часть проблем

Инвалид 2-й группы, председатель общественного объединения по правам людей с инвалидностью Вениамин Алаев считает, что с точки зрения соблюдения прав человека в Казахстане, принятие новых поправок — это хороший шаг. Он видит в замене старых понятий «слепой», «глухой», «немой» и «ребёнок- инвалид» освобождение от дискриминации хотя бы в терминологии.

Как казахстанские депутаты (не) заботятся об инвалидах
Вениамин Алаев. Фото из личного архива

«Это само по себе здорово, поскольку только у нас лиц с ограниченными возможностями называют до сих пор калеками и инвалидами. Или другой пример — право особенных людей на первоочередное обслуживание в медучреждениях. Всегда было неписаное правило — пропускать их вперёд, но теперь его закрепят законодательно», — говорит Алаев.

Однако, по мнению Алаева, новые поправки не улучшат качество жизни особенных людей в разы, потому что они решают только малую часть их проблем. Люди с инвалидностью остаются одной из самых дискриминируемых и самых бедных групп населения в Казахстане.

«По закону мы должны получать бесплатную юридическую поддержку. Например, в городской коллегии адвокатов. И мы её получаем. Вопрос в качестве этих услуг и желании адвокатов и юристов работать по нашим вопросам. Они не отказываются работать с нами, но и не выкладываются на 100%», — рассуждает Алаев.

Правозащитник обращает внимание, что некоторые проблемы требуют комплексного решения. Например, доступное инклюзивное образование – это очень хорошо. Но всё ещё остро стоит вопрос защиты прав учащихся и дефицита педагогических кадров.

«В Алматы нет проблем с доступностью общеобразовательных школ, коррекционных детских садов и школ-интернатов для детей с инвалидностью. Проблема другая — в дефиците опытных педагогов. Всё дело в воплощении реформ: если читать законы, то мы видим реформы, а на деле ситуация меняется незначительно», — отмечает Алаев.

Поделиться: