У велокоманды «Astana Pro Team» появится новый владелец из Канады. Генеральный партнер «Самрук-Қазына» сократит финансирование на 50 процентов. Велокоманда ставит задачу выйти на самофинансирование.

ORDA. разбиралась, как обстоят дела с финансированием казахстанского спорта.

В Казахстане профессиональный спорт финансируется из двух госисточников: средства на содержание национальных сборных команд из республиканского бюджета поступают в распоряжение НОК, профессиональные клубы финансируются акиматами.

Расходы из местных бюджетов значительно превышают бюджет национальных команд, на содержание которых НОК в течение двух лет получил около 20 млрд тенге. Спортивные расходы в регионах в этом году составят 130 млрд тенге.

В сентябре Глава государства предложил перенаправить спортивные бюджеты регионов на массовый спорт вместо финансирования профессиональных (в основном футбольных) клубов. Он призвал обратить внимание на спортивный потенциал подрастающего поколения: в условиях дефицита финансовых средств нет смысла содержать профессиональные спортивные клубы полностью за государственный счет.

«Миллиарды средств из бюджета государственных и квазигосударственных компаний расходуются неэффективно. Приоритет нужно отдать массовому спорту, физкультуре и детям», – сказал он.

По словам акима Кызылординской области Гульшары Абдыкаликовой, в Казахстане сфера физкультуры и спорта финансируется по остаточному принципу и занимает лишь 1,4 процента от ВВП.

«При планировании средств на местах имеется дисбаланс. Треть от этих бюджетов, а где-то и половина уходит на финансирование футбола. Поэтому целесообразно предусмотреть лимиты на финансирование по приоритетным видам спорта на законодательном уровне», – предложила она.

Абдыкаликова сообщила, что в стране не хватает 600 тысяч квадратных метров спортивных площадок.

«Только треть населения Казахстана занимается спортом, тогда как в европейских странах, Канаде, Австралии и Японии этот показатель достиг 60 процентов. В Алматинской, Костанайской областях были закрыты детско-юношеские клубы. В Алматы их вовсе нет. 27 процентов школ не имеют спортзалов. Где детям заниматься спортом? К сожалению, нам не удалось возвести здоровый образ жизни в число приоритетных направлений», – заключила аким.

Модель госфинансирования профессиональных атлетов, привычная для Казахстана и России, совершенно не актуальна для других стран.

«Газпром» можно смело считать главным спонсором всего мирового спорта. На территории постсоветского пространства равных этой российской транснациональной энергетической компании нет. Учитывая, что более 50 процентов акций «Газпрома» принадлежат государству, можно утверждать, что руководство России занимается финансированием многих спортивных проектов.

На содержание питерского ФК «Зенит» выделяется самая большая сумма. Ежегодно команде выделяется 100 миллионов евро при общем бюджете клуба в 160 млн евро. За спонсорское соглашение с немецким футбольным клубом «Шальке 04» российские энергетики выложили 250 млн евро. Их договор рассчитан на пять лет, поэтому в год гельзенкирхенцы получают примерно по 50 млн евро. Каждый год «Газпром» перечисляет в УЕФА и ФИФА по 40 млн евро, что позволяет компании быть титульным спонсором Лиги чемпионов. Газовый монополист содержит два волейбольных «Зенита» – из Казани и Санкт-Петербурга, одноименный баскетбольный питерский коллектив, футзальную «Югру», финансирует проекты по настольному теннису, автогонкам, велоспорту и хоккею. Ежегодные финансовые вливания «Газпрома» и аффилированных с ним компаний составляют около миллиарда евро.

В Казахстане роль местного «Газпрома» выполняет «Самрук-Казына», обеспечивающий безбедное существование футбольной и баскетбольной «Астаны», хоккейного «Барыса» и велокоманды Astana Pro Team.

Законодательство большинства европейских стран не предусматривает финансирование спорта из госказны. Например, в Германии, где нет минспорта, невозможно купить футбольную команду, потому что в каждом клубе страны пятидесятью процентами и одной акцией владеют зарегистрированные болельщики.

Львиную долю прибыли команды Бундеслиги извлекают из продажи билетов, атрибутики, прав на телетрансляции, международных выступлений и трансферов. Инвесторы могут вкладывать в содержание клуба не более половины бюджета. Они, в отличие от «Газпрома» или «Самрук-Казыны», не имеют права влиять на трансферную политику клуба или премировать футболистов.

В Великобритании деньги выделяют лишь на те виды спорта, где есть шанс получить медали. Без какого-либо госфинансирования работает Олимпийский комитет США (USOS). Организация получает доходы от спонсоров и перераспределяет эти средства между отдельными спортивными федерациями. Принцип распределения финансирования прост: кто выигрывает медали, тот и получает больше денег.

Игра миллионов

В этом году на содержание 12 профессиональных футбольных клубов в Казахстане было выделено 23 млрд тенге.

Как финансируется казахстанский спорт
Объем планируемых (выделенных) средств из местных бюджетов профессиональным футбольным клубам в 2020 году (источник: Goszakup.gov.kz)
  • * – основная часть бюджета футбольного клуба обеспечивается частными учредителями
  • **­ – основная часть бюджета футбольного клуба пополняется средствами ФНБ «Самрук-Казына»

Футбольные клубы по-прежнему забирают значительную часть спортивного бюджета регионов, несмотря на действующий с 2018 года Закон «О внесении изменений и дополнений в некоторые законодательные акты РК по вопросам физкультуры и спорта». Он предусматривает ранжирование видов спорта с последующим их делением на группы по степени приоритетности, от чего зависят объемы выделяемых бюджетных денег. Тогда же министр Арыстанбек Мухамедиулы приказом отправил футбол в группу С, где собраны виды спорта с «наименьшим уровнем потенциала».

Вопрос о том, насколько приемлемо госфинансирование профессиональных футбольных клубов, в последние годы встал особенно остро. На интернет-форумах и в соцсетях то и дело возникают жаркие дискуссии по этому поводу. Одна сторона апеллирует к практике ведущих футбольных держав, где «игра миллионов» давно превратилась в высокодоходный вид шоу-индустрии с полным либо минимальным участием государства. Оппоненты же утверждают, что в Казахстане совершенно другие условия и возможности и, если лишить клубы господдержки, то национальный чемпионат попросту зачахнет.

Те, кто выступают за сохранение госфинансирования футбольных клубов, а это в основном их болельщики, предлагают давать им деньги при соблюдении двух условий. Первое – клубы обязаны обеспечить максимально полную прозрачность своих бюджетов. Второе – они должны начать зарабатывать сами, чтобы добиться хотя бы частичной окупаемости выделяемых денежных средств.

В этом году ФК «Кайрат» получил от государства 900 млн тенге, и это меньше, чем у любого другого представителя КПЛ. Основную финансовую лямку «народной команды» тянет на себе председатель наблюдательного совета клуба Кайрат Боранбаев, владеющий 100 процентами акций алматинского клуба.

Однако в пресс-службе команды заявили, что «Кайрат» на данный момент является единственным частным ФК, финансируемым, соответственно, не государством, а частным инвестором.

По словам медиа-офицера «Кайрата» Аяна Несипбекова, клуб зарабатывает самостоятельно: на рекламе, трансферах игроков, брендированной атрибутике, продаже билетов и абонементов (не в данный период карантина).

«В этом году из-за пандемии финансовые поступления из-за запрета публичных спортивных мероприятий значительно сократились, и еще предстоит оценить экономический ущерб от пандемии и карантинных мер защиты, которые были необходимы для предотвращения распространения коронавируса. Что касается информации о наших расходах: так как мы являемся частным коммерческим клубом, мы оставляем за собой право о распространении или нераспространении нашей коммерческой и финансовой информации», – отметил он.

Спортивный журналист Александр Ляхов выступает против действующей системы финансирования футбола.

«Деньги, выделяемые государством на футбол, должны идти на финансирование детско-юношеского футбола, а не на покупку известных дорогостоящих игроков. Именно благодаря легионерам осуществляются самые большие откаты», – заявил он.

Ляхов критикует отсутствие бюджетной прозрачности клубов, которые не предоставляют полной информации о том, на что тратятся деньги, в частности, о контрактах футболистов, называя эти данные секретными.

«Если клубы не готовы отчитываться о том, на что уходят деньги из бюджета, значит что-то не чисто в распределении этих средств», – считает журналист.

Среди топ-20 лиг самое низкое соотношение зарплаты к доходам по-прежнему сохраняется в немецком клубном футболе (на уровне 53 процентов). В противоположность – в Израиле, Казахстане, Турции и России фонды зарплаты составляют в среднем от 70 до 80 процентов доходов, а клубы Греции и Украины тратят на зарплаты почти 100 процентов своих доходов.

Учитывая то, что другие, по большей части фиксированные операционные расходы, обычно составляют от 33 до 40 процентов доходов, отношение зарплаты к доходам на уровне более 70 процентов приведет к чистым убыткам, если не будет компенсировано существенной прибылью от трансферов. Вот почему этот показатель относится к индикаторам риска в Регламенте УЕФА по клубному лицензированию и финансовому «фэйр-плей».

По словам генсека Казахстанской федерации футбола Азамата Айтхожина, клубы не готовы к тому, чтобы полностью перейти на частное финансирование.

«Они пытаются зарабатывать какие-то средства, подписывая различные спонсорские соглашения, но этого пока недостаточно», – заявил он.

Футбольные клубы ежегодно получают существенные деньги из госбюджета, но, очевидно, что инфраструктура не получает достаточного внимания и финансирования для обеспечения потребности этого вида спорта.

Поделиться: