Послание президента становится бестселлером – его рвут на цитаты, ругают, хвалят, связывают надежды, подсчитывают обещанное. Автор Orda.kz кандидат исторических наук Асылбек Бисенбаев обратил внимание на одну из самых стабильных тем, которую не забывали упомянуть ни в одном из предыдущих посланий народу казахстанские президенты.

Речь идёт о речи, то есть о казахском языке. Уже который год выделяются проблемы: с одной стороны нужно развивать казахский язык, с другой – нельзя препятствовать русскому языку. В библии приводятся слова Иисуса Христа о том, что легче верблюду пройти через угольное ушко, чем богатому войти в Царство Божие. Некоторые исследователи говорят, что в этом случае имеет место неверный перевод близких по звучанию слов.

Это, к слову, дабы понимать значение языка в жизни любого человека. Президент в послании констатирует, что:

– развитие казахского языка является одним из ключевых приоритетов государственной политики. Мы достигли в этом серьёзных результатов. Казахский язык по праву становится языком образования и науки, культуры и делопроизводства. В целом он последовательно расширяет сферу своего применения. Это закономерное явление. Поэтому нет оснований говорить об ущемлённом положении казахского языка.

Тогда почему же появляются «языковые патрули» и массовое недовольство положением казахского языка? Можем ли мы констатировать, что государство приложило гигантские усилия для возрождения казахского языка? Моё личное мнение – категорическое нет.

Язык вне закона: почему не говорим на казахском
Фото сайта rusvesna.su

Приведу несколько примеров. Существуют ономастические комиссии разного уровня.  Республиканская ономастическая комиссия при Правительстве Республики Казахстан

«вырабатывает предложения по формированию единых подходов по наименованию и переименованию административно-территориальных единиц, составных частей населённых пунктов, аэропортов, портов, железнодорожных вокзалов, железнодорожных станций, станций метрополитена, автовокзалов, автостанций, физико-географических и других объектов государственной собственности на территории Республики Казахстан, уточнению и изменению транскрипции их наименований, и присвоению собственных имён лиц государственным юридическим лицам, юридическим лицам с участием государства, а также восстановлению и сохранению исторических названий как составной части историко-культурного наследия Республики Казахстан».

Прямо скажем, что переименование некоторых улиц вызывает даже не недоумения, а культурный шок. Помню, много лет назад в каждом казахстанском городе (и не только) были улицы Ленина, Кирова, Калинина, Свердлова. Теперь в каждом городе есть улицы Абылай-хана,  Букейханова, Байтурсынова. Добавились улицы Н. Назарбаева. При этом в Алматы так и остались улицы Айвазовского, Огарева, Баха, Бедного…

Идёт спор о переименовании Петропавловска и Павлодара. Но почему-то никому не пришло в голову вернуть Уральску исконное название – Жаик, а Кызылорде – Акмечеть. Названия станций метро тоже вызывают вопросы, поскольку совершенно непонятен принцип присвоения наименований. Во всех странах это определение места нахождения. А у нас не так. У нас свой путь, на котором можно заблудиться.  О чём говорит название станции «Алмалы»? А ведь рядом есть театр оперы и балета имени Абая. Или «Байконур». Для алматинцев – кинотеатр в «Орбите». Можно было назвать эту станцию «Дворец спорта имени Балуана Шолака». Станция «Жибек жолы» находится на улице Гоголя.

Происходит и «совершенствование» самого языка. Но почему-то это также вызывает вопросы. Перевели слово «класс», которое используется во всех языках. Или вертолёт стал «тікұшақ» – прямолетающим. Но если не нравится «вертолёт», то есть международное «геликоптер». Кстати, турки используют его. Как многие другие технические и научные термины. Но на казахский язык не перевели множество других понятий.

Язык вне закона: почему не говорим на казахском
Фото сайта nv.kz

До настоящего времени нет правильного написания фамилий граждан.  Встречаются порой десяток вариантов написаний одной и той же фамилии. Как записал сто лет назад писарь на слух, так и осталось даже после тридцати лет независимости. Примеры не привожу – просто откройте свои паспорта и увидите всю гамму «казахских» фамилий!

Вопрос с переходом на латиницу – это уже многолетняя трагикомедия. Нет утверждённого алфавита и правил написания. Причём эта «работа» сопровождалась громкими коррупционными скандалами. Но всех заставили оформлять вывески и прочую «наглядную агитацию» на латинице. Нарвались на «сабиз». А теперь представьте, что утвердили всё-таки латиницу, в которой нет ныне используемых букв или другое написание слов. Даже название нашей страны проделало эволюцию, не говоря уже о других словах. И нужно будет заново делать вывески, документы и снова тратить миллионы на исправление ошибок!

Язык вне закона: почему не говорим на казахском
Фото сайта yvision.kz

Об учебниках, энциклопедиях и прочих изданиях писать не буду. Все, итак, всё знают. Ещё больше проблем с телевидением и прочим вещанием. Много лет назад дикторы ТВ, в том числе Казахского, были образцом произношения и эталоном живой речи. Сравнивая казахский язык на казахских каналах КНР и нашей страны убеждаешься в огромной разнице. Причём не в нашу пользу. Чего стоит только «Алмазный меч», хотя в оригинале знаменитого романа Ильяса Есенберлина был «Алмас кылыш» – «Заговорённый меч». Но как объяснил режиссёр фильма, сам Есенберлин неправильно перевёл название своего романа. И все в минкультуре и прочих культурных структурах с этим согласились.

Примеров и историй с приключениями казахского языка множество. Но самая главная причина расширения использования нашего языка – демография и экономика, а вовсе не государственная политика. За последние тридцать лет из Казахстана выехало несколько миллионов русскоязычных (в том числе и казахов). Изменился и национальный состав населения. Численность казахов выросла с 38 до 70 процентов. Экономический упадок привёл к массовой миграции казахского населения из аулов в города. Так что о плановой работе по развитию казахского языка говорить весьма трудно.

Язык вне закона: почему не говорим на казахском
Фото facebook.com

Инициативы по развитию казахского языка за последние годы были весьма различные. По большей части они были далеки от реализации ещё и потому, что никоим образом не учитывали другие аналогичные документы. И вот новое. На портале «Открытые НПА» в консультативном документе регуляторной политики к проекту Закона Республики Казахстан «О внесении изменений и дополнений в некоторые законодательные акты Республики Казахстан по вопросам государственной службы» предлагается следующее:

«В целях расширения применения казахского языка в государственных органах полагаем возможным установление порога на знание госязыка для поступления на госслужбу».

Как сообщают различные СМИ, Академия государственного управления разработала новый формат тестирования по казахскому языку для проверки казахстанских чиновников.

«Тест нацелен в основном на взрослую аудиторию. Он направлен на определение навыков составления последовательных текстов в научном, официальном, публицистическом стиле (докладные, аналитические) и навыков публичных выступлений».

Через тридцать лет и значительного изменения национального состава населения, а также многочисленных инициатив и потраченных денег мы подошли к тому, что положение с казахским языком не изменилось.

– Большинство государственных служащих владеют казахским языком только на уровне устной речи, не используют способы составления текста в официальном стиле и стратегии публичных официальных выступлений, – отметила в комментариях для СМИ одна из разработчиков тестирования, заведующая кабинетом обучения государственному языку Академии госуправления Назигуль Туленбергенова.

Но не будем о содержании тестов. Об этом читатель может узнать, покопавшись в Интернете. Оказывается, в настоящее время ResmiQazTest в пилотном формате тестируют на претендентах, поступающих в Академию госуправления.  Претенденты, зачисленные на обучение, но владеющие казахским языком ниже уровня B1, должны будут до начала учебного года подтянуть свой уровень до требуемого.

Так вот. Должен строго указать инициаторам. Всё это совершенно незаконно! Как же так, спросит возмущенно уважаемый читатель. А вот так – отвечу я. Чтобы было понятно, давайте припадём к толстым книгам с законами страны.

В Законе о языках (ст. 4) указывается что «Государственным языком Республики Казахстан является казахский язык».  Далее народу объяснено, что «Государственный язык – язык государственного управления, законодательства, судопроизводства и делопроизводства, действующий во всех сферах общественных отношений на всей территории государства». 

Естественно, что «Долгом каждого гражданина Республики Казахстан является овладение государственным языком, являющимся важнейшим фактором консолидации народа Казахстана».  Казалось бы, всё в порядке. Но не тут-то было. Наше государство является сторонником многовекторности не только во внешней политике, но даже в вопросах языка. Этот же закон в следующей пятой статье строго указывает, что:

«В государственных организациях и органах местного самоуправления наравне с казахским официально употребляется русский язык».

Затем следует статья 8. «Употребление языков». В ней говорится, что:

«Языком работы и делопроизводства государственных органов, организаций и органов местного самоуправления Республики Казахстан является государственный язык, наравне с казахским официально употребляется русский язык». 

Когда читаешь документы и проекты законов, даже без очков видно, что все они переведены с русского на казахский язык. Некоторые депутаты даже говорили о необходимости разработки законов, государственных программ на казахском языке. Но они наверняка запамятовали, что в законе о языках есть статья 9 –

«Язык актов государственных органов». Так вот — «Акты государственных органов разрабатываются и принимаются на государственном языке, при необходимости, их разработка может вестись на русском языке с обеспечением, по возможности, перевода на другие языки».

Таким образом можно констатировать, что такой «официальный язык» – это на деле тот же государственный язык. Поскольку, исходя из нашего закона, чиновник может исполнять свои обязанности с использованием казахского или русского языка. То есть, вести приём граждан, проводить совещания, разрабатывать законы и госпрограммы, выступать в СМИ на русском языке, не зная государственного языка. И ничего… Так говорит закон!

Язык вне закона: почему не говорим на казахском
Фото сайта 365info.kz

Как же так! – воскликнут защитники казахского языка. А вот так – отвечает наш родной закон. Чиновник может отвечать за запросы граждан на любом языке. Поступило письмо на казахском – ответ может быть на русском и наоборот. Не верите? Вот Статья 11:

«Язык ответов на обращения граждан. Ответы государственных и негосударственных организаций на обращения граждан и другие документы даются на государственном языке или на языке обращения».

Обратите внимание, здесь не говорится о том, что чиновник обязан отвечать на том языке, на котором поступило заявление. Выбор языка определяет сам чиновник. А если поступает запрос на русском, и если он отвечает на казахском, то его могут раскритиковать и потребовать ответ на русском, ссылаясь на статью 8, что наравне с казахским официально употребляется русский язык.

То же самое в силовых структурах, в судопроизводстве, где наряду с государственным употребляется русский язык. Представьте себе картину: выходит на плац командир и командует своему батальону – «Марш». Половина солдат стоит на месте. Не понимают, поскольку должно быть обеспечено «функционирование государственного и русского языков». А ежели этого не будет, то последует штраф или даже арест за дискриминацию.

Язык вне закона: почему не говорим на казахском
Фото сайта zonakz.net, 2014 г.

Исходя из наших законов, чиновник вовсе не обязан знать государственный язык, а тем более, сдавать экзамен на его знание. Потому как наряду с государственным языком существует официальный язык, который фактически тоже является государственным языком. Так что нужно с этой ситуацией согласиться.

Но это будет против здравого смысла, интересов казахского народа, настроений граждан. Казахстан – не федерация, а унитарное государство. Государственный язык должен быть один. Защищая другие языки, не должно унижать свой родной язык. Поэтому нужно изменить законы и вернуть всё-таки казахскому языку его реальный статус единственного и реально функционирующего государственного языка.

Автор: Асылбек Бисенбаев

Поделиться: