Ученица 12-го класса Назарбаев интеллектуальной школы Павлодара Аружан Абылкас рассказала о своей выставке и объяснила, почему нужно интересоваться политикой.

В последние годы в Казахстане растёт число молодых людей, которые проявляют интерес к политике и высказывают своё видение политической ситуации в стране. Некоторые выражают это через творчество, акции протеста. К примеру, 16 декабря в Алматы несколько молодых людей облачились в белые рабочие костюмы, символизирующие законопослушных мирных граждан Казахстана, а затем облили себя кровью.

Orda.kz рассказывает о представителях молодёжи, которые не хотят быть сторонними наблюдателями происходящего в политической жизни страны. Героиня сегодняшнего материала – восемнадцатилетняя ученица 12 класса Назарбаев интеллектуальной школы Павлодара Аружан Абылкас Недавно она провела в Павлодаре выставку, посвящённую политзаключенным Казахстана. 

– Аружан, что такое политика в вашем понимании? 

– Наверное, стоит начать с того, что личное – это политическое. То есть всё, с чем мы сталкиваемся в повседневной жизни, соприкасается с политикой. Также я разделяю термин «политика» на два основных понятия. Первое – это политическое участие, то есть борьба за власть, от чего я пока очень далека. Но эта борьба, конечно же, имеет разные формы. И второе – гражданское участие, тут уже больше добровольная деятельность, сосредоточенная на помощи уязвимым группам и меньшинствам, решении социальных проблем. Политическое участие делится на традиционное – это голосовать на выборах, и нетрадиционное – это участие в политических демонстрациях, акциях протестах и маршах, подписание петиций. Собственно, поэтому интересоваться политикой очень важно. 

– Почему нужно интересоваться политикой?

– Когда ты осведомлен о том, что происходит в стране и чем занимаются люди, руководящие страной, ты начнёшь хотя бы косвенно решать ту или иную проблему. Есть одна очень хорошая крылатая фраза: если ты не занимаешься политикой, то она займётся тобой. Думаю, этим всё сказано. С нашего молчаливого согласия столько кошмарных дел проворачивают многие люди. Молодёжь – это взрослое население завтрашнего дня. Если она сейчас не заведёт привычку участвовать в политической жизни страны, то кто и когда будет это делать в будущем?

– Кто повлиял на то, что вы начали интересоваться политикой и гражданским активизмом?

– Думаю, папа стал причиной, почему мне это вообще интересно. Он помог мне выработать критическое мышление, потому что имеет большой багаж знаний по истории, это он учил меня анализировать исторические события, чтобы понимать их причины и тенденции периодов. Поэтому, анализируя нынешнюю ситуацию в Казахстане, я выявила для себя самые интересные, на мой взгляд, аспекты для углубления и изучения.

Многие молодые казахстанцы начали стали интересоваться политикой с весны 2019 года, после отставки Назарбаева с поста президента и после президентских выборов того года. Стали ли эти события переломным моментом и для вас? 

– Да, наверное, эти события послужили точкой кипения, но помню, что на меня также очень сильно повлиял фильм о Жанаозене. Помню, что мне было эмоционально тяжело обрабатывать информацию, но и остановить запись я тоже не могла. При просмотре я почувствовала эмоциональную сопричастность, мне было жаль каждого, кого ранила полиция и кого убила. Я почувствовала такую злость на нашу полицию и окончательно разочаровалась в каждом, кто работает в этой структуре. Полиция – это исполнители, которые не имеют своей внутренней воли. Она не защищает свой народ, а выходит против. Было очень неприятно смотреть на то, как людей пачками сажали в тюрьмы. В Сети мы видели, как полицейские избивали протестующих в Алматы в 2019 году.

– Как ваше окружение, ваши сверстники реагировали на то, что вы начали интересоваться политическими процессами?

– Сначала я всегда делилась у себя в сториз своими мыслями, комментариями по поводу чего-либо, что происходит в стране. Помню, старшеклассники отвечали что-то вроде «не выросла ещё». Но после школы прав человека (организованной при молодежной информационной службе Казахстана. – Авт.) у меня появилось много товарищей и знакомых, с которыми у меня много общих тем.

Аружан Абылкас: "Если не сейчас участвовать в политической жизни страны, то когда?"
Аружан Абылкас. Фото предоставила Аружан Абылкас.

– Вы сказали, что интерес к политике появился с изучения истории. А как в школе преподносят современную историю Казахстана?

– У нас с 11-го класса ведётся предмет «Казахстан в современном мире» (КСМ). В основном мы изучали историю Казахстана после обретения независимости. Например, я не помню, чтобы нам говорили о том, что Казахстан выходил из СССР самым последним. Но я не буду жаловаться на то образование, которое нам дают в НИШ, потому что нам всё же это дают без какой-либо оценочной формы, просто информацию, и мы должны её сами пережевывать. В целом, я считаю, что в последние годы у нас учителя стали более открыты к критике, со стороны учителей к государству. Ученики школы либерализуются, тем самым мы либерализуем наш учительский состав, потому что, к примеру, мы на уроке можем обсуждать управление нашего президента, социальные проблемы, которые возникают ввиду вот этого неправильного ведения политики. То есть у нас школа на самом деле становится довольно свободной, толерантной к другим мнениями, к другим видениям, взглядам.

– Да, вопрос содержания учебников не к школам, они их получают в таком виде. А вот какие события в современной истории были пропущены в школьных учебниках, а потом вы сами где-то узнавали?

– Изменения и правки в Конституции, приобретение новых полномочий президентом. Изменения именно в части прав человека в Конституции, касательно неприкосновенности президента, Елбасы. Вот этого у нас не было. Это я узнавала сама. Когда мы изучали Конституцию, нам говорили, что у нас есть две конституции, одна – 1993-го года, вторая – 1995-го года. В чём разница, не объясняли. Помимо этого, я считаю, нашей образовательной системе не хватает элективных курсов, предметов, связанных с политическим просвещением, чтобы давали возможность развивать критическое мышление. Думаю, ещё важно говорить детям, что у них есть возможность участвовать в политике, хотя и не прямо воздействуя на политику, но косвенно.

Что говорят о выборах в школе и как это преподносится?

– Никак. Но мы все понимаем, что какие бы выборы ни проводили, большинство голосов будет понятно у кого. И это понимают наши учителя, это понимаем мы. Но мы глубоко эту тему не изучали. Раньше я тоже думала, что необязательно голосовать, или, если пойду голосовать, то выберу «против всех». Сейчас я понимаю, что это бессмысленно, потому что наш голос всё равно отдадут кому надо. Но я стараюсь объяснить своим друзьям, одноклассникам, знакомым, что надо голосовать, ведь это может быть какой-нибудь точкой, когда что-то начнёт меняться. Мы выбираем президента для того, чтобы он представлял нашу страну, чтобы он решал государственные вопросы и как-то воздействовал на наше правительство и честно отрабатывал свои деньги.

А про выборы 2019 года вам известно, что происходило, какие были события?

– Конечно, да. Но это было, знаете, разыграно очень хорошо, то есть у этого Косанова, кандидата в президенты, была целая кампания, он говорил: «Я оппозиционер, не согласен с этим, с тем-то». А потом до объявления результатов поздравляет Токаева – это что такое? Он сам не был настроен на победу, потому что знал, что он –номинальная фигура. Я с самого начала понимала, что это чистой воды обман, какая-то постановка.

Как вы это поняли?

– Знаете, это даже выглядело не натурально. Его бы не допустили к выборам, если бы он был реально оппозиционером. Помню, даже пыталась посмотреть его бэкграунд политический, что он делал, чем занимался, и я не заметила чего-то такого. Он показался неоднозначной личностью, но то, что этот политик может быть реальным оппозиционером, у меня таких мыслей не было. Мне было 15–16 лет тогда.

– Если бы у вас была возможность голосовать, как бы вы поступили?

– Я бы проголосовала за разнообразие. Тогда, возможно, я бы разорвала бюллетень, если бы мне было на тот момент 18 лет. А мне только в октябре 18 исполнилось. Но я так понимаю, что даже если разорвать бюллетень, это ни к чему не приведёт. Мне интересно, какие будут следующие кандидаты в президенты.

Будете голосовать?

– Буду.

Аружан Абылкас: "Если не сейчас участвовать в политической жизни страны, то когда?"
Аружан Абылкас. Фото предоставила Аружан Абылкас.

– Вернёмся к изучению истории. Например, Казахстан в конце 80-х, Желтоксан.

– У нас был классный час, посвященный Желтоксану. Мы смотрели фильм про Желтоксан, слушали песню «Желтоксан желі» (Ветер декабря). Нам показывали кадры, как ребят избивали на площади зимой, вывозили из города, сажали на холодные камни, как они там замерзали и мучались. Нам рассказывали, почему это произошло: наша казахстанская молодежь была недовольна тем, что во главе республики поставили Колбина. У него не было никакой связи с нашей культурой, с нашим языком, он ничего не знал о наших проблемах. То есть нам рассказывали, почему это происходило. Но нам говорили, что Назарбаев сам шёл с молодёжью и возглавлял её колонну, которая шла на протесты. Но потом, в восьмом или девятом классе, я прочитала отрывок статьи в газете «Дружба народа». И там приводилась цитата Назарбаева, где он осуждает молодёжь, которая вышла на площадь. А потом были преследования студентов. Мне мама рассказывала, что мужа её коллеги отчислили из университета. На второй день или на следующий день после тех протестов они сидели в аудитории и к ним заходили люди, которые называли фамилии, имена студентов и говорили пройти с ними, потом их отчисляли. Но про отчисления и преследования говорили ученики. Когда учитель спросил, есть ли знакомые очевидцы тех событий, то есть те, кто мог участвовать в них, многие дети вставали и рассказывали, как их отцов, матерей отчислили или хотели отчислить в то время. Всё это рассказывали мы, ученики, но в учебниках этого нет.

– А про Жанаозен в вашем окружении что-то говорили?

– Вообще нет. В школе нам это преподносили как бардак. Но одна учительница рассказывала, что там на самом деле было, как было и почему. То есть она говорила правду. То, что нефтяники просили руководство компании повысить им зарплату, потому что зарплата была необоснованно маленькой, хотя они делают очень большой объём работы. И они стояли на площади столько времени, устраивали голодовки, там женщины сидели восемь месяцев. Нам об этом говорила именно эта учительница, никто больше. А так в учебнике ничего про Жанаозен нет. 

– В школе говорили про митинги, про отношение к ним?

– Даже не спрашивайте. Это что-то, что ещё стигматизируется. Например, мы обсуждаем какие-то примеры, какие-то события с митингами, и учителя нам говорят: «Митинги – нет, нет, нет! Вы, что, экстремисты?! Какие митинги?!». Я думаю, это неправильно, что граждане нашего Казахстана не могут спокойно говорить на площади о тех же самых политзаключенных, например. Национальная безопасность – это то, как государство обеспечивает безопасность граждан Казахстана. Но, думаю, что преследования за мирные митинги не имеют ничего общего с национальной безопасностью. Это мнимая национальная безопасность. О какой безопасности вообще может идти речь, если, наоборот, таким образом они отнимают нашу свободу, волю и возможность выражать своё мнение и недовольство?

– Среди ваших сверстников много тех, у кого такие же взгляды, как у вас?

– Думаю, да. Таких очень много. Мало тех, кто не понимает. Но они выбирают просто знать об этом, быть осведомленными, но не воздействовать на государство. Есть люди, которые на танке, то есть люди, готовые бороться за свободу, за свои ценности, за то, во что они верят. Есть люди, которые не на танке, и это нормально, я абсолютно уважаю тех людей, которые выбирают другой путь. Но таких людей много, возможно, это из-за страха. К примеру, когда я проводила выставку, мне отказали в аренде помещения. Я думаю, что они как раз показывают, что страх реален.

Да, кстати, расскажите, пожалуйста, о вашей выставке, в проведении которой вам препятствовали.

– Сначала я думала над концептом выставки. Подумала, что, наверное, будет довольно сухо, если люди всего лишь посмотрят на портреты политзаключенных и прочитают пояснительные тексты. И я решила, что обязательно нужен лектор желательно, правозащитница. В качестве гостьи выставки с лекцией выступила правозащитница Бахытжан Торегожина. После того как все тексты для баннеров были готовы, начала думать над дизайном. Препятствием оказалось то, что в администрации отеля «Сарыарка» сначала согласились сдать помещение в аренду, а потом отказали, потому что им якобы запретили мониторинговые группы. Мне пришлось искать другое помещение, и хорошо, что я его нашла. Но в день самой выставки непонятные мужчины в гражданской одежде и женщина пытались сорвать выставку. Они ничего не говорили, я сначала, когда встречала их, не знала, что это не обычные гости, и старалась со всеми очень вежливо разговаривать. Они фиксировали на фото абсолютно всё. Они сразу начали записывать выступающих на видео. Мой друг Евгений посоветовал обратить на них внимание. А та женщина задавала вопросы о финансировании, говорила на темы, не связанные с правами человека и политзаключенных, всё выспрашивала. Спросила, не боимся ли мы таких сюжетов, как в Беларуси и Кыргызстане, или к этому стремимся.

Аружан Абылкас: "Если не сейчас участвовать в политической жизни страны, то когда?"
Правозащитница Бакытжан Торегожина на выставке, показывающей ситуацию с положением политзаключенных в Казахстане.
Фото предоставила Аружан Абылкас.

Целью моей выставки было привлечь внимание подростков к феномену политзаключённого в Казахстане. Рассказать об этих людях, параллельно поясняя их истории. Считаю, что важно работать с молодёжью, потому что мы скорее являемся главным потребителем искусства. Это можно заметить по тому, насколько популярной стала группа «Ирина Кайратовна», несмотря на её сексистскую адженду в текстах и сотрудничество с Salem Social Media. Многим удалось заметить политический подтекст в песнях. Но для того чтобы заинтересовать молодежь, к подобным вопросам не обязательно писать попсу. Можно действовать через создание площадок, где мы можем создать горизонтальную линию, через которую каждый может поделиться мыслями и идеями. Выставку тоже можно считать подобной точкой, поскольку впервые, наверное, за многие годы в Павлодаре состоялось такое мероприятие при поддержке МИСК. В будущем я хотела бы проводить больше культурных мероприятий.

Аружан Абылкас: "Если не сейчас участвовать в политической жизни страны, то когда?"
Выставка, показывающая ситуацию с положением политзаключенных в Казахстане.
Фото предоставила Аружан Абылкас.

– Кем вы себя видите в будущем? Продолжите ли интересоваться политикой?

– Я хочу связать свою жизнь с международными отношениями, возможно, стану дипломатом. Однозначно, буду и дальше интересоваться политикой. Буду ли активно в ней участвовать? Пока не могу загадывать, но постараюсь делать всё от меня зависящее, чтобы помогать обществу изменить ситуацию вокруг к лучшему.

Комментируй, делись мнением у нас в Facebook!

Получай оперативные новости дня в свой смартфон: подпишись на Orda.kz в Telegram.

Поделиться: