В Нур-Султане на XV внеочередном съезде Коммунистической народной партии Казахстана (КНПК) провели её ребрендинг. Теперь это «Народная партия Казахстана».

ORDA. спросила у бывших членов Компартии Советского Союза и действующих членов КНПК: что хорошего дала им партия и что больше всего запомнилось?

Ирина Смирнова, депутат Мажилиса Парламента Республики Казахстан:

На смерть компартии

«Я застала и пионерскую организацию, и комсомол, и в 1986 году вступила в Коммунистическую партию. Мой папа и дедушка тоже были коммунистами и разделяли идеи равенства, свободы и братства. Я с детства придерживалась этой идеи и следую ей до сих пор. Во времена СССР у нас была хорошая жизнь, счастливое детство. Помню, детьми мы могли уехать за 10 км от села на велосипеде, и никто ничего не боялся. Все были равны, не было богатых и бедных, выдавали квартиры. Считаю, что это заслуга социалистического строя. Были свои строгие правила, но лично я никогда не встречала угроз со стороны партии».

Амиржан Косанов, политик и общественный деятель:

На смерть компартии
Facebook/Амиржан Косанов

«Часть моей жизни прошла в Советском Союзе, и тогда вступление в Коммунистическую партию было в порядке вещей. Я не был исключением: в 20 лет во время службы в армии вступил в партию.

В начале девяностых, еще при Союзе, я писал статьи в оппозиционную газету «Азат», критикуя нравы того периода. Как раз тогда в районном комитете меня жестко отругали за одну статью, где я критиковал проект Союзного договора, и сказали, что накажут за вольнодумство. А в городском комитете меня похвалили…»

Косанов также рассказал, как статус партийца помог ему быть услышанным.

«Будучи студентом, с трибуны районной партконференции я говорил о том, что партия, которая построила помпезное здание обкома партии, не находит деньги для освещения городка КазГУ, и потому там появился маньяк. После той критики власти обеспечили освещение. Позже, используя свою партийную принадлежность, я смог спасти от исключения из университета студентов журфака КазГУ. А в целом, я не горжусь своим членством в компартии того времени: просто был одним из многих миллионов ее представителей, платных должностей в партии не занимал».

Высказался известный политик и о ребрендинге КНПК:

«Было бы уместно, если бы перед изменением названия партия покаялась перед народом за все преступления одноименной партии в советский период: за политические репрессии, «Ашаршылык», преследования инакомыслия. Они изменили название, но как быть с программными установками? Если она «народная», то и платформа у нее должна быть народной, а не отражать мнение его части. В целом, все эти мимикрии и переименования перед выборами – всего лишь попытка придать предстоящей кампании квазидемократический вид. Все понимают, что это от лукавого. Ибо те, кто все эти годы не смел открыто выступить против, молчал, когда власть воровала, расстреливала мирных жителей Жанаозена, преследовала политическую оппозицию, уничтожала свободные СМИ, не имеют морального права именоваться оппозицией. А президент Токаев говорил о том, что в парламенте должна быть оппозиция…»

Разия Абдыкадырова, журналист, психолог:

На смерть компартии
Facebook/Разия Абдыкадырова


«Коммунистическая партия для меня – сосредоточение идеалов социальной справедливости. Я вступила в КНПК в 2013 году, тогда же меня приняли на работу в партийное издание – газету «Коммунист Казахстана», где я проработала шесть лет. В моем случае особых ритуалов при вступлении в партию, как в советское время, не было. Но я знаю, что сейчас члены партии продолжают праздновать такие исторические даты и праздники, как 1 мая, 7 ноября и другие, которые официально уже канули в лету. Членство в партии позволило мне повысить политическую грамотность, лучше понять политические процессы в Казахстане и познакомиться с такими яркими людьми, как Александр Холодков. Теперь на политической арене нет официально зарегистрированной партии со словом «коммунистическая» в названии. Для представителей старшего поколения, возможно, это грустный факт, но в рамках программы «Рухани жангыру» и официальной политики это вполне закономерное событие».

Роза Оспанова, бывший член Коммунистической партии СССР тоже поделилась историями, связанными с членством в партии.

«Я и мой супруг были членами Коммунистической партии. Один из наших сыновей в юности был большим непоседой. Однажды в пятом классе он играл с пластилином, и кусочек случайно отлетел прямо в портрет Ленина, висящий на стене. Сколько было шума! Его отца, на тот момент директора школы, несколько раз вызывали в ОблОНО, отчитывали, проводили разъяснительные беседы. В другой раз сын, уже будучи офицером-курсантом, возвращаясь ночью с друзьями после пирушки, надел на руку памятника Ленину пустую бутылку от кефира шутки ради. На следующий день у памятника был митинг, граждане возмущались таким отношением к вождю и требовали строго наказать виновников. Сыну-офицеру пришлось делать вид, что он тоже активно ищет хулиганов».

На смерть компартии

Аля Бичурина, педагог:

«Я вступила в Коммунистическую партию Советского Союза незадолго до его развала. Тогда людей массово призывали вступать в партию и нас, как педагогов, особо никто и не спрашивал. Надо вступить и всё. После вступления в партию в моей жизни ровно ничего не поменялось. А через пару лет распался Союз и партия просто перестала существовать. У меня до сих пор где-то валяется партийный билет».

Вот такие любопытные истории. В чьей-то жизни компартия занимала важнейшую роль, а для кого-то осталась в памяти забавным случаем или мелькнувшим эпизодом. Теперь и в Казахстане слово «коммунистический» ушло в прошлое, а вместе с ним ушла и целая эпоха.