ORDA. связалась с самим Альтаевым и узнала, с чем связаны его новые политические амбиции, выяснила причину его отсутствия в партийном списке Nur Otan на предстоящих выборах, ну и о том, связаны ли последние изменения в его политической карьере с его нашумевшими выпадами в адрес президента Франции Эммануэля Макрона.

Об отсутствии в партийном списке Nur Otan на предстоящих выборах в мажилис.

Мое пребывание в мажилисе сейчас не совсем правильно. Когда я находился там, чаяния народа – те вопросы, которые они ставят, какую-то часть мне удавалось решать, но все-таки во многих вопросах я оставался в меньшинстве, а где-то даже был один.

В каких-то моментах я вынужден был голосовать против. И все равно эти законопроекты были приняты, поэтому я все-таки считаю, что в парламент нужно идти только в том случае, если мы проведем определенные политические реформы в стране. Без них мы видим, что роль парламента сейчас совсем незначительная. В нынешних условиях депутаты практически ничего не решают.

У нас депутаты парламента не имеют права инициировать парламентские расследования, как во многих странах. В настоящее время любой депутатский запрос, вопросы, которые ты собираешься задавать, должны согласовываться с фракцией. У депутата настолько связаны руки, что он многое не может сделать.

Нужно вернуться к мажоритарной системе выборов. Народ напрямую должен выбирать, т.е. депутатов не должны определять руководители партий или один человек, как это сейчас происходит. Должно быть право людей на самовыдвижение. Например, он не состоит в партии, но выдвинулся в депутаты и выиграл выборы.

О партии El Tiregi

Инициативу по созданию партии изъявил не я, а инициативная группа ребят. Это определенные члены союза промышленников-предпринимателей El Tiregi. Но от них ко мне сейчас поступило предложение зайти в новую партию, которая создается и регистрируется и даже возглавить эту партию. Я думаю над предложением, знакомлюсь с документами, платформой, которую они сейчас делают. Я предлагаю Nur Otan возглавить реформы, о которых я говорил.

Если партия пойдет на эти реформы, то я останусь в партии, буду одним из ее активных сторонников. Если Nur Otan не изъявит такого желания, то тогда буду рассматривать другие варианты.

О том, связано ли его отсутствие в партийном списке с его цитатой о президенте Франции Эммануэле Макроне.

Напомним, в начале ноября Альтаев сделал заявление на своей странице Facebook, где выразил открытый протест президенту Франции в связи с его решением о новом законопроекте по борьбе с исламизмом для предотвращения радикализации мусульман.

Мое отсутствие в списках никак не связано с той публикацией. Более того, в партии никак не прокомментировали тот пост.

Ну и я никак не отказываюсь от своих слов. Если Макрон может оскорблять чувства верующих, нашего пророка – это свобода слова. А если я оскорбляю Макрона – это экстремизм. Какие-то двойные стандарты. Я считаю, что экстремизм – это то, что делает Макрон. Он унижает и оскорбляет чувства национальных меньшинств во Франции, пытается столкнуть представителей двух религий – христианскую и ислам. И это то, что делал в 20-30-е год Адольф Гитлер в Европе. Я вижу, что сейчас во Франции появляется второй Гитлер, который делает то же самое и пытается ограничить их в правах из-за их религиозной принадлежности. Это недопустимо. Я считаю, что ответственным политикам, президентам стран нельзя ущемлять права национальных меньшинств. Представьте, мы бы в Казахстане начали оскорблять чувства христиан, иудеев или буддистов.