Трое мужчин, которые с 2017 по 2019 годы находились в заключении в «лагерях перевоспитания» в китайском Синьцзяне, говорят, что не могут зачать детей. Об этом пишет «Азаттык».

32-летний Ергали Ермек и его жена живут в селе Жетижар Бескарагайского района ВКО. Супруги не могут зачать ребенка.

В справке, выданной Ергали врачом из Алматы, говорится, что у него диффузные изменения предстательной железы – патология, которая негативно сказывается на репродуктивной функции.

Ергали задержали в Синьцзяне в ноябре 2017 года, сразу по приезду. В «лагере» его удерживали год и месяц.

«Я переехал в Казахстан в 2012 году, получил вид на жительство. Занимался торговлей, ездил между Казахстаном и Китаем. В 2017 году меня задержали в Китае. Неделю продержали в тюрьме под предлогом, что читаю намаз и был в Казахстане, затем отправили в «лагерь». После освобождения оказался под домашним арестом. В начале 2019 года вернулся в Казахстан. Отношения с первой женой разладились, и мы развелись. У нас есть сын. Во второй раз женился больше года назад», – рассказывает он.

В «лагере» Ергали сделали две инъекции, объяснив это необходимостью привиться от «инфекционных заболеваний», несколько раз давали лекарства, после которых у него на теле выступала сыпь.

«Когда был в тюрьме, около недели, меня избивали, требовали признать вину. В чем должен был признаться, если ни в чем не виноват?! По приезде в Алматы я сразу обратился к врачам. Врачи говорят, что [зачатие ребенка] невозможно», – говорит он.

40-летний Орынбек Коксебек, который находился в «лагере» с ноября 2017 года по апрель 2018 года, сейчас лечится у уролога.

Живущий сейчас в Алматы мужчина вспоминает, что подвергался в «лагере» физическому и психологическому давлению. Из-за пережитого стресса у него проявляются раздражительность и забывчивость. У заключившего в прошлом году брак Орынбека нет детей. Врачи выявили у него патологию.

«Выйдя из лагеря, я переехал в Казахстан. Создал семью. Мечтаю о своем ребенке. Лечусь с момента приезда из Китая. Жена прошла обследование. Врачи сказали, что у нее нет проблем со здоровьем. Я все еще лечусь. Врач сообщил, что возможность естественного зачатия составляет 50%. Если я принимаю лекарство, прописанное врачом, у меня повышается артериальное давление и идет кровь из носа. Но результатов пока нет. Меня сильно мучили в Китае. Ставили уколы, избивали. Сейчас хочу работать, но здоровье не позволяет. Работаю охранником в учреждении в Алматы», – рассказал Орынбек.

Ербакыт Отарбай говорит, что он без всякой вины» провел 98 дней в китайской тюрьме, около полутора лет в «лагере» и полгода – под домашним арестом. По его словам, сейчас он «стал нетрудоспособным» и не может иметь детей. Врачи в Алматы диагностировали воспалительное заболевание мочеполовой системы.

«Мне 47 лет. В Китае от первой жены у меня двое детей. Перед переездом в Казахстан женился во второй раз. От второй жены тоже есть двое детей. Старшему 11 лет, младшему пять. Хочу еще ребенка, но пока не получается. По возвращении в Казахстан наблюдался у врачей, лечился. Результата не было. В тюрьме я принимал много лекарств. Давали лекарства, когда болел живот или зубы. Таблетки были без упаковки. По прибытии в «лагерь» в январе 2018 года всем поставили прививки, сказали, от инфекционных болезней. Вначале у меня были сомнения, думал, что у меня одного такие проблемы. Потом расспросил других мужчин, которые были в «лагере». Оказалось, что у них такие же проблемы. Я и жену сводил к врачу, думал, может, что-то не так. Врач сказал, что проблема во мне», – говорит мужчина, живущий в настоящее время в селе Жана Шамалган Алматинской области.

Ербакыт приехал в Казахстан в 2015 году со второй женой и двумя детьми, а в 2016-м подал заявление на получение гражданства. В марте 2017 года ему предоставили казахстанский паспорт. Но во избежание сложностей с получением визы в мае он выехал в Китай к родителям с китайским паспортом. Его родители живут в округе Алтай в Синьцзяне.

«Мой отец болел, поэтому в Китай я выезжал в спешке с казахстанским ВНЖ. Думал, съезжу так в последний раз. По приезде у меня сразу отобрали документы. Так два месяца прошло. Отец благополучно перенес операцию. Затем я обратился в местное отделение полиции, чтобы забрать свои документы и вернуться домой. Документы мне не отдали. В июле пришла повестка из округа Тарбагатай. В ней говорилось, что я должен сняться с постоянной регистрации. Спустя два дня они забрали меня с собой. Не знаю, каким образом сменилось место моей постоянной регистрации в округе Алтай на округ Тарбагатай», – рассказывает мужчина.

Ербакыта привезли в Тарбагатай, где допросили и отправили за решетку. В тюрьме следователи спрашивали, зачем он ездил в Казахстан, с кем общался, читает ли намаз, слушает ли религиозные проповеди, почему не привез свою семью. Мужчину избивали в заключении.

«Когда привезли в тюрьму, я весил 96 кг. Когда освободился – 71-72 кг. Спустя три месяца меня освободили из тюрьмы и отвезли в «лагерь». В ноябре 2018 года меня осудили на семь лет по обвинению в двойном гражданстве. Но меня направили не в тюрьму, а на швейную фабрику. Там я провел месяц. Как-то приехали люди из местных органов власти и представители администрации, и нас, группу казахов, освободили. Как оказалось, родственники в Казахстане написали заявление и начали нас искать. Нам сказали, что мы поедем домой, но предупредили, чтобы не предавали огласке происходящее там, иначе могут пострадать наши родственники, живущие в Китае. После освобождения из «лагеря» в течение шести месяцев сидел под домашним арестом. В мае 2019 года вернулся в Казахстан», – говорит он.

Ермек, Отарбай и Коксебек проходят обследование и лечение в частной клинике благодаря поддержке общественной организации «Международная правовая инициатива».

«Наша работа началась с оказания правовой помощи. Мы начали помогать разделенным семьям, родственники которых остались в Синьцзяне. Стали обращаться с заявлениями в МИД. Позже родственники тех, кто обращался к нам с жалобами, были освобождены из лагерей и стали переезжать в Казахстан. Когда мы встретились с ними и поинтересовались их состоянием, заметили, что у них есть проблемы со здоровьем. Некоторые из них получили психологические травмы. Большинство из них живут в сельской местности и лишены возможности наблюдаться у врачей. Мы решили им помочь и запустили краудфандинг. Получили финансирование, организовали медпомощь. На вырученные средства 30 человек получили медпомощь. Некоторые из них наблюдались у врачей по несколько раз. Некоторым сделали операцию на глаза, уши. Эта помощь в настоящее время приостановлена, потому что средств нет», – сообщили в организации.

Трое мужчин получают лечение в течение года.

Со слов Бекзата Максутхана, руководителя организации «Нағыз Атажұрт» (занимается защитой прав бывших узников «лагерей»), у женщин, находившихся в заключении, тоже есть проблемы со здоровьем.

«Они находятся под домашним арестом не менее шести месяцев после освобождения из «лагеря». У них нет возможности наблюдаться у врачей в больших городах, и они обращаются в сельские больницы. Китай держит бывших узников «лагерей» под домашним арестом, чтобы увидеть плоды своей политики стерилизации представителей этнических меньшинств и контролировать результаты своих медицинских операций. Это то, что мы слышали от более чем сотни мужчин, которые рассказывали, что были в «лагере», – говорит он.

В сентябре Пекин заявил, что с 2014 по 2019 год в центрах перевоспитания и профобучения побывали около 7,7 млн жителей Синьцзяна, и сейчас в центрах никого не осталось. Но в опубликованном 24 сентября исследовании Австралийского института стратегической политики, говорится, что количество «лагерей» увеличилось на 40%.

В официальном ответе на запрос CNN власти Синьцзяна признали резкое падение уровня рождаемости в этом регионе: на треть в 2018 году.

28 октября несколько сенаторов США представили резолюцию, в которой говорилось, что «Китай совершает геноцид против уйгуров, казахов, кыргызов и других мусульман в Синьцзяне».

Поделиться: