Руководитель управления зеленой экономики акимата Алматы ответила на критику в адрес ее ведомства и рассказала о том, за что структура в ответе, а за что нет.

Южную столицу постоянно сотрясают скандалы, связанные с озеленением – то срубили краснокнижные дубы, то выкосили яблоневый сад, то высадили больные деревья. И все шишки, как правило, прилетают в адрес Управления зеленой экономики и ее начальника Натальи Ливинской. Молчание, за которое их все время критикуют, наконец прервалось — корреспондент Orda.kz поговорила с той, кем вечно недовольны алматинцы и узнала, что она думает о самых злободневных проблемах города.

Будет ли Алматы зеленым: отвечает Ливинская
Скриншот из Facebook

Наталья, вас и ваше управление ругают за всё, что так или иначе связанно с зеленым фондом. А в чем на самом деле можно обвинять управление зеленой экономики?

— Многие думают, если ты занимаешься зеленой экономикой, то ты отвечаешь за все с этим связанное. Это далеко не так. Мы должны вести и обновлять реестр зеленых насаждений, выдавать разрешения на их снос, мониторить компенсационную посадку, следить за состоянием парков, рек, арыков, а с недавних пор мы отвечаем за экопосты на въездах в город. За снос деревьев, например, отвечают и наша подведомственная организация, и местная полицейская природоохранная служба, и районные экологи. Департамент экологии дает разрешение на строительство крупных предприятий и эмиссию на период строительства некоторых объектов, а мы – на период эксплуатации. Мы не имеем права наказывать за нарушения, проводить проверки, не отвечаем за полив и санобрезку – последнее делают районные акиматы. Наша задача – красной нитью провести тему экологии и указать на болевые точки.

А еще вас многие обвиняют в том, что вы не выходите на связь с общественностью, отмалчиваетесь. Почему вы избегаете контактов?

Будет ли Алматы зеленым: отвечает Ливинская
Фото: Facebook Натальи Ливинской

— Я не удаляю и не закрываю свои соцсети. Допускаю, что мы не отвечаем на все комментарии, но мы стараемся, многие обращаются к нам не по адресу. Когда пишут, мы реагируем, но не всегда отчитываемся публично о том, что мы отправили запрос в какое-то ведомство по этой проблеме. Например, мы запустили огромный процесс, чтобы вернуть земли парка Южного на баланс города, но не отчитываемся о каждом его этапе публично. У нас есть костяк активистов, с которыми мы постоянно на связи, они помогают нам быть в курсе всех проблем. Мне кажется, важнее показать результаты, а говорить о том, как кочует наше письмо из одного кабинета в другой, бессмысленно.

Будет ли Алматы зеленым: отвечает Ливинская
Фото предоставлено Ливинской.

Может ли ваше управление контролировать, кто и что сажает в городе?

— Есть частные компании, которые консультируются с нами, но мы не можем контролировать тех, кто хочет что-то высадить на своей частной территории. Только рекомендуем. Что касается компенсационных посадок, то в разрешении прописываем: если снесли лиственные, их и должны посадить. Раньше были случаи, когда сносили лиственные, а сажали туи, которые потом засыхали. Было много критики по этому поводу, в новых правилах мы планируем прописать, чтобы деревья высаживали в радиусе 1 км от сноса, либо в том же районе, либо мы сами называем место посадки. К сожалению, доверие большим компаниям подорвано, хотя они возмущаются, что мы им указываем, что и куда сажать.

Кстати, по поводу новых правил о зеленых насаждениях. Расскажите, как так вышло, что из 100 страниц правил осталось лишь 15 и почему так долго тянется процесс подготовки такого важного документа?

— Есть правила. Алматы имеет особый статус и может разрабатывать собственные правила, но они ниже по иерархии, чем республиканские, поэтому мы должны на них оглядываться. Мы спорили с активистами, но сейчас пришли к компромиссу – будем придерживаться типовых правил, но дополним их по главам. Дедлайн назвать не могу, мы в процессе и сделаем это в любом случае. Важно понимать, что зеленый фонд у нас ничем не регулируется кроме типовых правил, Закон о растительном мире начали писать только сейчас. То есть нам не на что опираться и сослаться в юридическом смысле. По поводу количества страниц, нам Департамент юстиции указал, что они содержат слишком много деталей, которые должны быть в приложении и носить рекомендательный характер. А общество как раз этого и боится. Например, нас заставили сжать главу по проектированию озеленения, потому что она в основном состояла из СНиПов. Антикоррупционный совет тоже дал талмуд замечаний и поручил устранить.

Общественники утверждают, что в новых правилах идет ориентация на компенсационную посадку, словно город собираются озеленять за счет бизнеса. Так ли это?

— Дело в том, что компенсационная посадка вообще не регулируется, и мы ежедневно сталкиваемся с нарушениями. В конце 2020 она стала 1 к 20, раньше была 1 к 10, а кроме этого ничего не было. Мы хотим ввести правила, чтобы не просто посадили прутик, и он умирал, а прописываем нормы для саженцев и обязательный уход в течение двух лет.

Будет ли Алматы зеленым: отвечает Ливинская
Посадка с жителями. Фото предоставлено Ливинской.

Как вы лично оцениваете ситуацию с озеленением в Алматы?

— Я называю это заигрывание перегибами. Да, у нас не очень симпатичная картина с зеленым фондом в городе, много вырубили. Но часто люди сами в стремлении защитить деревья наносят вред, допускают перегибы. Не будучи экспертами, настаивают, что больное или старое дерево надо оставить. А оно потом либо падает, либо передает болезнь своим соседям. У нас сейчас идет судебный процесс, потому что дерево упало и убило двух людей, хотя на это место был выезд по предложению акимата — срубить дерево, но комиссия настояла, чтобы его оставили. Надо понимать, что у каждого растения свой срок. В Алматы 2 млн 600 тысяч деревьев, из них 23% аварийные, их надо сносить, а есть и больные.

Как вы улучшаете ситуацию с озеленением в Алматы? На каких направлениях концентрируетесь?

— Сейчас мы пытаемся переориентировать работу на усиление статуса и профессионализма экспертизы и использование аппаратной, лабораторной экспертизы. Также переходим от массовых посадок к качественному уходу. В этом году мы впервые направили средства на  минерализацию, лечение почвы вокруг дерева, корневую прикормку, покраску ствола. Также проводим биологическую обработку деревьев. Отказываемся от инициативных посадок, потому что компании сажают деревья и не предусматривают уход за ними. Либо просим ухаживать два года. Родили ребенка, посадили деревья – смотреть надо одинаково.

Есть ли у вас данные, насколько выбросы ТЭЦ и транспорта влияют на зеленый фонд?

— Таких исследований не было. На мой взгляд, на зеленый фонд влияет антропогенная нагрузка, ТЭЦ и транспорт — это последствия нашего присутствия в городе. Но мы высаживаем деревья в зависимости от районов. Например, в Алатауском — тополь и вяз, потому что они абсорбируют пыль и выделяют кислород. А ёлки плохо живут вблизи дорог, поэтому мы их высаживаем только в парковых зонах. Например, в Сосновом бору высадили 3 тысячи ёлок.

Будет ли Алматы зеленым: отвечает Ливинская
Сосновый бор. Фото предоставлено Ливинской.

Есть ли в Алматы концепция или стратегия озеленения?

— В 2017 году верхнеуровневыми решениями дали концепцию озеленения, а сейчас мы дорабатываем стратегию до 2030 года. Там будет расписано, какая площадь посадок, какие деревья, на сколько лет, какие индикаторы зелени на человека. По нормам должно быть 10 м² на человека, у нас раньше было 4,6 м², в конце 2020 вышло 7,7 м², в этом году после наших посадок будет 8,1 м². В стратегии к 2026 году мы дойдем до 15 м² на человека. Мастер-план по посадке 1 млн деревьев тоже вошел в стратегию. Основные направления стратегии: озеленить лысые районы, очистить поймы рек, чтобы была продуваемость территории, сформировать новые зеленые пространства и обновить зеленый фонд вдоль дорог.

Будет ли Алматы зеленым: отвечает Ливинская
Фото предоставлено Ливинской.

Есть ли у вас программа омоложения и реабилитации зеленого фонда?

— Программы в реализации нет, но есть мастер-план по посадке 1 млн деревьев. Аварийные деревья в основном сконцентрированы в старых районах, откуда зарождался город – Жетысуйский, Турксибский, Алмалинский и Бостандыкский, мы планируем их заменять. Это мировая практика, в Китае улицами сносят деревья и высаживают новые, в Барселоне высаживают плодовые, формируя идентичность города. Это требует времени и профессиональную оценку. Мы уже заказали услугу на экспертное сопровождение, предоставление лабораторных исследований и природную инвентаризацию парка Медео и рощи Баума. Тендер на биологическую обработку уже прошел, а на минерализацию, лабораторию и консультации заканчивается процедура.

Кто проводит экспертизу, когда надо снести старое дерево?

— Несколько лет назад создали Зеленую комиссию, она выезжает на место и принимает решение о сносе. В составе выездной группы – общественники, приглашенные эксперты, сотрудники акимата и полиции. Мы настаиваем на том, чтобы эксперты обязательно присутствовали.

Почему продолжают происходить резонансные случаи с незаконной вырубкой деревьев? Можно ли это прекратить? Помогут ли новые правила?

Будет ли Алматы зеленым: отвечает Ливинская
Вырубленные дубы у Sulpak

— Правила — это регулятор, механизм. Считаю, что глобально мы от этого не застрахованы, пока не поменяется отношение людей и бизнеса к деревьям как к железу. Штрафы и наказания уменьшат количество таких случаев, но искоренить их совсем нельзя, пока не поменяется менталитет. Если раньше за срубленное дерево надо было купить и посадить новое, то теперь добавились еще уход и ущерб. Бизнес осознал, что это дорого, идет возмущение. Но это кнут, а мы начинаем задумываться, как дать людям пряник, чтобы они сами шли на озеленение.

В социальных сетях недавно писали о том, что высаженные в городе туи заражены грибком. Так ли это?

— Туи тяжелы в обслуживании, мы вообще не рекомендуем их сажать, и сами их не культивируем. Получив сигнал о грибке, мы взяли пробы с туй и отдали в лабораторию на проверку, результатов еще нет. Но надо понимать, что на елках еще бывают ожоги иголок. Зимой мы проверяли посадки прошлого года, в Сосновом бору было много желтых сосен. Мы предполагаем, что причина ожога от солнца, но еще ждем подтверждение из лаборатории. Если это ожог, то это не так страшно, дерево не погибнет.

Также в СМИ часто пишут о том, что в Алматы в последние годы вырубили почти все яблоневые сады. Почему так произошло и кто виноват?

Будет ли Алматы зеленым: отвечает Ливинская
Фото: Сауле Саденова

— У нас нет полномочий давать или не давать разрешение на вырубку деревьев на индивидуальной жилой собственности (ИЖС) и личном подсобном хозяйстве (ЛПХ). Мы даем разрешения на вырубку для строительства ЖК, университетов, торговых центров и др., потому что это не приватная земля. В 2014 году присоединили много территорий к городу и большая часть из них — это ИЖС и ЛПХ, как раз там и растут яблоневые сады. Мы писали письма в министерство индустрии и инфраструктурного развития, чтобы они поменяли форму собственности на этих землях, но пока идут переговоры.

Вы занимаете этот пост почти год. Какими делами на этой должности вы гордитесь?

— Мы сделали парковую зону Карасу, это был классный проект. Жители сами предложили это место, вместе проектировали и в прошлом году мы его осуществили. Там было просто болото, не было ни освещения, ни тротуаров. Жители каждую субботу встречали нас, и мы вместе ходили, контролировали работы. Также успешная часть про системность решений – внедряем не хаотичный, а целостный подход к озеленению, сформировали программу по общественным пространствам. Мы стараемся искоренить случаи, когда посадили деревья, а потом их вырубили и построили ЖК, для этого сажаем на специально оформленных на нас участках. Перешли с однолетних растений на многолетние, за счет чего сэкономили средства и перенаправили их на уход. Это устоявшаяся за годы система и ее сложно перестроить, для этого нужно время.

Плохо или хорошо работает управление зеленой экономики — покажет время. Как и то, все ли планы и обещания госпожи Ливинской воплотятся в жизнь. За этим, безусловно, будут следить общественники и неравнодушные горожане, а с ними и наш информационный портал Orda.kz.

Поделиться: