9 сентября в Казахстан из Афганистана вернулись қандасы – единокровники, сумевшие доказать своё казахское происхождение. Другие страждущие осаждают посольство. Но проблема в том, что сам биологический принцип определения статуса қандас даёт основания требовать «возвращения» в Казахстан родам и племенам, которые насчитывают миллионы. Историк Жаксылык Сабитов специально для Orda.kz проанализировал недостатки статуса қандас и подсказал, как решить проблему.

Проблема с этническими казахами в Афганистане показала, что понятие қандас, применяемое вместо термина оралман по отношению к казахам, проживающим вне Казахстана, прописано не чётко. Сам перевод термина на русский означает человека, имеющего одну кровь с казахами. Переход на этот термин закрепляет биологическую основу для выявления степени «казахскости», а это чревато проблемами политическими.

Начнём с того, что определить количество казахов, живущих в Афганистане, довольно трудно. На этот счёт есть диаметрально разные позиции, в которых оценка численности может отличаться на порядок.

Судя по интервью возвращённых афганских қандасов, чиновники ориентировались на следующие составляющие при определении их права на переселение:

1. Семейная история о том, как предки ушли из Казахстана и попали в Афганистан, а также информация, где живут родственники данных кандасов.

2. Родоплеменная принадлежность и знание своей генеалогии.

3. Знание казахского языка.

Қандасы из Афгана – где спрятана ловушка для правительства

Все эти параметры довольно точны при определении статуса, но могут существовать две большие группы исключений.

С одной стороны, попав в инокультурную и иноязычную среду в Афганистане, казахи могли стать жертвой языковой и культурной ассимиляции, забыв родной язык и отчасти родоплеменную принадлежность (род и подрод), при этом сохраняя память о том, кто они – казахи. В этом случае людям будет трудно доказать свою «казахскость»

С другой стороны, относительно образованные жители Афганистана с помощью отдельных консультантов могут хорошо подготовиться по поводу вышеуказанных трёх параметров и выдать себя за казахов. Мы помним, как, убегая от талибов, многие афганцы платили большие деньги, лишь бы не оставаться в этой стране. Государственные органы Казахстана вряд ли смогут проверить слова кандидатов о родоплеменной принадлежности, хотя технически это можно сделать методами популяционной генетики. Как говорят злые языки, в своё время среди оралманов из Китая приехало много не казахов, которые смогли убедить чиновников в том, что они свои.

Также происходили случаи, когда представители субэтнических групп қожа (ходжа) других народов записывались в казахские қожа. До 1917 года эти субэтнические группы не имели национальности, она появилась на основе географического принципа: қожа, жившие среди казахов, стали казахскими қожа; жившие среди уйгуров стали уйгурскими қожа; среди узбеков – узбекскими и т.д. Субэтническая группа қожа есть и среди афганцев, и при желании они вполне могут мимикрировать под казахских кожа.

Также непонятно как относиться к тем случаям, когда человек является казахом наполовину. К примеру, если отец – казах, скажем, из рода Есентемир, а мать – пуштунка, таджичка, узбечка или хазарейка? По меркам казахского шежире такой человек является казахом из рода Есентемир. А если у человека мать казашка, а отец узбек, чараймак, хазареец или пуштун? По традиционным меркам, где признаётся лишь патрилинейное родство, он уже не казах, однако по биологическим – по аутосомным маркерам он не меньший казах, чем первый, который из рода Есентемир.

Так что определение статуса қандаса вызывает серьёзные вопросы, и их может быть ещё больше, поскольку в Афганистане проживают целые этносы и племена, которые по прямой мужской линии, вероятно, совпадают с отдельными казахскими родами и племенами.

Афганские узбеки

Возьмём афганских узбеков. Среди них проживают такие племена как кипчак, сунақ, қожа, найман, барлас, чагатай, қанглы, карлук, кунграт, локай, катаган, дурмен, қурама, минг, мангыт, юз и др.

Часть этих племен – кипчак, найман, кунграт – совпадает с казахами Среднего жуза, другая часть – канглы, катаган – с казахами Старшего жуза, а ещё часть с внежузовыми группами казахов – сунак, кожа, мангыт.

При этом локайцы по языку мало отличаются от казахов, они тоже говорят на языке кипчакской группы. По одной из версий, локайцы – это часть казахов из крыла катаганов, которая после поражения 1627 года бежала к узбекам.

Қандасы из Афгана – где спрятана ловушка для правительства
Узбеки. Фото с сайта mice-uzbekistan.uz

А қурама считаются пограничной узбеко-казахской группой, узбеками казахского происхождения, это осевшие казахи, жившие под Ташкентом. По сведениям путешественников и первоисточников XIX века, в состав қурама входили казахи всех трёх жузов.

Чараймаки или Чахар-аймаки

Чараймаки – это сокращенная версия термина Чахар-аймак (четыре аймака). Под тюрко-монгольским термином «аймак» можно понимать регион, область. Эта группа состоит из четырёх частей: теймури, джемшиды, фирузкухи, таймани. Этногенез данной этнической группы не известен. Некоторой части племен приписывается иранское происхождение, другой части – тюркское или монгольское. Безусловно, генетическое тестирование, скорее всего, покажет связь части субэтнических групп чараймаков с казахами.

Хазарейцы

В Афганистане существует загадочный народ Хазарейцы. Их название происходит от термина Хазарэ – «тысяча» и они являются потомками войска военачальника 13 века Некудера. Судя по историческим данным, войско Некудера является остатками войска Кули, внука Джучи. В 1250-х годах монгольский хан Менгу издал указ об отправке войск на покорение Ирана.

Сформированный в Юго-Восточном и Восточном Казахстане отряд Кули состоял как из монголов, проживавших на территории Казахстана, так и местного тюркского населения. Современные генетические исследования показывают, что около сорока процентов хазарейцев имеет нирун-монгольское происхождение, а остальные, скорее всего, связаны с тюркским компонентом. Так, часть из них относится к гаплогруппе R1b1a1-M73 и совпадает с кипчаками разных народов.

С казахскими кипчаками по прямой мужской линии эти хазарейцы разошлись около 800 лет назад. Другая часть хазарейцев племени Джагури совпадает также с отдельными казахскими родами, и даже те сорок процентов хазарейцев, имеющих нирун-монгольское происхождение, также совпадают со многими казахскими родами.

Қандасы из Афгана – где спрятана ловушка для правительства
Хазарейцы. Фото с сайта battalmansehra.blogspot.com

В целом таких генетических совпадений с казахами отдельных этнических и субэтнических групп из Афганистана немало. Есть риск, что многие не казахи, имеющие отдаленные генетические связи, захотят стать казахами и использовать свои генетические данные по прямой мужской линии как естественно-научное доказательство.

Естественно-научный подход к определению статуса қандас

Какое же решение могут предложить учёные? Прежде всего надо более системно подходить к определению статуса қандас, должны быть ясные и общие для всех правила. Для этого в свою очередь необходимо разработать общую криминологическую базу данных по трём степеням родства (Y-хромосома, митохондриальное ДНК и аутосомные маркеры), в которой будут представлены репрезентативные базы данных со всех сельских районов Казахстана.

Попутно это поможет казахстанским криминалистам более точно находить преступников на основе их ДНК. Примеры западных расследований Сиси Мур, когда с помощью таких баз данных раскрываются преступления 40-50 летней давности, очень интересны. Даже в России с помощью таких баз нашли и идентифицировали уже не одного маньяка и преступника.

Ну, а в нашем случае криминологическая база данных позволит верифицировать и проверять показания людей о своём происхождении и чётко устанавливать родоплеменную принадлежность, если человек вообще не знает свой род и племя.

Захват Афганистана талибами и экстренный вывоз оттуда людей, признанных казахами, показал методологические неточности при определении единокровников. Если уж биологический принцип определения статуса қандас заложен в самом названии, логично было бы разработать общую генетическую базу казахов, которая позволит верифицировать данные претендентов методами популяционной генетики. Другой косвенной пользой такой базы данных станет появление нового инструментария для криминалистов, повысится раскрываемость преступлений.

Также в предоставлении статуса «кандас» надо ориентироваться больше на аутосомные маркеры, они более точны при определении общегенетического портрета популяции, чем маркеры Y-хромосомы – прямой мужской линии, которые могут совпадать с людьми других национальностей, предки которых отделились давным-давно, ещё до возникновения собственно казахов.

Маркеры Y-хромосомы нужны для верификации шежіре и восстановления родоплеменной принадлежности людям, которые утеряли её в силу ряда причин, но не для того, чтобы решать – считать ли человека единокровным, сажать ли его на эвакуационный борт, давать ли право жить в Казахстане и зваться казахом со всеми вытекающими правами и привилегиями қандаса.

Поделиться: