В начале декабря ООН исключила марихуану из списка опасных наркотиков. Как это решение повлияет на Казахстан, где не только за сбыт, но и за употребление все еще можно получить реальный срок заключения? ORDA. представляет общую картину процветающего наркобизнеса и ищет ответы на вопросы.

Нашей героине Розе – 50 лет, из которых 24 года она прожила с тяжелой зависимостью от наркотиков, а пятнадцать — провела в заключении.

Роза попробовала наркотики в 18 лет, когда вышла замуж и переехала с мужем из Алматы в Ташкент. Причина, говорит женщина, уходит корнями в детство.

Мама оставила ее ребенком. Девочку воспитала бабушка.

«Я ингушка, у нас не принято оставлять детей, но так случилось в нашей семьей, что трое детей остались с отцом, а он сильно пил. Мы жили у бабушки. Когда мама нас бросила, я не помню: была слишком маленькая. Я даже не знаю, как ее зовут. Помню только, что бабушка говорила: мать – проститутка, и вы будете такими же», – рассказывает Роза.

С годами обида росла и крепла. Девочке казалось, что она никому не нужна, никто ее не любит. В 18 лет встретила мужчину, вышла замуж и переехала из Алматы в Ташкент.

«Я не знала, что мой жених — участник преступной группировки в Узбекистане. Он дал мне то, чего у меня не было: рестораны, вещи, золото, деньги, заботу, а главное, любовь. Я думала, это все то, что мне нужно. Меня любят, обо мне заботятся, я нужна ему».

Но медовый месяц скоро закончился и началась другая реальность. Муж стал ревновать, избивать женщину, она попала в больницу с сильными головными болями, от которых ее спас укол.

«Врачи не могли справиться с болью, которая словно поселилась у меня в голове: сильно мучалась. Как-то брат мужа пришел проведать меня и предложил сделать укол. Боль стихла».

Выписавшись из больницы, Роза начала принимать наркотики вместе с братом мужа и его женой. Некоторое время супруг не подозревал об этом.

«Начала с марихуаны, она давала мне ощущение, что я самая классная и красивая. От нее зависимости нет, просто хорошо и спокойно. Затем перешла к более тяжелым наркотикам. Через некоторое время мужа, брата и его жену посадили в тюрьму. Мне тогда было 23 года. Я осталась одна и сама как-то находила, курила. Потом встретила девушку, которая предложила мне перевозить наркотики из Узбекистана в Таджикистан. Я согласилась: нужны были деньги.

Розе было 25 лет, когда ее задержали на границе Узбекистана с Таджикистаном и дали срок 18 лет. Наказание отбывала в Узбекистане. В колонии, рассказывает женщина, с наркотиками даже легче, чем на свободе и их принимаешь больше просто потому, что они никогда не заканчиваются. Розе было сорок, когда ее освободили и депортировали в Казахстан.

«Мы всегда думаем, что нас это не коснется. Я всегда говорила, вот один раз сделаю и больше не буду. Не думала, что по-настоящему подсяду, но в итоге употребляла их 24 года изо дня в день. Не работала, обманывала людей, воровала, столько боли и несчастья принесла. Мои родные и близкие перестали со мной общаться. Только родная сестра поддерживала связь. Так я прожила до 44 лет, ходила ни живая, ни мертвая. В последние дни уже бомжевала и попрошайничала вместе с цыганами в Айнабулаке. На подношения покупала наркотики в аптеке».

Одна встреча все изменила. Роза познакомилась с пастором. Он начал убеждать женщину бросить наркотики и пройти лечение. Положил в реабилитационный центр.

«Около семи месяцев были ломки, думала только об этом — где найти, как бы принять. Я поняла, что победила только когда встретилась со старой знакомой, мы с ней раньше вместе употребляли. И вот она предложила закурить, а я отказалась и даже внутри не ёкнуло.».

На вопрос, как наркотики повлияли на ее здоровье, Роза рассказала:

«Приняв наркотик «скорость», я перерезала всю себя. У меня был гнойный менингит, из-за него не могла ходить, парализовало, атрофировались мышцы, попала в больницу. После выписки пошла туда, где меня никто не мог найти и пыталась повеситься, а ветка обломилась. Вечером пастухи возвращались с пастбища, и их собаки нашли меня. Да-да, собаки нашли меня без сознания. Сейчас у меня сильно повреждены вены, тромбофлебит вен нижних конечностей обоих ног, трофические язвы».

«Правда ли, что зависимость остается с человеком на всю жизнь?» — спросили мы у бывшей наркозависимой.

«Зависимость от алкоголя и наркотиков уходит, когда меняешь свое мышление. Нужно поменять мысли, очистить сердце. Вот сейчас иду к знакомым наркоманам, вижу наркотики, сигареты, и меня даже не тянет, потому что знаю, к чему они приведут. Мне хочется донести до них, что есть другая жизнь, нужно только понять и захотеть ее изменить».

Роза уже шесть лет не употребляет наркотики и активно занимается волонтерством. Живет в реабилитационном центре и помогает другим освободиться от наркозависимости. Помимо волонтерства работает оператором в одной из алматинских организаций.

«Мне 50 лет, я радуюсь каждому дню и благодарю Бога, что сплю на чистых простынях, нормально питаюсь, а не мерзну как собака под окном, не зная, куда пойти и кого обмануть. В 50 лет начала работать и зарабатывать. Сейчас у меня есть возможность кому-то помочь финансово. Есть девочки на реабилитации, которым я могу духи или что-нибудь еще подарить. Решение остаться жить в центре приняла сама. Хочу быть рядом с людьми, которые попали в такую же ситуацию, как я в прошлом, и оказывать им поддержку. Если хоть одному помогу вылезти из ямы, это уже хорошо», – заключила Роза.

Казахстан легализует марихуану?

В декабре мир облетела новость, что ООН легализовал легкие наркотики. Министерство иностранных дел заявило, что Казахстан легализовывать марихуану не будет. Orda. направила вопрос в ООН, является ли их решение рекомендательным или обязательным для исполнения членами организации. Ответ: решение за Казахстаном. В МВД нам также сказали, что принятая поправка не окажет какого-либо влияния на нашу страну.

«Каннабис и смола каннабиса остаются в числе наркотиков Списка 1 – веществ, запрещенных к обороту. Все меры государственного контроля, действовавшие для марихуаны ранее, остаются в силе. В том числе уголовная ответственность за участие в ее культивировании, производстве, хранении, сбыте, контрабанде и иных видах преступлений», – сообщили в МВД.

Также ведомство предоставило данные об итогах 2020 года по уничтожению наркотиков и задержанию их распространителей.

24 года на наркоте, 15 лет в тюрьме. Исповедь казахстанки
24 года на наркоте, 15 лет в тюрьме. Исповедь казахстанки

Итоги республиканской операции «Карасора», которая проводится в период роста конопли с мая по октябрь.

24 года на наркоте, 15 лет в тюрьме. Исповедь казахстанки

Между тем житель города Шу Жамбылской области рассказал нам, как делается нелегальный бизнес «на травке» в Чуйской долине.

«Очень много людей зарабатывают на этом. Обычно в Шу один килограмм стоит 50 тысяч тенге, а если покупать в Алматы, то уже за 150-200 тысяч тенге. Также доставляют в другие города и страны. Это огромный бизнес. Люди на нем делают целое состояние. Помню, как знакомых поймал полицейский в тот момент, когда они собирали анашу, тогда они дали миллион тенге служителям порядка и на месте решили дело. Ни для кого не секрет, что многие полицейские сотрудничают с наркодельцами. Получают миллион или два и не трогают в течении год.»

О наркотиках в кино

Не так давно компания SalemSocialMedia выпустила новый сериал «Sheker» (в переводе на русский означает «Сахар») о последствиях наркозависимости. ORDA. пообщалась с создателем фильма Александром Аксютиц.

«К сожалению, сейчас с синтетическими наркотиками у нас беда. Они активно распространяются в разных цифровых платформах. Мы хотели показать людям, насколько это опасно. Среди молодежи есть мнения, якобы синтетические наркотики безвредны для организма и не вызывают зависимости. Молодые люди верят этому и лезут в кошмар, из которого слезть очень трудно. Хотели в общем показать, что такое синтетические наркотики, к чему приводит торговля и распространение».

Чтобы сделать сериал правдоподобным, Salem social media связалась с МВД.

«Мы изучили этот мир изнутри. Много раз встречались со специалистами МВД, которые занимаются проблемами наркобизнеса. Один раз консультировались в написании сценария. Когда начались съемки, они нам помогли с полицейскими машинами и формой».

Аксютиц заявил, что SalemSocial по заказу не работает.

«Мы ни с государством, ни с кем на заказ не работаем. У нас есть группа креативных продюсеров из 10 человек, которые сами генерируют идеи. Мы опасались другого — чтобы это не превратилось в пропаганду наркотиков и наркобизнеса. Но судя по комментариям, люди все правильно поняли. Если заметите, каждая серия начинается со сцен, где видно, что происходит с людьми, употребляющими наркотики».

Что думают наркологи?

ORDA. связалась с наркологом Виталием Белецким, чтобы узнать, требуется ли легализация марихуаны в медицинских целях.

«Марихуана в медицинских целях у нас не используется. На данный момент конопля и продукты, которые из нее получаются, относятся к веществам, которые даже в медицине запрещено применять. Я с этим согласен, потому что это мощное, влияющее на сознание психоактивное вещество. В какой-то ситуации оно может вызвать у человека успокоение, снять стресс. Но марихуана дает человеку состояние повышенной эйфории — чувство, которое головной мозг воспринимает как то, что ему нравится. После употребления каннабиноидов происходит повышенный выброс эндорфинов, и сознание человека быстро к этому привыкает. И сознание начинает требовать дозу, без которой человек впадает в состояния депрессии, подавленности, раздражительности. Это и есть зависимость.

Врач не понимает, зачем легализовывать наркотическое вещество, если есть альтернативы в виде других химических веществ.

«Раньше начинали курить с 18-20 лет. А сейчас пробовать подобные вещи начинают с 12-14 лет. Нюхают синтетические порошки и таблетки-антидепрессанты практикуют. А это все влияет на развитие и их мировоззрение. Можно вылечить все. Но если у человека развилась зависимость, то это с ним будет присутствовать на протяжении всей жизни. То есть человек вылечится, но зависимость никуда не денется.

Однако есть люди с определенным диагнозом, которые хотели бы, чтобы наркотическое вещество легализовали в медицинских целях.

«У бабушки ампутировали обе ноги, и диагноз у нее сейчас –атеросклероз аорты и артерий нижних конечностей. У нее до этого болели ноги, а сейчас с этим диагнозом боли усилились. Она принимает очень сильные обезболивающие, которые плохо влияют на другие ее органы, жалуется на сильные боли, болят срезанные кости. Я бы хотела, чтобы марихуану легализовали строго в медицинской части: разрешили принимать в виде обезболивающих. Кроме таблеток ничего ей не поможет», – поделилась внучка больной бабушки.

Что мы имеем на сегодняшний день: власти легализовывать марихуану не собираются, и в медицине ее использовать нельзя. А нелегальный бизнес продолжает набирать обороты, и некоторым полицейским это на руку. Бывшие наркоманы пытаются помочь выйти из ямы другим товарищам. Такова реальность.

Поделиться: