Может ли разделение сервиса услуг, образования и сферы отдыха обеспечить безопасность казахстанских женщин, разбиралась Orda.kz.

10 октября 2021 года национальный перевозчик «Казахстан Темир Жолы» запустил необычную услугу: пассажирские купе-вагоны, предназначенные для женщин. По словам руководства КТЖ, это было сделано для повышения качества сервиса услуг нацкомпании. Про гендерную подоплёку никто не говорил, поскольку ездить в специальных вагонах могли не только представительницы прекрасного пола, но также и мальчики в возрасте до 7 лет в их сопровождении.  

Первые женские вагоны входили в состав поездов, следовавших по маршруту Алматы – Оскемен и Алматы – Мангистау. Ни внешне, ни по уровню сервиса, ни по стоимости билетов они ничем не отличались от обычных купейных. Единственная разница заключалась в том, что проводниками в раздельных вагонах работали исключительно дамы.

Женские вагоны, пляжи и школы: защита от домогательств или признак исламизации общества?
Фото railways.kz

Пилотный проект КТЖ пришёлся по душе казахстанкам и спрос на проезд в женских вагонах возрос. По данным сайта нацперевозчика, всего с 10 октября по 31 декабря 2021 года этой услугой воспользовались 13 243 женщины. Поток желающих ездить отдельно от мужчин рос стремительными темпами, поэтому КТЖ с 1 февраля 2022 года увеличил количество спецвагонов в 6 раз. Они появились в поездах сообщением Павлодар – Шымкент, Нур-Султан – Шымкент, Алматы – Уральск, Нур-Султан – Атырау, Алматы – Жезказган и Мангистау – Семей.

Многие общественные деятели поддержали креативную затею КТЖ, однако нашлись и те, кто выступил против неё. Вскоре соцсети запестрили предложениями пользователей о создании в Казахстане раздельных бассейнов, пляжей, фитнесс-центров, зон отдыха и школ.

Orda.kz выясняла, что лежит в основе разделения сферы услуг и образования, и не приведёт ли оно в будущем к исламизации казахстанского общества.

Борьба с харассментом

Некоторые правозащитники и юристы считают, что женские вагоны появились у нас после череды громких скандалов, связанных с сексуальными домогательствами и изнасилованиями пассажирок. Самое резонансное преступление произошло 26 сентября 2018 года, когда возвращавшуюся из Астаны в Актобе 35-летнюю женщину по очереди изнасиловали 2 проводника. В феврале 2020 года суд признал преступников виновными и приговорил каждого к 2 годам 6 месяцам колонии. Наказание было мягким потому, что слуга Фемиды, рассматривавший уголовное дело, не стал квалифицировать действия подсудимых как групповое изнасилование. Позже потерпевшая добилась пересмотра приговора, и насильникам увеличили срок до 6 лет.

После этого вопиющего случая, общественники заговорили о создании отдельных пассажирских вагонов для женщин. А когда осенью прошлого года в одном из поездов произошло очередное ЧП, связанное с харассментом, в адрес КТЖ посыпались обвинения в необеспечении на должном уровне безопасности пассажирок. Нацперевозчик отверг все нападки и заявил СМИ, что по стране курсируют 122 ж/д маршрута, из них 98 принадлежат АО «Пассажирские перевозки», а остальные 24 частным компаниям. Инцидент с домогательствами пассажирки произошёл как раз-таки у частников.

Мы обратились за комментариями к правозащитникам, семейным психологам и учёным-богословам, чтобы узнать их мнения о разделении вагонов, пляжей, школ и отелей на мужские и женские отделения.

Доктор права PhD Халида Ажигулова. 

«Подобные женские вагоны в поездах – это нонсенс в развитых правовых странах мира, где законы действительно работают и эффективно защищают любого гражданина от насилия вне зависимости от пола. Однако, в Казахстане такие вагоны – это вынужденная мера, поскольку у нас на законодательном уровне отсутствуют достаточные меры защиты от сексуальных домогательств на транспорте. По-прежнему не решена проблема низкой правовой культуры и нарушения прав человека в обществе. Поэтому, только путешествуя раздельно, наши дамы могут спастись от назойливого приставания сексуально озабоченных типов».

Халида Ажигулова
Женские вагоны, пляжи и школы: защита от домогательств или признак исламизации общества?
Халида Ажигулова. Фото из личного архива

По мнению правоведа, оправдано лишь разделение бань, саун, раздевалок на пляжах и в бассейнах на мужские и женские отделения, поскольку это связано с интимной гигиеной людей. А вот создание школ, зон отдыха и общественного транспорта, предназначенных только для слабого или только для сильного пола – это уже форма дискриминации и нарушение Конституции РК.

«Все граждане Республики Казахстан должны понимать, что мы живём с вами в светском государстве, где главным законом и регулятором общественных отношений является Конституция. Поэтому предлагать разделять что-либо по гендерному признаку – это не что иное, как дискриминация людей. Посмотрите на развитые демократические и правовые государства Запада и Востока: там нет подобных разделений. Все граждане, независимо от пола, возраста, национальности и вероисповедания, равны в правах. К сожалению, мы сейчас видим негативный пример в Афганистане, где в прошлом году к власти пришло движение Талибан, и в отношении местных женщин и девочек сразу начались гонения и репрессии. Женщин там держат за людей второго сорта, строго наказывая за малейшую провинность».

Талибы ввели много ограничений для женщин. Например, сейчас в Афганистане в университетах юноши и девушки должны учиться в раздельных аудиториях, а преподавать девушкам могут только женщины. Из-за того, что лекторов-женщин очень мало, то и не во всех вузах есть аудитории для девушек. Более того, в некоторых провинциях девочкам разрешили учиться только до 6-го класса, так как им нельзя получать полное среднее образование. А это означает, что эти девочки в будущем не смогут поступить в университет и получить профессию.

«Я считаю, что подобные нововведения в Афганистане – это откат в средневековье, и мы не должны следовать такому примеру и вводить необоснованную сегрегацию по полу в школах и университетах Казахстана!»

Женские вагоны, пляжи и школы: защита от домогательств или признак исламизации общества?
Фото vhnews.ru

Критикуя режим талибов, наша собеседница с горечью признаёт при этом, что уровень правовой грамотности и общей культуры, воспитания и образования многих граждан Казахстана сегодня оставляет желать лучшего. Поэтому у нас так остро стоит проблема бытового насилия, сексуальных домогательств и неуважения к женщине в целом, как личности.

«Увы, я должна отметить, что в нашей стране отсутствует должное правовое воспитание и половое просвещение в школах. Поэтому, взрослея, молодое поколение казахстанцев зачастую не уважает личные границы других людей. Некоторые молодые люди не проявляют нулевую терпимость к любым формам насилия и гендерным стереотипам, и нередко понятия не имеют о принципе согласия на половые отношения. Из-за этого в стране так остро стоит проблема домогательств, изнасилований и растления малолетних». 

Юрист не разделяет мнение некоторых верующих людей и уятменов, что внедрение раздельных для мужчин и женщин пассажирских вагонов, школьных классов, пляжей и бассейнов спасёт казахстанцев от якобы «порочного влияния Запада», которое, дескать, навязывает нашему обществу сомнительные ценности. Что, «живя по канонам шариата», мы сможем спастись от духовной деградации, сексуальной распущенности и нивелирования семейных ценностей.

«Лица, которые постоянно ссылаются на нормы шариата в своих призывах и предложениях ввести раздельное обучение, проезд, сервис, по сути, не приемлют и принижают роль нашей Конституции. Они хотят, чтобы у нас главенствовало религиозное исламское право, где главным источником права является Коран. Однако они забывают, что в нашей стране это неприемлемо, так как Казахстан – это суверенное светское государство. Нельзя навязывать независимому суверенному государству законы других стран, ни при каких обстоятельствах».

Юрист подчёркивает, что ценность Корана, как и других священных религиозных книг в том, что они содержат важные нравственные ориентиры и правила, которые помогают людям сделать правильный выбор в пользу добра, справедливости, честности, порядочности и других добродетелей. Это всё вопросы внутренней морали и совести человека.

«Но Коран не является законом нашей страны и не является обязательным источником права в Казахстане. Нельзя прикрываться догмами ислама или других религий для оправдания дискриминации женщин или любого другого человека по любому иному признаку». 

Объективности ради, Халида Ажигулова просит не связывать появление женских вагонов исключительно с религиозной подоплёкой, поскольку отдельные купе для слабого пола есть в Индии и Японии, которые никак нельзя называть мусульманскими.

«Я знаю, что в Индии регулярно происходят изнасилования женщин-пассажирок в поездах, метро, такси и автобусах. Притом нередко – групповые. К сожалению, в этой стране сложно бороться с высоким уровнем насилия, поэтому там и организовали женские такси и вагоны. В Японии уровень сексуального насилия намного ниже, чем в Индии, однако и там тоже остро стоит проблема сексуальных домогательств. Надо отдать должное властям Страны Восходящего Солнца, что они открыто признают эту проблему и принимают меры для её решения».

По словам Ажигуловой, если бы в казахстанском законодательстве была бы введена отдельная статья за «Сексуализированное домогательство», которая предусматривала бы строгое наказание, это могло бы послужить эффективным сдерживающим фактором для многих потенциальных преступников. А пока казахстанские педофилы и насильники пользуются брешью в законе, совершая свои гнусные злодеяния, и уходя от ответственности.

«Я полагаю, что в нашем транспорте совершается немало преступлений на сексуальной почве. Однако большинство из них замалчивается, поэтому виновные избегают уголовного наказания. Девочек воспитывают с малых лет, что изнасилование и домогательство – это что-то страшное, позорное, поэтому, подвергнувшись этим преступлениям, надо молчать. Иначе это будет уят, окружающие начнут обвинять жертву в легкомысленности, говорить ей, что «сама виновата», «нечего было одной ехать ночью в такси», «небось, вызывающе накрасилась и разоделась, вела себя неподобающе», «сама спровоцировала мужика!».

Халида Ажигулова отметила, что с 2019 года она вместе с другими правозащитниками регулярно направляют обращения на имя президента РК, в Мажилис, руководству правоохранительных органов с просьбой ввести в законодательство РК отдельную статью за харассмент. Однако они не слышат обращений правозащитников.

«Я считаю, что это связано с отсутствием политической воли у руководства МВД, генпрокуратуры и администрации президента. За отказом вводить в законодательство отдельную статью за  «Сексуализированные домогательства» стоит сопротивление некоторых мужчин на высших государственных позициях, которые не хотят признавать эту проблему и не хотят поставить себя на место женщин, ежедневно подвергающиеся домогательствам в РК». 

Женские вагоны, пляжи и школы: защита от домогательств или признак исламизации общества?
Ответ Генпрокуратуры на запрос правозащитников.

Самым интересным выглядят объяснения полицейских и прокуроров, почему не стоит вводить уголовную ответственность за домогательства.

«В апреле 2022 года мы получили официальные ответы от руководства МВД РК и Генеральной прокуратуры, в которых они в очередной раз заявили, что якобы нет никакой необходимости вводить отдельную ответственность за домогательства. В своих отписках они ссылаются на пункты в некоторых статьях УК РК, которые, по их мнению, отражают домогательство. Например, как покушение на изнасилование (ст. 120), насильственные действия сексуального характера (ст. 121) или как принуждение к половому сношению (ст. 123). Но на практике эти статьи очень редко применяются именно в случае сексуализированных домогательств».

Если говорить в целом о безопасности пассажиров женских вагонов, то никто не может обеспечить её на 100%, потому что всегда есть риск, что они могут в ходе поездки стать жертвами воров, хулиганов и мошенников. Но гендерное разделение вагонов всё-таки снижает практически до нуля риски сексуальных домогательств и насилия в отношении женщин со стороны мужчин.

Мальчики – налево, девочки – направо!

Активно об открытии частных школ с раздельным обучением мальчиков и девочек в Казахстане заговорили в феврале 2018 года, когда широко обсуждались поправки в закон о религии. Многие граждане полагали почему-то, что обучаться в этих школах могут только дети глубоко верующих родителей. Но, как пояснил тогда на брифинге министр по делам религий и гражданского общества РК Нурлан Ермекбаев, такие школы, во-первых, в Казахстане уже есть, во-вторых, к религии они не имеют никакого отношения.

Оказывается, частные светские школы появились у нас в нулевых годах. Работают они по государственным стандартам образования, но с раздельным обучением мальчиков и девочек. Занятия ведутся на русском, казахском, турецком и английском языках, в зависимости от специализации школы, и учиться в них могут все желающие дети, при условии, что их родители в состоянии оплатить учёбу.

Другой вопрос – нравится ли самим детям раздельное обучение, и с какими проблемами они сталкиваются в его ходе? За ответом мы обратились  к детскому психотерапевту и семейному психологу Оксане Доронкиной:

«Я консультировала многих детей, которые обучались в раздельных классах для девочек и мальчиков. Заметила, что у мальчиков отслеживается сильное желание доминировать над кем-то и самоутверждаться за счёт кого-то. Им не хватало нежности, ласки и гибкости во взаимоотношениях с девочками вне стен школы, поскольку их воспитывали в строгости. Учителя постоянно требовали от них хорошего прилежания, высоких оценок и чуть-ли не армейской дисциплины, готовя их к роли лидеров по жизни. Некоторые мальчики не выдерживали этой гонки за лидерство, срывались порой и затем страдали заниженной самооценкой и комплексами неполноценности».

Женские вагоны, пляжи и школы: защита от домогательств или признак исламизации общества?
Оксана Доронкина. Фото из личного архива

Некоторые девочки, обучаясь в раздельных классах, тоже жаловались психологу на проблемы с общением с противоположным полом. Только единицы выказывали недовольство качеством образования и уровнем квалификации учителей. Все просьбы подростков сводились к тому, чтобы помочь им решить проблему с межличностным общением и повысить самооценку.    

«У девочек в период полового созревания возникает потребность кому-то нравиться, поэтому они стараются порой самовыражаться за счёт яркого макияжа, одежды или аксессуаров. Они не хотят быть безликой серой массой, а стремятся быть в центре всеобщего внимания. Добиться этого получается не у многих девочек, поэтому они переживали за свой статус в коллективе и рейтинг популярности у мальчиков. Если говорить в целом, то у подростков отношение к социуму отличается от отношения взрослых. Поэтому многие ученики раздельных классов завидуют своим сверстникам, которые учатся в обычных школах».

Женские вагоны, пляжи и школы: защита от домогательств или признак исламизации общества?
Раздельные классы для мальчиков и девочек есть во многих странах мира. Фото protivkart.org

Психолог не считает, что основной причиной создания отдельных пассажирских вагонов для женщины является защита от домогательств мужчин. Она полагает, что всё кроется в банальной бытовой проблеме и низком уровне культуры многих наших мужчин.

«Наши девушки предпочитают женские пассажирские вагоны не только потому, что так они чувствуют себя в безопасности. Просто они хотят уберечь себя от бытовых неудобств и дискомфорта, который часто доставляют попутчики. Скажите, ну, кому охота ехать в одном купе с подвыпившим мужчиной, от которого несёт перегаром, или слушать скабрезные анекдоты от невоспитанных молодых парней? Кому охота смотреть на свисающие с полки чьи-то ноги в грязных, дырявых носках, дышать в тамбуре табачным дымом и слушать постоянно нецензурные выражения, которые любят к месту или не месту употреблять некоторые мужчины, общаясь между собой? Вот они и стараются ездить раздельно от мужчин».

Женские вагоны, пляжи и школы: защита от домогательств или признак исламизации общества?
Женские пассажирские вагоны спасают дам от назойливого внимания попутчиков- мужчин. Фото anni-sanni.livejournal.c

В целом психолог положительно относится к раздельным пассажирским вагонам и пляжам, поскольку она считает, что таким образом девушки могут спастись от назойливого внимания мужчин. А вот раздельные школы для мальчиков и девочек она критикует, так как убеждена, что они мешают подросткам выстраивать отношения с противоположным полом и гармонично развиваться.

«Знаете, я обратила внимание, что инициаторами разделения сервиса услуг, досуга и образования нередко выступают ярые феминистки и ортодоксальные верующие. Причём не обязательно мусульманки, хватает среди них и христианок, и иудеек, и представительниц других конфессий. Так вот, феминистки пропагандируют разделение, ссылаясь на то, что наши девушки не защищены от домогательств мужчин. А вот верующие женщины ссылаются на каноны своего вероисповедания, которые требуют от них кротости, покорности, скромности и почитания мужчин, как глав семейств. Объединяет их, как правило, недовольство своей личной жизнью, однако они предпочитают не распространяться на эту тему публично».

Как устроено у них

Мы решили узнать, как за рубежом решается проблема разделения пляжей на мужские и женские, и что думает по этому поводу местное население. Полученная информация дала нам хорошую пищу для размышлений.

В Египте, например, разговоры о женских пляжных зонах велись с 2001 года, однако первый раздельный пляж появился только в 2009 году. Зона отдыха была организована как частный закрытый женский клуб, вход на территорию платный, а сама территория расположена в 250 км от Каира. В турецкой Анталии пляж для представительниц прекрасной половины человечества появился в 2014 году. При этом многие жители высказывали недовольство! Они заявляли, что мусульманский пляж портит имидж курорта, и жительницам города он совершенно не нужен.

Женские вагоны, пляжи и школы: защита от домогательств или признак исламизации общества?
Женский пляж в ОАЭ. Фото proexpedition.ru

В ОАЭ к проблеме подошли проще. В Дубае и Шардже, например, ввели «женские» дни на пляжах и в аквапарках. И теперь мужчинам невозможно попасть туда по понедельникам и средам. В Европе мужские и женские пляжи тоже имеются, но там отдыхают, в основном, нудисты и представители сексуальных меньшинств. Обычно зоны отдыха находятся на одной пляжной линии, но их разделяют или каменная стена, как, например, в Италии, или длинный узкий перешеек, как, например, в Литве.

Жить по заветам пророка Мухаммеда

Учёный-исламовед Аманат Елдесбай занимается научной работой в исламском университете Нур-Мубарак, расположенном в Алматы, и выступает за разделение сервиса услуг по гендерному принципу.

«Подобное разделение – это ни в коем случе не ущемление прав наших женщин. Наоборот, это защита их чести и достоинства от непристойного поведения некоторых мужчин, и в то же время, спасение от всевозможных соблазнов и искушения. Ислам поощряет добродетель и скромность, поэтому будет хорошо, если у нас со временем появятся раздельные пляжи, бассейны, спортивные залы и отели. Мы только выиграем от этого, так как родители не будут переживать за безопасность своих дочерей, а жёны беспочвенно ревновать мужей».

Женские вагоны, пляжи и школы: защита от домогательств или признак исламизации общества?
Аманат Елдесбай. Фото из личного архива

Учёный-богослов считает, что разделяя школы для девочек и мальчиков, мы возвращаемся к своим национальным истокам, где разнополых детей воспитывали в соответствии с нормами ислама и местного права – адата.

«К примеру, казахских девочек всегда воспитывали в послушании и кротости, уважении старших, поскольку их с малых лет готовили к роли жён и матерей. Они не боялись быть слабыми, так как знали, что у них есть надёжная опора в лице отца и братьев. Им не надо было бороться за своё место под солнцем и доказывать окружающим свою значимость, как это практикуют сейчас многие феминистки. Что касается мальчиков, то раньше их воспитывали в роли защитников, кормильцев семей, воинов. А сейчас у нас институт семьи и брака переживает не лучшие времена, что сказывается на уровне воспитания и культуры молодёжи».

В крушении института семьи и культурных ценностей в Казахстане исламовед, по его признанию, видит происки Запада, которое насаждает нам чуждую идеологию.

«Я считаю, что нам не нужны парады ЛГБТ, нудистские пляжи, временные гражданские браки и прочие прелести Запада. Мы должны противодействовать его тлетворному влиянию и жить, согласно своим обычаям, традициям и религиозным убеждениям. Например, в степи всегда существовала традиция уята, то есть стыда, когда люди боялись совершить что-то предосудительное, постыдное. Это сейчас понятие уят извратили и сделали чем-то ханжеским. На самом деле это – одна из основ нашей философии, менталитета».

Аманат Елдесбай просит соотечественников не поддаваться провокациям и не воспринимать ислам как агрессивную, воинствующую и нетерпимую к другим верам религию, как пытаются навязать это некоторые сторонники либеральных ценностей. Бояться того, что Казахстан в случае разделения сферы образования, досуга и пассажирских перевозок превратится в ИГИЛ, не стоит. Этого никогда не будет.

«Ислам – это религия добра и мира, это созидательная сила, а не разрушительная. Поэтому не надо демонизировать мусульман и представлять их как отсталых варваров, которые устанавливают везде свои строгие порядки. Приводить в качестве примера Афганистан тоже не стоит. У этой страны – своё понимание ислама, у нас своё. Второй Талибан нам точно не нужен».

Женские вагоны, пляжи и школы: защита от домогательств или признак исламизации общества?
Талибы патрулируют Кабул. Фото islam.news.ru

По словам Елдесбая, казахстанское общество ещё не готово морально и психологически к раздельным ресторанам, гостиницам, базам отдыха и общественному транспорту. Поэтому навязывать разделение сейчас не стоит, нужно набраться терпения и постепенно подводить население к разделению сервиса услуг, правильно расставляя акценты.

«Мы предлагаем для начала прислушаться к просьбам мусульман и организовать для них отдельные места для отдыха, занятий спортом, обучения и т.д, поскольку это – наше законное право! Затем можно будет расширить сферу предоставляемых услуг, соблюдая при этом интересы лиц других вероисповеданий. Всё нужно делать не спеша, обдуманно и взвешенно, но при этом добиваться поставленной цели».

Что касается обвинений феминисток в том, что казахстанские мужчины в большинстве своём грубы, невежественны и не культурны, то наш собеседник признаёт их частично.

«Я не буду отрицать, что некоторые наши мужчины не отличаются высоким уровнем культуры и воспитания, и что женские пассажирские вагоны были созданы именно для защиты пассажирок от домогательств попутчиков. Однако не надо всех нас под одну гребёнку грести. Далеко не все казахстанские мужчины пьют и бьют своих жён, матерятся, курят и не участвуют в воспитании детей, как это часто хотят представить некоторые правозащитники. Многие из них являются прекрасными семьянинами, ответственными работниками и законопослушными гражданами. Просто критиканкам-феминисткам в большинстве своём не везёт в личной жизни, вот они и ополчились на весь мужской род. Винить им в этом надо себя, любимых, а не других!».

От редакции

Можно по разному относиться к идее разделения сферы услуг и образования на мужскую и женскую часть, главное, соблюдать интересы большинства, которое на сегодняшний день выступает против. Навязывать своё мнение сторонникам разделения не стоит, так как наше общество ещё не готово к этим нововведениям, возвращающим в средневековье.

Комментируй, делись мнением у нас в Facebook!

Получай оперативные новости дня в свой смартфон: подпишись на Orda.kz в Telegram.

Поделиться: