Часть аппаратов для искусственной вентиляции легких прибыла в регионы с завода изготовителя недоукомплектованная. Еще часть пропала по дороге. ORDA. разбиралась, почему ИВЛ, закупленные министерством индустрии и инфраструктурного развития для региональных больниц, так и не дошли до места назначения?

С вопроса о том, почему из 1500 аппаратов ИВЛ, закупленных у казахстанского производителя, рабочими оказались только 831, начал заседание сената депутат Нурлан Кылышбаев.

Он утверждает, что остальные 669 аппаратов больницы не приняли. Причина – недоукомплектованность. Из-за отсутствия компрессорной установки и увлажнителя ни один аппарат не смогли принять на баланс медики Жамбылской и Туркестанской областей.

Вслед за сенатором ситуацию с поставками ИВЛ один за другим озвучили и акимы регионов. Глава Мангистауской области Серикбай Трумов вообще заявил о том, что его область в этих аппаратах не нуждалась и ничего от министерства индустрии и инфраструктурного развития не получала:

«Аппараты искусственной вентиляции легких от МИИР получены не были. У нас было 95 аппаратов, сейчас 260. Все они были закуплены за счет средств нефтяных предприятий, расположенных в нашем регионе. ИВЛ казахстанско-турецкого производства мы не получали».

Закупили и не привезли. Куда исчезли аппараты ИВЛ

О том, что 100 аппаратов казахстанского производства должны были поступить в область, заявил и аким ВКО Даниал Ахметов. За счет местного бюджета регион закупил ИВЛ из США, Швейцарии и Японии. А вопрос о том, была ли произведена поставка казахстанских ИВЛ или еще нет, остался открытым.

Так, куда же пропали жизненно-необходимые аппараты ИВЛ стоимостью почти девять млн тенге каждый? И почему сенатор Нурлан Кылышбаев утверждает, что та часть, которая все же дошла до медиков, оказалась бракованной? Ведь речь идет о 14 млрд правительственного резерва.

Кто виноват и что делать?

Срочно закупить необходимое количество ИВЛ из-за острого мирового дефицита в период первой волны коронавируса было уже невозможно. Как и создание совместного производства и трансферта технологий с лидерами в этой области, правительство в марте этого года поставило задачу о собственном изготовителе аппаратов искусственной вентиляции легких.

О своей готовности производить и поставлять в медучреждения аппараты ИВЛ заявили несколько предприятий, в числе которых были заводы оборонной промышленности – кокшетауский «Тыныс» и казахстанско-турецкий «Аселсан».

В министерстве индустрии и инфраструктурного развития посчитали, что мощности нового совместного предприятия позволят качественно и в срок наладить производство ИВЛ.

Один аппарат BIYOVENT, как утверждали казахстанские разработчики, будет стоить 8 млн 900 тысяч тенге. Это почти на 30 процентов дешевле зарубежных аналогов. Кроме этого, в стоимость уже заложены увлажнитель и компрессор сжатого воздуха. Производители посчитали эту комплектацию удачной, потому что не все больницы в регионах оборудованы централизованной подачей кислорода. Плюс 37 месяцев гарантийного обслуживания.

Справка ORDA. ТОО «Казахстан Аселсан инжиниринг» – совместное казахстанско-турецкое оборонное предприятие. 49 процентов акций принадлежит турецкой компании Aselsan, один процент участия числится за управлением оборонной промышленности при администрации президента Турции. Остальные 50 процентов акций принадлежат АО «НК «Казахстан инжиниринг». Предприятие специализируется на выпуске приборов ночного видения, антидронов и систем связи.

«С нами заключили контракт на поставку 1500 единиц ИВЛ. У нас такой ажиотаж был с перепрофилированием производства. До этого мы занимались производством продукции военного назначения. Вопрос о локализации производства аппаратов ИВЛ мы начали прорабатывать с министерством и акционерным обществом «НК Казахстан инжиниринг». В марте нам поступил госзаказ. Те аппараты, которые мы сейчас производим, перед пандемией поставлялись в разные страны: в Бразилию, в Саудовскую Аравию и ряд других стран. И в Турции сейчас очень активно используются. С документацией мы начали работать с марта. Комплектующие начали поступать в августе, в сентябре мы начали производство. К началу октября, как только мы закончили производство, мы сразу начали поставку в регионы», – рассказывает Рауан Демесинов, заместитель генерального директора ТОО «Казахстан Аселсан инжиниринг».

В начале октября первая партия госзаказа была отправлена в регионы. Рауан Демесинов утверждает, что ИВЛ доставлялись собственной логистической службой без посредников из Минздрава и министерства индустрии. А их аппараты соответствуют всей технической документации и приняты на баланс медицинских учреждений. Это значит, что они полностью укомплектованы и готовы к работе. Более того, весь медперсонал прошел спецобучение по работе с ИВЛ и 24 часа в сутки находится на связи со специалистами предприятия-изготовителя.

На вопрос ORDA. «В связи с чем в таком случае возник депутатский запрос сенатора Нурлана Кылышбаева и акимов регионов и будут ли поданы претензии?» заместитель генерального директора «Аселсана» ответил:

«Я не знаю, почему это заявление прозвучало от нашего сенатора. У нас на 16 октября была вся поставка в полной комплектации. Вероятно, источник его информации не владеет подлинной информацией. Претензии не будем никакие предъявлять. Вероятно, у них не было полной информации. Они могли бы нам позвонить, и мы бы им показали все акты. Уже с Минздрава было опровержение, что все аппараты были поставлены. Это человеческий фактор».

От имени министерства здравоохранения, которое выступало заказчиком аппаратов ИВЛ, ситуацию прокомментировала вице-министр Асем Нусупова:

«В настоящее время все эти медицинские организации подписали акты приема-передачи на все 1500 аппаратов. Основным условием договора была приемка после перепроверки соответствия технической спецификации. Поставка 1500 аппаратов отечественного производства завершена. Все аппараты находятся в рабочем состоянии и готовы к эксплуатации».

Закупили и не привезли. Куда исчезли аппараты ИВЛ

После этого заявления ORDA. попыталась связаться с сенатором Нурланом Кылышбаевым для того, чтобы выяснить, что стало причиной его депутатского запроса. Но он отказался от общения с прессой. А вот его помощник сообщил одну очень интересную деталь.

Оказалось, что основанием для депутатского запроса послужило обращение за подписью вице-министра здравоохранения, направленное на имя другого сенатора Ольги Перепечиной, которая является главой комитета по финансам и бюджету верхней палаты парламента.

Получается, что Минздрав сначала направляет обращение в парламент с целью разобраться в ситуации с недоукомплектованными ИВЛ, а потом сам же выступает с опровержением на депутатский запрос?

Должностью клянусь!

В министерстве индустрии и инфраструктурного развития, которое является связующим звеном между Минздравом-заказчиком и «Аселсаном»-исполнителем, заявление Нурлана Кылышбаева посчитали несоответствующим действительности. А вице-министр Талгат Жанжуменов даже «поклялся» своей должностью, когда утверждал, что сенатор заблуждается в своих высказываниях:

«По состоянию на 1 ноября текущего года, все аппараты ИВЛ в количестве 1,5 тысяч доставлены в 297 лечебных учреждений нашей страны, подключены и готовы к эксплуатации. В настоящее время в эксплуатации находятся 140 аппаратов, остальные в резерве. За период эксплуатации аппаратов – дольше всех они эксплуатируются в Нур-Султане – нареканий и жалоб на их работу не поступало. На прошлой неделе в Семее была небольшая неисправность одного компрессора. В течение суток данный компрессор был заменен. Мы впервые в истории Казахстана освоили стационарный цифровой аппарат ИВЛ. А если информация о недоукомплектованности подтвердится, я готов покинуть свою должность».

Закупили и не привезли. Куда исчезли аппараты ИВЛ

Для того, чтобы лично убедиться в качестве аппаратов ИВЛ ORDA. попыталась выяснить, в какие медицинские учреждения они были доставлены и запросила адреса поставок у «Аселсана». Но кроме того, что ИВЛ установили в 297 больниц по всему Казахстану, больше ничего узнать не удалось. Всю информацию по договорной стоимости аппаратов и адреса поставок по распоряжению министерства в ТОО засекретили:

«Цену аппарата мы не можем озвучивать. Это коммерческая тайна, которую мы оговаривали в договоре. Как и общую сумму договора. Мы полностью согласны с теми цифрами, которые озвучили в МИИР. Что касается поставок, то это 297 больниц по всему Казахстану. Но больше я никакую информацию не могу вам дать. Это условие министерства. Этот список засекречен», –резюмировал Рауан Демесинов, заместитель генерального директора ТОО «Казахстан Аселсан инжиниринг».