О работе казахстанских биотехнологов, вреде и пользе генно-модифицированных продуктов питания рассказывает Orda.kz.

В 1994 году американские учёные скрестили в лабораторных условиях гены помидора с генами морской камбалы. Так появился первый в мире трансгенный овощ. От обычных собратьев он отличался тем, что не боялся транспортировок, мог сохранять презентабельный вид в течение полугода и дозревать в помещении при повышении температуры воздуха до +23 °С.

Новый «химерный» продукт пользовался большим спросом, поэтому вдохновлённые успехом создатели стали разрабатывать трансгенную сою, кукурузу, хлопок, табак, рапс и картофель. Вскоре их примеру последовали учёные из других стран мира. Бизнесмены поддержали инновационные разработки, и началось массовое производство генно-модифицированных продуктов питания (ГМО – Прим. авт.).

Со временем появились противники и сторонники трансгенного продовольствия. Первые утверждали, что какое-либо вмешательство в ДНК противоестественно. А значит, употребление в пищу ГМО-растений и продуктов может вызвать у человека опасные мутации и, как следствие, тяжёлые заболевания. Вторые приводили свои контрдоводы. Дескать, ГМО-продукты не могут представлять угрозу здоровью людей, поскольку они не влияют на человеческий геном. За ними – наше будущее и спасение от глобального продовольственного кризиса, который грозит голодной смертью для миллионов жителей развивающихся стран мира.  

Споры вокруг пользы и вреда трансгенных продуктов не утихают до сих пор. Журналисты Orda.kz поинтересовались мнением казахстанских учёных о безопасности ГМО, а заодно узнали, как сегодня развивается генная инженерия в нашей стране и за рубежом.

Эксперименты с ДНК

Сегодня в Алматы работают несколько лабораторий, которые специализируются на выявлении генно-модифицированных организмов в семенах, сельскохозяйственных культурах и продуктах питания. Одна из них – это лаборатория молекулярной генетики и биохимии НИИ защиты и карантина растений. Она была образована в 2016 году на базе испытательного центра института и подчиняется Минсельхозу.

Трое её сотрудников во главе с заведующей – профессиональные биотехнологи, набившие руку в диагностике болезней зелёных насаждений и определении чистоты различной плодоовощной продукции. Мы поинтересовались у них, чем вызвана необходимость производить ГМО-продукты в колоссальных объёмах.

«Численность населения нашей планеты стремительно растёт, в то время как возможности прокормить его сокращаются из-за изменений климата и нерационального использования природных ресурсов. У нас всё меньше и меньше остаётся плодородных земель для возделывания риса, пшеницы, кукурузы, сахарного тростника и сои. Поэтому мы должны приспосабливаться к новым условиям и выращивать сельскохозяйственные культуры по новым технологиям. Например, за счёт генной модификации семян и растений», – говорит научный сотрудник НИИ Шырын Турбекова.

Вред и польза ГМО: что говорят казахстанские учёные
Шырын Турбекова. Фото из личного архива

Учёные меняют ДНК растения, добавляя в него всего один ген от близкого дикого родственника, в результате появляется генетически модифицированная продовольственная культура. По своим свойствам она значительно превосходит природного собрата.

«В результате модификаций ДНК трансгенные растения созревают быстрее и больше дают урожая. При этом они проявляют устойчивость к насекомым-вредителям, бактериальным, грибковым и вирусным болезням, а также пестицидам, гербицидам и засухе. Они позволяют сэкономить на поливе и обработке почвы, покупке удобрений и биопрепаратов», – объясняет Шырын Турбекова.

Новая технология выращивания растений стала хорошим подспорьем для компаний-производителей продуктов питания, поскольку она снижает их себестоимость. Её также используют многие владельцы агротехнических комплексов, тепличных хозяйств, садов, бахчей и плантаций. Вот почему за рубежом бизнесмены в основном поддерживают ГМО-проекты.

В Казахстане ситуация складывается диаметрально противоположная. Наши аграрии предпочитают выращивать тот же лук, картофель и морковь традиционным органическим способом, выбирая для этого лучшие селекционные сорта сельхозкультур. Да и к ГМО-продуктам большинство казахстанцев относится настороженно. Учёные находят этому объяснение.

«Наше общество является, по сути, консервативным. Мы привыкли всё делать по старинке и с недоверием относимся к новаторским разработкам в любой сфере деятельности. Например, к ГМО-продуктам, хотя они безопасны для жизни и здоровья людей. Это доказали в 2016 году учёные Национальной академии наук США в своём 400-страничном отчёте о влиянии ГМО на человека. Они изучили 900 научных статей о ГМО, опубликованных за последние 30 лет, и пришли к выводу, что трансгенные продукты не приносят вреда для здоровья человека», – говорит Турбекова.

Сегодня мировыми лидерами в производстве ГМО-продуктов считаются США, Канада, Индия, Аргентина и Бразилия. Учёные этих стран в лабораторных условиях генетически модифицируют всё, что только можно. Например, пшеницу с геном скорпиона или картофель с геном земляной бактерии, чтобы добиться выведения новых, более жизнестойких сортов злаков и корнеплодов. Недавно они создали генетически модифицированный сорт риса с повышенным содержанием витамина А, пшеницы с удвоенным содержанием железа и особый сорт моркови, который содержит вакцину от туберкулёза.

«Основным источником пищи для трёх миллиардов жителей Земли является рис. Но проблема в том, что многие районы Индии, Бангладеш и Китая, где он традиционно произрастает, постоянно находятся под угрозой затопления. Это побудило учёных скрестить рис с аквалангом, чтобы получившийся новый сорт злака мог выдерживать замачивание в паводковых водах Юго-Восточной Азии», – говорит Турбекова.

А вот американские учёные решают другую проблему – железодефицитную анемию, которой страдают многие молодые женщины и девочки. Они адаптируют штаммы пшеницы, чтобы потом наладить производство муки с повышенным содержанием железа. Испытания проводятся в Центре Джона Иннеса в городе Норидже, притом весьма успешно: новое ГМО-зерно содержит в два раза больше железа по сравнению с обычным.

Казахстанским учёным о таких разработках остаётся только мечтать и изучать достижения зарубежных коллег в теории.

«Я наблюдаю за работой учёных Корнельского университета в США, которые заняты разработкой ГМО-кукурузы, способной противостоять насекомым-вредителям и засухе. Её будут выращивать в Африке, чтобы местные фермеры могли сэкономить деньги на удобрениях и пестицидах. Проект спонсируется благотворительными организациями, в том числе Фондом Билла и Мелинды Гейтс. Предполагается, что новая кукуруза будет доступна фермерам в 2023 году», – говорит биотехнолог. 

Вред и польза ГМО: что говорят казахстанские учёные
ГМО-кукуруза. Фото sneznoe.com

Как признаются наши собеседники, в Казахстане генная инженерия и биотехнологии находятся в подвешенном состоянии. Проблема в том, что наука у нас финансируется по остаточному принципу, поэтому всё держится исключительно на энтузиазме учёных. Чтобы проводить исследования, они стараются выиграть зарубежные гранты или получить от курирующих ведомств заказы, иногда самостоятельно находят спонсоров.

В нашей стране ГМО-проекты практически не финансируются, что несёт как отрицательный, так и положительный эффект. С одной стороны, это минус для казахстанских учёных, поскольку они не могут полноценно заниматься разработками в области генной инженерии. С другой стороны, это плюс для тех потребителей, кто опасается покупать ГМО-продукты. Специалисты-биотехнологи советуют им покупать казахстанскую продукцию.

«Вы можете смело употреблять в еду продукты питания отечественного производства, поскольку они органического происхождения. В них нет ГМО, чего не скажешь о зарубежной продукции, которая порой на 60% состоит из генно-модифицированных организмов. В основном это детское питание, йогурты, картофельные чипсы, кукурузные хлопья, приправы, каши и супы быстрого приготовления», – говорит Турбекова.

По её словам, она спокойно покупает трансгенные продукты и не обращает особого внимания на маркировки «Без ГМО», «Органический продукт», «Эко», «Био», «Диетический», «Фермерский», «Живой» и «Гипоаллергенно»:

«Как правило, это маркетинговый ход некоторых компаний-производителей, направленный на привлечение покупателей к своей продукции. И он зачастую не отражает истинную картину, потому что многие производители лукавят, заверяя о чистоте и безопасности своих товаров в рекламных текстах и роликах. В их продуктах те же ГМО могут скрываться за индексами Е – пищевыми добавками».

Вред и польза ГМО: что говорят казахстанские учёные
ГМО может содержаться во многих продуктах питания. Фото frtka.if.ua

Наиболее часто генно-модифицируются соя, рапс, кукуруза, подсолнух, картофель, клубника, томаты, кабачки, паприка и салат. Поэтому потребителям из числа сторонников натуральной продукции нужно знать о некоторых уловках производителей, чтобы не разочароваться в покупке товара.

Так, генно-модифицированную сою часто добавляют в хлеб, печенье, маргарин, фастфуд, мясные продукты, муку, конфеты, мороженое и шоколад. Генно-модифицированная кукуруза бывает в продуктах быстрого приготовления, супах, соусах, приправах, жвачках и смесях для пирожных. Генно-модифицированный крахмал добавляют в йогурты и другие молочные продукты, а также в кондитерские изделия.

«Если в импортном продукте есть растительный белок, то можно быть почти уверенным, что там есть и генно-модифицированная соя. Поэтому внимательно читайте состав продуктов, прежде чем их покупать», – советуют учёные.

Что не запрещено, то разрешено

Сейчас в нашей стране сложилась парадоксальная ситуация с генно-модифицированными продуктами питания. На полках магазинов они есть, притом в большом количестве, поскольку Казахстан до сих пор не принял закон о ГМО, как это сделали многие страны мира. Официально у нас не запрещено производить и реализовывать ГМО-продукты, но в то же время есть другие ограничения, которые играют на руку зарубежным компаниям-производителям.

Так, с 8 февраля 2003 года в Казахстане действует Закон «О семеноводстве», который запрещает реализацию и использование для посева семян, полученных на основе генной инженерии. Выходит, что самим производить ГМО-продукты нам вроде как нельзя, но в то же время продавать в магазинах импортную трансгенную продукцию можно. Где же логика? Учёные считают, что для решения этого противоречия необходимо принять соответствующий закон, который расставит все точки над «i».

«Нам надо определиться в своём выборе, как это сделали другие страны, и срочно принять закон о ГМО для обеспечения пищевой и биологической безопасности государства. Например, в Германии, Франции и Хорватии запрещено выращивать трансгенные культуры и производить ГМО-продукты. А вот в Испании, Португалии и Чехии разрешено, так давайте решим, мы «за» или «против» ГМО», – говорит Турбекова.

Вред и польза ГМО: что говорят казахстанские учёные
Во многих странах мира запрещено использовать ГМО-растения. Фото start-365.ru

Например, в России в пищевой промышленности можно использовать только те генно-модифицированные растения, которые прошли процедуру государственной регистрации и были проверены на безопасность. Начиная с 26 декабря 2018 года товары с ГМО также получили специальный знак: по закону в России маркируются продукты, содержание ГМО в которых превышает 0,9%. Потребитель должен сам принимать решение о покупке таких продуктов.

«В 2023 году Россия планирует присоединиться к Картахенскому протоколу по биобезопасности, регулирующему перемещение живых изменённых организмов из одной страны в другую. Дело в том, что при любом изменении генома растений – хоть с помощью современной генетической модификации, хоть с помощью селекции, используются мутагенные вещества и радиация. Поэтому необходима тщательная оценка безопасности и эффективности того, что получится в результате. Российские чиновники уже приняли конкретные шаги для обеспечения пищевой безопасности своей страны, а мы только стали двигаться в этом направлении», – говорят казахстанские учёные.

21 мая этого года глава государства подписал Закон «О биологической безопасности Республики Казахстан». Согласно этому закону, уполномоченные госорганы отныне будут совместно вырабатывать меры для предотвращения различных биоугроз. Как это будет выглядеть на практике – ещё неизвестно, но то, что у нас признали проблему обеспечения биобезопасности – уже хорошо. Это реальный шаг к тому, чтобы кое-кто из зарубежных производителей не спихивал нам свою сомнительную продукцию по принципу «на тебе, Боже, что мне негоже!».

О тёмной стороне ГМО

Мы выслушали точку зрения противников ГМО из числа врачей и обычных покупателей, чтобы соблюсти баланс сил и узнать, почему многие казахстанцы выступают за запрет трансгенных продуктов.

«Как специалист, позиционирующий здоровое питание, я являюсь противником ГМО. Хотя и нет никакой доказательной базы, подтверждающей как безопасность, так и вред использования трансгенных продуктов, но я думаю, что последствия их употребления могут проявится в будущем поколении», – считает доцент кафедры «Нутрициология» КазНМУ, кандидат медицинских наук Елена Ушанская.

Вред и польза ГМО: что говорят казахстанские учёные
Елена Ушанская. Фото из личного архива

Правда, утверждать о негативных последствиях приёма ГМО-продуктов специалист по здоровому питанию не берётся:

«Есть различные публикации, в которых говорится о случаях возникновения рака при употреблении ГМО-продуктов. Однако нельзя однозначно заявлять, что они, мол, являются канцерогенами, поскольку причин и факторов развития онкологических заболеваний множество».

Зато учёный отмечает экологические и агротехнические риски при выращивании ГМО-растений:

«Несмотря на то, что первый ГМО-продукт поступил на рынок в 1994 году, уже можно проследить негативные последствия на окружающую среду при выращивании растений, созданных генной инженерией. Это – нарушение естественного плодородия почвы и биоразнообразия, вытеснение редких видов растений, сокращение сортового разнообразия, а также появление устойчивых сорняков и новых разновидностей насекомых-вредителей. Поэтому многие экологи, агрономы, биологи и другие специалисты выступают против ГМО».

По поводу распространённой версии о том, что ГМО-продукты часто вызывают аллергию, специалист-нутрициолог высказывается так: 

«Гены – это белки, а, как известно, в большинстве случаев аллергическая реакция возникает на белковые продукты. Поэтому, если у человека отягощённый аллергостатус, то при употреблении ГМО-продуктов у него высоки риски возникновения аллергических проявлений».

Мы поинтересовались у нашей собеседницы, какие продукты она приобретает в быту?

«Для себя и своей семьи я стараюсь закупать органические продукты. Если это овощи и фрукты, то преимущественно выращенные на нашей земле в данный сезон. Я не гонюсь за красотой и внешним видом, те же яблоки могут быть немного червивыми, а сухофрукты не яркими и блестящими. На овощных консервах читаю маркировку на упаковке, в приоритете – «без ГМО». Также обращаю внимание на страну-изготовителя, поскольку знаю о доминирующих позициях в выращивании ГМО-растений США, Аргентины, Бразилии, Китая, Индии и Канады», – говорит Елена Ушанская.

Пенсионерка Майра Куанова тоже предпочитает покупать органические продукты местного производства:

«Я беру их потому, что уверена в их качестве и безопасности. Они настоящие, вкусные, с минимальным содержанием красителей, консервантов и усилителей вкуса. Может, на вид иногда не столь привлекательные, как яркие, блестящие, одного размера зарубежные продукты, но всё равно лучше. Даже если что-то пойдёт не так, то у меня всегда есть возможность выяснить детали напрямую у производителя, пожаловаться ему и вернуть деньги. А как решить проблему с зарубежной компанией? Никак, если только у неё в Алматы нет своих постоянных представителей».

Женщина выступает ярым противником ГМО-продуктов:

«Как по мне, то трансгенные продукты – это мутанты, опасные для нашего здоровья и жизни. Знаете, я никогда не была сторонницей всевозможных теорий заговора, но одну их версию я разделяю. Ту, что крупные мировые концерны нарочно производят ГМО-продукты, чтобы контролировать численность населения развивающихся стран. Химозные продукты негативно отражаются на репродуктивной системе человека и приводят к бесплодию, вот почему их продвигают в некоторых странах».

По словам Куановой, о вреде трансгенных продуктов она узнала 10 лет назад, когда её родственники пожаловались на ухудшение самочувствия:

«Моя племянница баловала своего пятилетнего сына, постоянно покупая ему йогурты, творожки, чипсы и сладкую вату. Себе она брала пирожные, мороженое и шпикачки. Через какое-то время у мальчика развился диатез, а у неё атопический дерматит. Они долго лечились у дерматолога и сидели на строгой диете. Мы думали, что виной всему – красители и пищевые добавки в еде. А потом дерматолог пояснил, что проблема в ГМО, которые являются сильнейшими аллергенами. С тех пор ни она, ни я не покупаем детям чипсы, йогурты и фастфуд».  

От редакции

Покупать трансгенные продукты или нет – это дело каждого. Но то, что в Казахстане нужно принять закон о ГМО – это очевидно. Необходимо официально определить наше отношение к этому достижению генной инженерии, чтобы показать всему миру: в стране заботятся о пищевой безопасности населения и биологической безопасности окружающей среды.


Комментируй, делись мнением у нас в Facebook!

Получай оперативные новости дня в свой смартфон: подпишись на Orda.kz в Telegram.


Поделиться: