Сегодня Арон Атабек узнал, что его пребывание в колонии закончилось. Приговор не отменили, но смягчили в связи с болезнью. Мы поговорили с теми, кто был свидетелем событий 15-летней давности и следил за тем, как отбывает срок один из самых знаменитых казахстанских оппозиционеров.

Исполнительный директор ОФ «Хартия за права человека» Жемис Турмагамбетова, которая была переговорщиком между сторонами конфликта в Шаныраке, поделилась с корреспондентом Orda.kz опасениями, что Атабеку сейчас просто некуда будет пойти.

"Свобода" без здоровья: останется ли  Атабек борцом
Момент беспорядков в Шаныраке. Фото из открытых источников

      — Это были сложнейшие переговоры. Я видела их всех в действии и знаю, кто есть кто. За все эти годы его родственники так и не объявлялись. Атабек сейчас находится в больнице. Вокруг него охрана. И как только выйдет постановление суда об изменении его меры пресечения, она будет снята. И сейчас могут объявиться все те, кто говорил про него хорошо. Вот пусть они продумывают дальнейшие действия. И теперь вопрос социально-бытовых условий — его личное дело. Я не могу предсказывать, что он будет делать, но на первом месте вопрос, где он будет жить. Будет ли он дальше лечиться или ещё что делать, мне не ясно.

Как утверждает Жемис Турмагамбетова, Атабек нуждается в серьёзном лечении, но он отказывался от него, и его фактически уговорили лечь в больницу.

"Свобода" без здоровья: останется ли  Атабек борцом
На фото bureau.kz Жемис Турмагамбетова

      — Победа это или поражение, я не знаю. В душу к нему не заглядывала. В любом случае у него была возможность ещё в 2018 году подать прошение на условно-досрочное освобождение, но он отказался. А сейчас Генпрокуратура сама вынуждена была обратиться с ходатайством в суд.

Впрочем, говорит правозащитница, это не означает, что Арон Атабек теперь будет спокойно разгуливать на свободе. Он попадёт под пробационный контроль.

"Свобода" без здоровья: останется ли  Атабек борцом
Момент беспорядков в Шаныраке. Фото из открытых источников

Это было ужасно, вспоминает журналист, освещавший события в Шаныраке.

     — Как сейчас помню — этот пустырь, жару и хаос… Когда мы приехали, сотрудники полиции уже заперлись в здании школы. Туда-сюда ходили переговорщики и журналисты. Стояли бульдозеры. Соль была в том, что эта местность – наследие экс акима, а затем министра энергетики Виктора Храпунова. Всё это делалось при нём. А когда назначили Имангали Тасмагамбетова, он всё захотел снести. Он был жёстким руководителем, но когда понял, что дело пахнет, в прямом смысле этого слова, керосином, то пытался как мог спасти ситуацию. Полиции велели ждать, — вспоминает коллега, пожелавшая сохранить инкогнито.

Толпа бросала камни даже по машинам прессы. Атмосфера была накалена до предела, все были против всего.

     — Жизнь одному полковнику спасла какая-то пенсионерка. Она просто упала на него и не давала толпе его избить. Самого Арона Атабека я не видела — это меня и удивило. Но он был первой скрипкой. Кто-то приносил транспаранты, толпу подстрекали активно и довели до безумия. После переговоров, которые ни к чему не привели, был захвачен в плен молодой полицейский, его привязали к столбу, на глазах у сотен людей облили керосином и подожгли. Эта картина до сих пор стоит перед глазами. Очень многие утверждали потом, что Атабек уговаривал не поджигать сотрудников полиции.

Почему запомнили Арона Атабека

В камеру Арон Атабек попал 17 июля 2006 года. Его вызвали на допрос в ГУВД Алматы в качестве свидетеля по событиям в Шаныраке. О том, что он может камеру покинуть, узнал только сегодня, 1 октября 2021.

Арон Атабек (Нутушев, Едигеев) родился 31 января 1953 года, в Казахстан приехал, когда ему исполнилось 18 лет. В 1974 году окончил филологический факультет КазГУ, потом работал в Госкино, в издательстве «Мектеп», преподавал, писал стихи, переводил, занимался тюркологией. Творил под псевдонимом «Атабек».

  • Это Арон Атабек написал знаменитое письмо к 1 съезду народных депутатов СССР, в котором выдвинул политические требования о пересмотре политической оценки Политбюро ЦК КПСС по поводу декабрьских волнений 1986 года, освобождении всех участников протеста и предоставлении Казахстану государственного суверенитета.
  • Это Арон Атабек организовал казахское национал-патриотическое общество «Жеруюк» и от его имени обратился в горисполком Алма-Аты с просьбой разрешить провести тризну в память жертв декабрьских событий 1986 года в Алма-Ате.
  • Это Арон Атабек организовывал первые митинги в память жертв политических репрессий. Это он вызвал шок у чиновников, когда в 1990 году на встрече молодёжи с Назарбаевым во Дворце культуры АХБК настоял на минуте молчания в память жертв Желтоксана. Онемевший зал сидел, пока не встал сам Назарбаев.
  • Это Арон Атабек создал партию национальной независимости «Алаш» и стал её председателем, выпустил политическую газету «ХАК» и издал брошюру «Алаш и казахская нация».

Его никогда не отличала политическая осторожность, поэтому он публикует выдержки из самиздатовской книги диссидента Каришала Асанова «Думы о судьбе народной или Слово о призраке Суверенитета» под названием «Не верь улыбке президента» с карикатурой на Назарбаева.

Позже Арона Атабека арестовали в Москве и инкриминировали две статьи УК — организация покушения на жизнь и здоровье муфтия Нысанбаева и публикация в газете «ХАК» статьи известного диссидента Каришала Асанова с порочащими Президента Назарбаева фактами.

Из российской столицы его пытались вывезти в наручниках в Алма-Ату — защитили его российские общественники. Потом была политическая эмиграция в Баку. В Азербайджане он создал комитет «Туркестан» и начал инспектировать Карабах и Чечню.

В Казахстан Атабек вернулся в 1996 году, но, опасаясь преследований, политикой не занимался. Он зарабатывает на жизнь — много пишет и переводит. Но уже в 2004 году создаёт и возглавляет общество «Казак Улты». Принимает участие в акциях ДВК и других оппозиционных партий. В марте 2005 года Атабек организует Народный Фронт Казахстана «Казак Мемлекети».

Апогеем этой деятельности становится организация общественного движения за права бездомных казахов.

Это Арон Атабек создаёт систему «коллективной самообороны» на алматинской окраине в микрорайонах Айгерим, Шанырак, Бакай, Улжан и др.. Его поддерживают и те, кого выселяют из ведомственных общежитий. Арон Атабек участвует в обороне незаконно построенных домов в Бакае и получает травму от удара дубинкой спецназовца.

Отстоять постройки не удалось – сотни домов были снесены. Атабек пытается помочь людям и обращается с призывом к властям объявить мораторий на снос жилых строений.

14 июля 2006 года попытка сноса домов в Шаныраке закончилась столкновением жителей с полицейскими и спецназовцами. События развивались драматически – самозахватчики облили бензином участкового и подожгли. Через две недели полицейский скончался в больнице.

Арон Атабек, который пытался быть посредником между властями и жителями Шанырака, получил черепно-мозговую травму, в больницу его не приняли, как, впрочем, и других пострадавших жителей. Состояние его было тяжёлым, поэтому задержали не сразу. Лечился дома, но уже 17 июля его вызвали на допрос в качестве свидетеля, но уже так и не выпустили.

Известно, что у Арона Едигеева есть дети: Алма Нутушева, Айдана Айдархан и Аскар Айдархан.

Поделиться: