Размышления эмигранта, журналиста из Варшавы Игоря Винявского о том, почему у казахстанской власти не получится сделать так, чтобы люди не уезжали из страны.

Прочитав мнение Ирины Галкиной об отъезде из Казахстана, решил поделиться своим на эту тему. Я живу в Польше уже восемь с половиной лет. Отъезд мой был больше вынужденным и связан с политическим преследованием из-за журналистской деятельности, но даже не в этом суть. Причина отъезда из Казахстана у каждого эмигранта своя. Кто-то поехал делать карьеру, кто-то «за колбасой», кому-то захотелось поменять климат, кого-то потянуло на историческую родину, кто-то поближе к родственникам, у кого-то мечта детства – жить в другой стране, кто-то не приемлет правил игры, установленных в стране властью и т.д. и т.п.

И я не буду говорить о причинах отъезда. Хочу обратить внимание на другое. На слова Назарбаева, который в привычной для него хозяйско-менторской манере изрек:

«Зачем уезжать, если мы создадим лучшие условия, чем там, куда они уезжают? Зачем? Поэтому на местах акиматы, наши идеологи должны быть очень внимательными. Почему уезжают в соседние вузы? Надо сделать так, чтобы у нас было лучше, у нас были лучше условия приема детей, надо специальные гранты открывать, и самое главное – лучшее образование давать».

И в этом, как мне кажется, главная проблема казахстанских властей. Нет, не в попытке создать лучшие условия, а в желании всё и вся контролировать, везде засунуть свой нос. В Казахстане нет такой сферы, где бы государство не присутствовало в виде органа контролирующего, регулирующего, надзирающего, решающего, поддерживающего. Ему во всем нужно участвовать. Но так, как традиционно государство – плохой менеджер, у него получается все соответствующе.

Возьму Польшу. Польша создает условия для возвращения репатриантов. И они весьма неплохи: внушительные подъемные, жилье, быстрая и упрощенная процедура получения гражданства. Но это для репатриантов. Для эмигрантов она ничего не создает, хотя в них остро нуждается. Польша – одна из самых «тяжелых» стран Евросоюза в вопросах получения ПМЖ и гражданства. Куда проще его получить во Франции, Бельгии или Испании. Тем не менее, после 2014 года в страну приехало более двух миллионов украинцев. Большинство, конечно, гастарбайтеры, но внушительная часть с планами остаться навсегда. Кроме того, в стране несколько сотен тысяч белорусов, россиян и выходцев из других стран СНГ. Большая часть сосредоточена в Варшаве, но внушительные комьюнити сформировались также в Кракове, Гданьске и других крупных городах. В столице сообщество разрослось настолько, что можно в нем практически полностью существовать, не выходя за рамки – получать услуги специалистов, найти работу, круг общения.

При этом государство ровным счетом ничего не сделало для того, чтобы люди хотели приезжать и оставаться жить. Да, есть какие-то бюрократические нормы, которые упрощаются, но с большим тележным скрипом. Но вы же не думаете всерьез, что президент Анджей Дуда говорит: «Надо что-то сделать, чтобы польские студенты не уезжали учиться на запад. Давайте мэр Варшавы напряжется и сделает так, чтобы Варшавский университет был не хуже Сорбоны». Он, возможно, и не хуже, не знаю, но для варшавского главы президент страны в таких вопросах – вообще не указ. Ах да, Назарбаев же теперь – не президент. Оставим эту ремарку за скобками, она не важна. Да, кстати говоря, польский мэр не может влезать в деятельность вуза: для этого министерство образования есть. А туда не может влезать президент: для этого есть премьер и министр образования. Кроме того, ректора вуза выбирают в вузе, а не назначают в министерстве.

Все, что делает страну привлекательной для приезжих и для местного населения, лежит в плоскости рыночных отношений. Государство же, наоборот: если что-то пытается сделать, то чаще у него получается оттолкнуть население, а не привлечь. Традиционно поляки после обретения независимости в свои лихие девяностые начали стремительно выезжать в Британию (там польское сообщество самое крупное после индусов), Германию (за пару часов прогулки по любому крупному городу вы услышите польскую речь несколько раз), Швецию и другие западные страны. Возвращаться оттуда практически никто не собирается, хотя партия власти пыталась предпринять какие-то попытки. А вот иммиграционные настроения властям удается создать намного лучше. Всплеск негативных настроений «пора валить из Польши» резко колыхнулся вверх после попытки властей запретить аборты. Для многих это стало триггером: никто не смеет решать за меня, что мне делать с моим телом. Женщин поддержали и мужчины. Протесты стали самыми массовыми за последние тридцать лет, несмотря на объявленную в стране пандемию и жесткие ограничения для граждан.

Так что же надо делать, чтобы люди не выезжали из страны? Государству нужно не вмешиваться в те сегменты общественной жизни, в которых оно ведет себя как слон в посудной лавке. Извечное желание Назарбаева всё контролировать, везде присутствовать лишь разрушает любые попытки самостоятельного рыночного развития. Любые ростки рыночной и общественной саморегуляции безжалостно затаптываются чиновничьими ботинками. Казахстанской власти даже невдомек, что многие секторы могут развиваться эффективнее, если туда не лезть.

Почему же невдомек? Потому что местные власти ориентируются не на чаяния народа, а на волю центра. Чтобы сидеть в кресле главы города или области, нужно худо-бедно поддерживать во вверенном объекте жизнь, вовремя запустить тепло и горячую воду, переложить тротуарную плитку и провести ямочный ремонт, чтобы гражданам казалось, что жизнь играет разными красками. Чтобы реально улучшать жизнь, нужно быть избранным главой региона, полностью подотчетным перед местным населением, а не перед старцами Нур-Султана.

Поэтому, чтобы сделать лучше, чем у соседей, надо просто в сторону отойти. Чтобы ректор вуза занимался улучшением качества образования, а не инициировал референдум по продлению сроков президента, как это делал ректор семейского вуза Ерлан Сыдыков в начале 2011 года. Что в голове у ректора, когда он занят подобной ерундой? Желание выслужиться перед властью? Так его не должно быть вообще, потому что ректор вуза сам по себе, а власть сама по себе. Так должно быть. Знаете, почему? Потому что ректора, как я отмечал выше, тоже можно выбирать. В самом вузе. Раз в четыре-пять лет.

Вот и получается, единственное, что власть может сделать лучше, это сделать себя избираемой. Тогда у людей появится реальное ощущение, что они влияют на жизнь в своем городе, своей стране. И тогда поймут, что могут сделать свою жизнь лучше. Сами.