К триумфальному шествию Kaspi.kz по топовым новостям мировых медиа как нельзя лучше подходит остроумное выражение из комедии Леонида Гайдая: «На его месте должен быть я!». Ведь именно в октябре, по замыслу стратегов из «Самрук-Казына», должно было пройти давно ожидаемое IPO бриллианта казахстанской экономики – нацкомпании «КазМунайГаз».

Если Kaspi смог похвалиться 1 миллиардом долларов привлечённых на бирже средств, то КМГ планировал продать на площадках Лондонской биржи и биржи Международного финансового центра «Астана» от 15% до 25% акций и выручить за них от 5 до 6,5 миллиардов долларов США. По крайней мере, такие цифры озвучивались ещё в феврале 2020 года на расширенной коллегии министерства энергетики.

А потом – случилось то, что случилось. Коронавирус начал своё победное шествие по планете, закрылись границы, перестали летать самолёты и сбавили обороты промышленные производства во всех странах. Упал спрос на энергоресурсы – и рухнула цена на нефть. Впервые в истории баррель нефти стал стоить отрицательное значение, когда 20 апреля майские фьючерсы на сорт WTI торговались по минус 37,63 доллара за баррель, то есть покупателю ещё и приплачивали. В этих условиях стало очевидно, что о миллиардах за акции «КазМунайГаза» можно забыть, как минимум, на ближайшие год-два. А дальше?

Заместитель председателя правления-финансовый директор нацкомпании Даурен Карабаев, комментируя в начале мая отмену первичного размещения акций, ответил уклончиво:

«Всё будет зависеть от того, насколько восстановятся рынки, особенно рынки IPO, после того падения, которое они испытали в марте-апреле».

Здесь стоит вспомнить, что впервые о продаже части акций КМГ в правительстве заговорили весной 2016 года. Тогда же началась предпродажная подготовка, включающая в себя делистинг «дочки» – АО «Разведка Добыча КМГ», завершение программы модернизации НПЗ, продажу непрофильных активов и повышение финансовой устойчивости компании. Первоначальный план предусматривал IPO «КазМунайГаза» в 2018 году. Но сроки в итоге сдвинулись на два года.

Чиновники, убаюканные высокими ценами на нефть и вдохновлённые прошедшим в декабре 2019 года супер-удачным IPO компании Saudi Aramco, особо не переживали. И не замечали, что мир вокруг нас стремительно меняется. И девизом этих изменений можно считать слова, приписываемые одному из отцов-основателей картеля ОПЕК, министру нефти Саудовской Аравии шейху Ахмеду Заки Ямани:

«Каменный век закончился не потому, что кончились камни…». Так и нефтяная эпоха завершится раньше, чем в мире иссякнет последняя капля нефти.

Последние новости с нефтяных полей удивляют. Итальянский нефтегазовый концерн Eni, являющийся одним из крупнейших инвесторов в казахстанскую нефтедобычу, после начала коронакризиса ускорил трансформацию своей бизнес-модели, начатую ещё четыре года назад. В июне было объявлено о новой корпоративной структуре компании, включающей два равнозначных бизнес-направления. Одно из них – традиционное, под названием Natural Recources – добыча и переработка углеводородов. Вторая бизнес-группа – Energy Evolution – сфокусируется на альтернативной энергетике, на развитии «зелёных», «синих» и биологических источников энергии.

Французская Total в течение ближайшего десятилетия снизит долю сырой нефти в портфеле своих продуктов до 30%.

«В следующем десятилетии производство энергии Total вырастет на треть, примерно с 3 до 4 млн баррелей нефтяного эквивалента в день, половина – за счёт СПГ, половина – за счёт электроэнергии, в основном, из возобновляемых источников. Группа будет постепенно увеличивать прибыльные инвестиции в возобновляемые источники энергии и электроэнергию с 2 млрд долларов до 3 млрд долларов в год, что составляет более 20% капитальных вложений», – отмечается в коммюнике компании, выпущенном в начале октября текущего года.

Как известно, Еврокомиссия в декабре 2019 года обнародовала в качестве одного из своих приоритетов «Зелёную стратегию по климату и энергетике», рассчитанную на срок до 2030 года.  Её целевой маркер – к 2050 году достичь полной климатической нейтральности в Европе. Исполнение этой стратегии приведёт в ближайшее десятилетие к падению спроса на нефть и нефтепродукты на европейском рынке. И все нефтедобывающие страны готовятся к новой реальности. Кроме Казахстана. Здесь ждут возвращения цен на нефть к 110 долларам за баррель, чтобы выгодно продать кусок «КазМунайГаза». И не понимают, что время работает против нас.

Автор: Олег Червинский