Директор фонда Zertteu Research Institute Шолпан Айтенова считает, что «Қазақстан халқына» должен быть внебюджетным, таким, как Фонд социального и медицинского страхования. Его деятельность должна регламентироваться законом и он должен быть подотчётен парламенту. 

Президент Касым-Жомарт Токаев инициировал создание частного благотворительного Фонда «Қазақстан халқына». По словам главы государства, олигархи, которые сколотили свой первый капитал во время правления Нурсултана Назарбаева, будут регулярно делать отчисления в фонд. Важная ремарка: по мнению экономистов, это больше похоже на «налог для богатых». 

Председатель правления фонда Болат Жамишев заявил, что фонд должен собрать 150 млрд тенге на выполнение поставленных Токаевым задач. Общественности известно, что фонд юридически не принадлежит государству – таким образом, его деятельность не контролируется правительством. 

В связи с этим возникает ряд вопросов: как регламентируется деятельность фонда; имеются ли риски, если он не подотчётен правительству? 

Об этом корреспондент Orda.kz поговорил с директором фонда Zertteu Research Institute, с экспертом по бюджетной прозрачности Шолпан Айтеновой.

– По-вашему, почему президент инициировал создание фонда?  

– С одной стороны, это своего рода восстановление справедливости, и необходимость показать результаты здесь и сейчас. На реформы требуется время, а доверие граждан надо восстанавливать сейчас. Создание фонда – уже осязаемый результат с настоящими деньгами.  

Но в то же время это признание со стороны высшего руководства страны, что институты в стране не работают, и это заметно в критических выступлениях президента. 

В условиях неработающих институтов, когда нет эффективных правовых механизмов для расследований на предмет незаконного обогащения, создание такого фонда преподносится как «отдать должное народу Казахстана». 

Однако даже у такого политически мотивированного решения должна быть крепкая институциональная основа. Такие инициативы могут ухудшить стабильность инвестклимата, потому что из ниоткуда возникает частный фонд, в который крупный бизнес должен отчислять крупные суммы на регулярной основе наряду с действующей государственной системой налогообложения.

— Есть ли риск, что Фонд «Қазакстан Халқына» станет очередным непрозрачным и не подконтрольным проектом в стране?

Создание фонда с самого начала сопровождается кулуарным принятием решений и закрытостью для общественных дискуссий вокруг учредителей, руководства, основных целей и модели управления. 

Со стороны идея фонда выглядит благородно взять у богатых и перераспределить среди бедных. Но это не сиюминутная акция помощи бедным.

Бюджет фонда в 150 млрд тенге будет равносилен годовому бюджету таких городов, как Тараз, Кызылорда и Талдыкорган вместе взятые. Я считаю, что необходимо признать «Қазақстан халқына» внебюджетным государственным фондом, а не благотворительным частным. 

Учитывая то, что инициатива создания фонда принадлежит президенту, правительство должно выступить учредителем фонда, а его деятельность должна регламентироваться законодательно. Так, фонд будет подотчётен парламенту. Тогда это будет ясно и легитимно, фонд будет проверять не ревизионная комиссия самого фонда, как утверждается в СМИ, а уже Счётный комитет. 

Создание частного фонда, который аккумулирует такую большую сумму в 150 млрд тенге, сравнимо с созданием дополнительного теневого бюджета, реализация которого не подчиняется ни госорганам, ни парламенту. В таком случае фонд становится влиятельным и мощным финансовым инструментом, который может служить для решения  задач, которые будут иметь значимое влияние на социальные процессы, но при этом не отражаться в официальной статистической отчетности.

Президент Токаев в одном из твитов пишет, что «правительство должно работать во имя интересов людей» и «эффективное государственное управление должно быть реальностью, а не исключением».

При этом инициирование частного фонда с большими внебюджетными поступлениями, который сформирован благодаря политическому влиянию, не соответствует принципам качественного госуправления.

Что вы предлагаете? Каким образом можно урегулировать деятельность фонда «Қазақстан халқына»?

– Главное отличие этого фонда – огромный бюджет, который будет формироваться за счёт взносов крупного бизнеса. Поэтому данный фонд нельзя рассматривать как очередную частную инициативу. 

Его нужно законодательно урегулировать. Необходимо определить точные задачи, для которых он существует. Государство не должно заниматься благотворительностью, оно должно решать системные проблемы через целевые программы и бюджет. Ему нужно уходить от практики реактивного решения проблем, в том числе путем создания фондов. 

Если проблема заключается  в отсутствии доверия, что средства будут освоены целевым образом в рамках госбюджета, тогда нужно реформировать бюджетную систему, а не создавать новый неформальный фонд.

Президент сказал, что одна из задач фонда – дорогостоящее лечение детей. Но такие фонды уже существуют. Также есть квоты на лечение со стороны министерства здравоохранения. Фонд не должен дублировать задачи государства, и задачи, которые выполняют другие  благотворительные фонды. Фонд не способен решить все социальные проблемы страны, поэтому правительство должно искать причины и решения основных проблем.

Здесь видится проблема четкого понимания целей и задач фонда. Кому и как помогаем и что делать, когда средства закончатся, какой результат ожидается? И здесь наиболее очевидный способ институционализировать фонд сделать его государственным. Но если у фонда цели на устойчивость и долголетие. 

Согласно кодексу МВФ, должны существовать четкие механизмы координации и регулирования бюджетной и внебюджетной деятельности. То есть, другими словами, внебюджетные фонды должны быть частью бюджетной системы для обеспечения прозрачности и целостности всех финансовых потоков.

Фонд «Қазақстан Халқына» если будет способен аккумулировать планируемый объем средств на постоянной основе, то может стать очередным внебюджетным фондом, как фонд социального и медицинского страхования с понятным кругом задач для обеспечения большей прозрачности и контроля его деятельности.

– Во время пандемии в 2020 году первый президент Казахстана создал фонд «Біз біргеміз». Фонды чем-то похожи?

– Фонд «Қазақстан халқына» схож с фондом «Birgemiz» по структуре управления, форме, целям и формированию капитала. Общественный фонд «Birgemiz» был создан во время пандемии в 2020 году по поручению первого президента. В течение первых десяти дней он собрал 13 млрд тенге за счёт перечислений однодневных заработных плат госслужащих и взносов бизнеса.

В публичном доступе отсутствует отчетность того, как были использованы средства фонда. «Birgemiz» был учрежден двумя  НПО – ОО «Организация ветеранов» и «Мир через духовность», а попечительский совет фонда состоял из известных уважаемых граждан, таких как Бауыржан Байбек, Нурлан Абдиров, Юрий Пя, Бибигуль Жексенбай и другие. На мой взгляд, такой внушительный состав совета фонда не справился с обеспечением полной прозрачности и подотчетности использования «ковидных» денег фонда «Birgemiz». 

Важно отметить, что новый фонд имеет имеет аналогичную структуру с фондом «Birgemiz». В попечительском совете «Қазақстан халқына» также много известных и уважаемых людей, в том числе и доктор Пя, который был в попечительском совета фонда «Birgemiz». Тут ключевой вопрос – смогут ли они обеспечить полную прозрачность и подотчетность нового фонда?

Получается, благотворительные фонды в Казахстане непрозрачны?

– Существует системная проблема отсутствия прозрачности в отчетности благотворительной помощи, где есть участие госорганов. Например, есть корпоративный фонд социального развития  «ТҮРКІСТАН», который собрал более 2 млрд тенге в фонд помощи пострадавшим от взрывов в Арыси в 2019 году. Население региона также перечисляло свои однодневные зарплаты, а компании – спонсорскую помощь. Хотя в публичном доступе нет отчётов об использовании этих денег. 

Есть другие фонды, создаваемые акиматами, которые пополняются спонсорской помощью местного бизнеса или социальными инвестициями добывающих компаний. Например, это такие фонды. как «Парыз», Densaylyq Qostanai, «ЕРТІС КӨМЕК» и другие. Они создаются местными властями для решения социальных проблем на местах. Но такие фонды создают параллельные бюджеты, которые сложно контролировать. 

– То есть государственные органы и лица должны уходить от практики создания фондов для благотворительных сборов и целей. 

Благотворительные фонды, как и общественные организации, должны сдавать отчётность в базу данных НПО. Но этого не происходит, поэтому у нас нет хорошей практики надлежащего управления благотворительными фондами.

Есть ли примеры инициирования фондов президентами за рубежом?

– На Западе есть практика, когда президенты создают свои фонды по завершении президентских полномочий.  Например, есть фонд Билла Клинтона или фонд Барака Обамы. Их отличительная сторона от наших «президентских» фондов в том, что они создаются после окончания президентского срока, а также их отличает исчерпывающая отчётность, в том числе финансовая, сколько всего денег привлекли и на какие цели их потратили.

В социальных сетях Фонд «Қазахстан халқына» также сравнивают с фондом «Бота».  Напомню, что этот фонд был создан при поддержке Всемирного банка на деньги, которые были заморожены по делу о «Казахгейте».

То есть эти средства – 84 млн долларов США – имели неизвестное происхождение, возможно, были накоплены коррупционным путем. Они были заморожены на счетах в швейцарском банке и возвращены в страну. То есть правительство не получило эти деньги, а они были реализованы через фонд «Бота», который выдавал денежные пособия бедным и гранты для организаций гражданского общества. Фонд «Бота» имел чёткие процедуры определения бенефициаров и мониторинга выделенных средств.

Какие основные вызовы сейчас стоят перед фондом?

– В первую очередь, это определение задач и приоритетов. Наряду с этим нужно обозначить чёткие механизмы финансирования целей, задач фонда и процедуры отслеживания целевого использования средств. 

Необходимо понимание, кто и в каком объеме может рассчитывать на средства фонда.

На сегодняшний день, судя по публикациям в СМИ все эти вопросы управления фондом не решены. Даже самый главный вопрос из каких средств формируется капитал фонда. 

Задачи, которые могут быть решены в рамках расходов государственного бюджета, должны быть исключены из уставной деятельности фонда. Например, оказание помощи и поддержка пострадавших во время ЧП. Для этого можно использовать резерв правительства, в республиканском бюджете в этом году предусмотрено 105 млрд тенге. Более того, в республиканском бюджете есть резерв на осуществление инициатив президента в размере 71 млрд тенге. 

Другой вызов – это обеспечение прозрачности деятельности фонда. Необходимо опубликовать исчерпывающую информацию об учредителях фонда, его уставе, сведения о доходах, расходах и отчёты о деятельности. 

Поделиться: