Дистанционное обучение в школах, введенное наспех из-за угрозы распространения COVID-19, разделило казахстанское общество на два непримиримых лагеря и вскрыло огромный пласт проблем.

За полгода в Казахстане не смогли создать ни одной нормальной отечественной площадки для дистанционного обучения, а имеющимися – мало кто пользуется. Эксперты сходятся во мнении, что качество школьного образования в Казахстане резко ухудшилось пять лет назад после внедрения «обновленки» экс-министром образования Ерланом Сагадиевым.

Мы спустили деньги на ветер, обокрали своих детей

Для повышения качества образования в Казахстане каждый этап создания программ обучения должна проверять независимая общественная экспертиза, – отмечает вице-президент Казахской лиги экспертов образования Гульнара Абишева.

Никто не был готов к пандемии коронавируса и тотальному карантину. Из-за непонимания происходящей ситуации дети испытывали чувство страха. Им никто не объяснял, что происходит, какие профилактические меры нужно предпринимать.

В министерстве образования должны были издать памятки, записать ролики, разъясняющие ситуацию в стране. Но мы не дождались никаких разъяснений ни от МОН, ни от Минздрава. Учителя разъясняли происходящее как могли, но этого было недостаточно.

Вторая проблема – неподготовленность материально-технической базы системы образования. Если бы 10 лет назад система E-learning, в которую были вложены миллиарды, хоть как-то работала, и у учителей, и у детей были хоть какие-то умения и навыки использования программ для дистанционного обучения, у нас была бы совершенно другая ситуация. Мы спустили деньги на ветер, обокрали своих детей и сейчас безмерно перед ними виноваты, потому что в течение полугода мы так и не смогли организовать доступ к достойному образованию.

По мнению Абишевой, большой проблемой было и отсутствие у многих детей компьютеров, планшетов, доступа в Интернет. Материальные проблемы больше всего отразились на сельских школьниках и детях из малообеспеченных семей.

Эксперт считает, что в министерстве сидят функционеры, которые не работали в школах.

Мы все лето обсуждали эти вопросы, предлагали свои алгоритмы, но, к сожалению, в министерстве не услышали ни одно из наших предложений. Дистанционное обучение не может охватить всю учебную программу. Время восприятия детьми информации в классе и через экран совершенно разное. Учителям нужны были новые методические пособия.

Профессионалы Казахской лиги экспертов образования пытались убедить чиновников из министерства образования, что пять площадок не справятся с дистанционным обучением. Мы просили их проанализировать, на каких платформах в четвертой четверти занимались дети. Попросили технические данные – в каких областях есть интернет, где его нет, какова скорость, наличие электронных устройств, чтобы наши аналитики могли проанализировать и предложить варианты решения. Но нам и эти данные не предоставили. Нужно было провести хорошую аналитику, чтобы разработать базовые требования к платформе дистанционного обучения и рекомендовать IT-платформы.

Абишева уверена, что сейчас чиновники занимаются затыканием ртов – не дай бог, кто-нибудь из родителей или учеников скажет, что в дистанционке есть проблемы. Но вместо этого им нужно объявить общереспубликанский конкурс, набрать несколько групп экспертов (у нас много людей в науке, которые знают о педагогике все), которые могут поделиться опытом, знаниями и доработать дистанционку.

Наше поколение ничего не сделало для своих детей. В век технического и информационного прогресса мы могли бы создать для обучения детей шикарные условия, а мы элементарно не можем провести в села интернет.

  • Справка: В Казахской лиге экспертов образования работают 84 специалиста, из них 25 – активные эксперты. Здесь собрались профессионалы, работавшие в аналитике и экспертизе. Есть эксперты дошкольного и школьного образования, среднетехнического и профессионального образования, эксперты высшего образования. Все являются узкоспециализированными специалистами, каждый работает в своем направлении. Эксперты постоянно проходят курсы повышения квалификации. 

МОН показало себя плохим рулевым

Руководитель бюро образовательных технологий UniverSity Жанна Мендыбаева пристально следит за всеми процессами, происходящими в сфере школьного образования. Чтобы оно стало современным, качественным и эффективным, необходимо не только признавать свои ошибки, но и вовремя их исправлять. Необходимо менять структуру обучения детей и в выпускных классах сделать акцент на профориентацию, – считает эксперт.

Уже в конце третьей четверти остро встал вопрос о переходе на дистанционное обучение и все вспомнили про проект e-learning, который «умер» в 2013 году, так и не начавшись. Пока депутаты и общественность охали и ахали по этому поводу, школам нужно было думать, как продолжить обучение после внезапных каникул. Учителя, не зная, на каких ресурсах работать, не владея современными технологиями, начали экстренно осваивать IT-ресурсы, а МОН показало себя плохим рулевым – там обещали, что найдут решение, но за день до начала четверти признались, что интернет-ресурсов нет и платформ, которые можно было рекомендовать, тоже нет. Учителям и ученикам предложили телеуроки по пять минут. Директора продвинутых школ смогли оседлать иностранные платформы для обучения, а те, кто не дружил с технологиями, использовали WhatsApp.

Когда учебный год закончился, эксперты, педагоги и родители поняли, что четвертая четверть провалилась, и вина за это полностью лежит на МОН, хотя ведомство этого так и не признало и не исправило свои ошибки.

Спикер считает, что спустя полгода после внедрения дистанционного образования, ситуация усугубилась. Летние месяцы были потрачены бездарно. Учителям можно было дать время на отдых в июне, а в мае нужно было попросить их сконцентрироваться на разработке уроков в условиях дистанционного обучения.

МОН опять протянуло волынку. Во второй половине июля они попытались обучить преподавателей дистанционным технологиям, но это было организовано бездарно, а платформы не были готовы и к первому сентября. Школам не позволили самостоятельно выбирать ресурсы, разрабатывать контент, чтобы без стресса войти в новый учебный год.

Зато в двадцатых числах августа МОН ввело в школах и колледжах новую систему оценивания, как обычно, ничего не объяснив педагогам. О каком качестве может идти речь, если все делается «на коленке»?

Педагоги, качественно преподающие свои предметы, заняты с утра до ночи. За 30 лет независимости никто не задумывался о нормировании труда учителя и учащегося. Качество образования упало. Если сейчас провести мониторинг успеваемости, результаты будут ужасными.

Дистанционка свалилась как снег на голову

Руководитель Ассоциации учителей физкультуры РК, учитель физкультуры школы-гимназии №68 города Алматы, педагог-мастер Наталья Дрейт считает, что любой предмет можно преподавать интересно и качественно в дистанционном формате, невзирая ни на какие форс-мажоры.

Дистанционное образование свалилось на всех как снег на голову. Учителя не были к этому готовы. Обучение и рекомендации проходили в короткие сроки. Возникали сложности с прямой и обратной связью с детьми. Мы не знали, как будем высылать детям задания и получать обратную связь. Были проблемы с интернетом. У некоторых не было ни ноутбуков, ни телефонов.

Все это время МОН бросалось из крайности в крайность. Инструкции менялись каждый день. Преподавателям приходилось судорожно переделывать уроки на новый лад.

Качество образования зависит и от самих учащихся. Если у них есть мотивация и желание получить знания, они вытрясут из учителя все, что им необходимо. Добросовестные преподаватели ответственно относятся к своему предмету, выкладываются по полной программе, чтобы дети усвоили предмет, поскольку понимают, что, когда они выйдут из карантина, придется наверстывать упущенное.

Дистанционно можно проводить интересные уроки, развивать детей, образовывать. Все упирается в профессионализм учителя, его желание работать, умение заинтересовывать детей, креативно подавать материал.

Алия Ахетова преподает историю и право в одной из школ Кокшетау. Имеет 40 лет преподавательского стажа. Считает, что второстепенные и дублирующие друг друга предметы нужно убирать из школьной программы и больше внимания уделять качеству изучения государственного языка.

В четвертой четверти дети отправляли выполненные задания на проверку по WhatsApp. Мы были вынуждены разбирать размытые, безликие, непонятные каракули и выставлять оценки. Zoom постоянно «вылетал» и вести урок было сложно.

В обычном формате работы учителя заняты в школе до 18.00. Сейчас мы работаем практически круглосуточно. Некоторые ребята отправляют домашние задания на проверку в половине первого, в час ночи и звонят, чтобы что-то уточнить по Кунделику. Создается ощущение, что учащиеся и родители не в курсе, что учитель – тоже человек, что у него есть семья, дети, обязанности хозяйки дома. Сегодня учителя являются обслуживающим персоналом, который должен работать круглосуточно, потому что в условиях дистанционного обучения рабочий день не имеет лимита.

Педагог отмечает, что в первую очередь необходимо убрать из школьной программы ненужные предметы.

Самопознание дублирует валеологию, анатомию, граждановедение, экономическую теорию, основы права, обществознание, религиоведение. Это самый унылый, монотонный, ненужный предмет. К сожалению, крайне неблаговидно преподается государственный язык, так и не ставший родным для большинства казахстанцев. Мы говорим о многих проблемах, но нас не слышат.

Я неоднократно озвучивала проблемы и задавала вопросы. Общественный резонанс по поводу моего прошлогоднего вирусного видео был огромным. Но, несмотря на всенародную поддержку, на меня ополчились и местный Nur Otan, и Управление образования. Мне организовали травлю в школе и судилище. Репрессии были очень жесткими. Но меня это не сломило. Как бы мне ни было больно, горько, тяжело, я не жалею, что выступила. Несмотря ни на что, я продолжаю работать с детьми, стараясь дать им качественные, фундаментальные и системные знания. Для меня это важнее всего.

Ходить или не ходить в школу?

Наталья, мама первоклассника:

Однозначно против дистанционного и онлайн обучения! Родители вынуждены брать с собой детей на работу, поскольку бабушки и дедушки не разбираются в технике и не могут контролировать школьников. Это ужасное зрелище: нервная мама, потому что работу никто не отменял, и нервный ребенок, которому сложно сосредоточиться, потому что вокруг не учебная обстановка.

Раушан, мама третьеклассницы:

Как можно быть ЗА такое обучение? Это же АД! Мы учимся в третьем классе и я в шоке от обучения. Наш учитель общается только с родителями! К детям в Zoom выходит на две-три минуты, да и то не каждый день. Всего в день у нас идут по два-три урока по две-три минуты! Все остальное делаем сами. Ребенку приходится объяснять материалы самостоятельно, но учитель ставит плохие оценки ребенку и обвиняет родителей, что мы плохо объясняем! У нашего учителя нет даже мессенджера WhatsApp, в котором она хотя бы что-то объясняла. С детьми не общается никак! Пишет родителям на почту и все! Но если что-то сказать учителю – она обижается и кричит: «Я уволюсь!». Это не учение, а маразм! За что такие преподаватели получают зарплату?

Разия Абдыкадырова, журналист, психолог:

Если эпидситуация в стране благополучная, то лучше перейти на очный формат учебы. Это социализация и общение, более высокое качество обучения. Но если эпидобстановка тревожная и медицина не справляется с ростом заболеваемости, тогда, конечно, стоит поберечь детей. Для своего ребенка я выбрала очную учебу в российской школе и не жалею об этом.

Пока казахстанские родители настроены категорически против дистанционного обучения, есть те, кто требует вернуть их детям традиционное обучение. Они подписывают петиции и превратили соцсети в минное поле.

Алия, мама двух школьников:

В дистанционном обучении есть и плюсы – не надо тратить деньги на школьную форму, не нужно сдавать различные школьные взносы.

Роман, студент. Брат – школьник:

В мире давно наступил прогресс в технологиях, дающий возможность поддерживать связь из разных точек земного шара. Ходить в школу глупо, если там ничего нового не показывают, а только снабжают ненужными бумажками с конспектами. Школьник ходит в школу для того, чтобы прослушать речь учителя, который вызубрил учебник. Далее ученик пишет конспект или списывает с доски. Иногда дежурит в классе. Лекцию можно слушать и дома, как и списывать с шаблона.

У нас крайне консервативное и ограниченное в мышлении правительство, которое не знает, что такое научный прогресс и как развиваются технологии.

Активистка Ольга Гумирова:

Народ прям мечтает отправить детей в школу. У подруги (не Алматы) ребенок в дежурном классе. Позавчера заболело горло, вчера утром началась одышка, сегодня госпитализировали с внебольничной пневмонией, подозрение на ковид. 11 сентября. Неделю проучилась. Уже трое детей в классе серьезно заболели. Теперь под угрозой ковида вся семья. Вы еще хотите, чтобы ваш ребенок учился в школе как раньше?

P.S.

Пока школьники, учителя и родители мучаются, чуть ли не круглосуточно корпя над уроками, не отрываясь от экранов телефонов, чиновники министерства образования и науки во главе с 38-летним министром Асхатом Аймагамбетовым успокоились и расслабились. К чему это приведет, узнаем через несколько лет…

Любовь Ульбашева

Поделиться: