Старшая сестра погибшей, Жанар, рассказала подробности из жизни Бахтыгуль, которая вместе с тремя детьми выпрыгнула из окна девятого этажа в Алматы.

По словам Жанар, Бахтыгуль никогда не жаловалась на мужа, которого зовут Нурсултан. В Алматы они живут с 20 ноября 2014 года, переехали сразу после свадьбы, а поженились в день рождения Нурсултана.

Три месяца назад выяснилось, что у мужа есть вторая жена – обеспеченная женщина с хорошей зарплатой и тремя детьми. Они ожидали общего ребенка. Бахтыгуль сильно исхудала после такой новости.

«В августе, до переезда в новую квартиру, она расплакалась, говорила мне, что, если вернётся в Шымкент, то окажется под завалом сплетен, поэтому лучше жить здесь, в Алматы. И работать, обеспечивая себя самостоятельно», – сказала Жанар.

Несмотря на всё это поступок сестры стал шоком для Жанар. Она отмечает, что Бахтыгуль никогда не поднимала тему самоубийства и тем более убийства детей.

В телефоне погибшей не было никаких контактных данных, кроме номеров двух сестёр, мамы и свекрови. Номера мужа, как ни странно, не было.

«Она постоянно звонила Нурсултану, но он не отвечал. Оказывается, когда он не поднимал трубку – ночевал у Э. Потом он перезванивал и спрашивал, что случилось. Врал, что находится в другом месте, но не у этой женщины. Когда сестра узнала про Э., то все время задавалась вопросом: почему он меня обманул?» – вспоминает Жанар.

После того, как Бахтыгуль увидела фотографию мужа с любовницей и её тремя детьми, отношения в семье испортились. Нурсултан жил на два дома, она с этим не смирилась.

«Нурсултан отнекивался, говорил, что это просто знакомая. Но сестра всё равно разузнала кто она, её номер и позвонила. Она поговорила с любовницей, сказала: «Пусть Нурсултан разведётся со мной, живет с тобой, а я сама буду обеспечивать детей», – рассказывает Жанар.

Нурсултан заявил жене, что не собирается уходить от любовницы, потому что ему важны деньги, которая она даёт. Но и свою семью он любит.

«Она (Э.) была два раза беременна от Нурсултана. И в данный момент она беременна. Примерный срок – пять месяцев. В первую беременность она сделала аборт. Сейчас у неё трое детей. Об этом мне рассказала Бахтыгуль. Они обсуждали это с самой Э.».

Нурсултан сообщил Жанар о самоубийстве жены по телефону. Позвонив позже еще раз, он попросил ее ничего не рассказывать следователям.

«Когда мы приехали, нас не пускали в квартиру, в которой они жили. Не показывали, куда они упали. Сказали, что забрали сразу в морг. Старшая дочь Каусар зацепилась за подоконник восьмого этажа. Но всё равно упала. Не доехав до больницы, умерла», – говорит Жанара.

Жанар подозревает, что любовница запугала Бахтыгуль, требуя оставить Нурсултана. Также винит в смерти сестры его самого.

«По версии департамента (женщина не уточнила, какого именно. — Ред), он – игроман. Якобы постоянно играет в карты. Но этого я точно не знаю», – призналась Жанар.

И всё же она верит в версию об игромании, поскольку, приезжая, замечала, что у них дома всегда были игральные карты, фишки из казино, а в карманах Нурсултана часто лежали довольно крупные суммы денег.

Летом у Нурсултана с Бахтыгуль случилась большая ссора. Жанар об этом узнала в августе, во время их переезда в новую квартиру.

Затем, по словам сестры погибшей, последовала ссора Нурсултана с любовницей, во время которой он ее ударил. Потерпевшая написала заявление в полицию. Тогда родители Нурсултана пришли к Э. с просьбой забрать заявление, утверждая, что он уйдёт от жены и будет только с ней.

Жанар говорит, что сестра после этого возненавидела всю семью мужа. Хотя до этого никогда не отзывалась о них плохо. О свекрови, которая в основном вела беседу с любовницей сына, не хотела даже слушать.

О посещении родителей Нурсултана Бахтыгуль рассказала сама Э. В качестве доказательства описала даже подробности их одежды.

Отец Нурсултана позже сказал невестке: «Ладно, дочка, может, они не будут вместе».

Жанар считает, что отношения мужа сестры с Э. начались год-два назад.

«Может быть, он думал, что моя сестренка не узнает про Э., хотел оставаться с ней, пока не заполучит денег и потом бросит, чтобы вернуться к семье…»

По словам сестры, Бахтыгуль сильно любила мужа и детей. В них заключался смысл ее жизни.

«Я не видела, чтобы он её избивал, когда тема Э. начиналась, они перекидывались парой фраз, и он выходил из дома. Не конфликтные были, никогда не видела, чтобы он поднимал на нее руку или они громко ругались»

После случившегося Нурсултан сказал Жанар: «Как только похороню всех своими руками, вы меня больше не увидите в этой жизни, я не буду жить. Может, вы на меня подадите заявление».

«Мы сказали, зачем нам подавать заявление, уже всё случилось. Какая нам польза? Сестренку уже не вернуть, нам уже не интересно, посадят тебя или нет». Все из-за него случилось, началось, как только появилась Э. Какие у него были долги, я не знаю. Но у него вечно были проблемы. Работал на автостоянке, разбил чужую машину и задолжал крупно. Потом все уехали в аул, затем обратно вернулись. Ещё когда женились, взяли деньги в долг в «Займере» и не вернули. У них были большие финансовые проблемы, даже когда дочь выписывали из роддома, денег не было», – рассказывает Жанар.

А вот братья Нурсултана всегда помогали его жене, чем могли. Жанаранавещала сестру каждую неделю и видела это. Бахтыгуль же была уверена, что Нурсултан уйдёт от Э.

«19 ноября, в четверг утром, я позвонила им, трубку поднял Нурсултан. У него был больной голос, я сказала ему, зачем больной приехал из Шымкента, может ведь детей заразить, но звонок сорвался. Потом я вечером разговаривала с Бахтыгуль. Она мне сама позвонила, чтобы узнать, можно ли вместе с глюкозой и аскорбинкой колоть ему цефтриаксон. Не заметила в ее голосе ничего, что указывало бы на конфликт.

По словам Жанар, сестра написала две предсмертные записки. Во второй, в верхней части листка, она нарисовала радугу и написала: «Я дошла до такого состояния, расскажите моей сестре, я только её очень сильно люблю, только она мне сочувствует». Бахтыгуль три раза написала там номера телефонов Жанар.

«Нам показал следователь, когда ходили к ним (на допрос), и возле дома тоже показал, что есть такая записка. Только мы сами в руки ее не брали. Я хотела зайти домой, думала, может, там что-то есть, но нам не разрешили заходить. Я думаю, она пошла на такой шаг из-за того, что не доверяла. Наверное, подумала, чем мои дети будут жить, мучаясь как я, лучше заберу их с собой. Мне так кажется, она, наверное, подумала: если я умру, то мои дети останутся без присмотра. Думаю, никому не доверяла, поэтому решилась на такое дело», – пытается объяснить для себя поступок сестры женщина.

Автор: Александра Фролова

Метки: ,
Поделиться: