Семья женщины в Алматы узнала о краже денег уже после смерти родственницы. О резонансном преступлении стало известно из социальных сетей. Редакция Orda.kz связалась с дочерью умершей и узнала все подробности случившегося.

Первые признаки болезни у 71-летней женщины появились в четверг, 18 ноября. Она обратилась в больницу, получила список препаратов и приступила к лечению. На следующий день женщина сдала ПЦР-тест и сделала рентген.

«В субботу маме поставили капельницу, все было хорошо. Но в воскресенье ей стало хуже, и мы решили сделать КТ. Пока врач писал заключение, лаборант мне сказала, что уже видны очаги поражения при двусторонней пневмонии. Площадь поражения легких составила 58%. ПЦР-тест был отрицательный. Я позвонила в «скорую», но мне сказали, что без заключения никто не приедет. Второй раз мы вызвали «скорую» уже из дома. У мамы были проблемы с сердцем, врачи, когда приехали, сразу сделали ей ЭКГ», – вспоминает хронологию событий Наталья Савельева.

Женщину с пневмонией госпитализировали в городскую клиническую инфекционную больницу имени Жекеновой. Мать и дочь переговорили по телефону, пока врачи определяли, куда госпитализировать новую пациентку. Когда Наталья Савельева добралась до дома, телефон матери уже был выключен.

«Врач мне сказал, что её госпитализировали в реанимацию. 22 ноября её состояние стало ухудшаться. Мне сказали купить шесть ампул препарата ремдесивир, которые обошлись в 87 тысяч тенге. Потом выяснилось, что я не должна была этого делать, потому что в больнице всё есть. Её состояние было хуже и на следующий день, и через день тоже. Я не могла связаться с мамой. Позже заведующий реанимационного отделения дал мне номер человека, который должен был помочь. Как только мама услышала мой голос, она начала кричать: «Наташа, доченька, спасай меня, забирай отсюда, они меня привязывают, они издеваются, они убивают». После у неё забрали телефон и спросили, зачем она так говорит», – рассказала Савельева.

25 ноября пациентку подключили к аппарату ИВЛ, а в пятницу встал вопрос об операции, которая прошла в воскресенье. Состояние женщины ухудшилось на следующий день, а уже 30 ноября её не стало.

«Когда маму подключили к ИВЛ, я потребовала, чтобы мне выдали ее телефон, но врачи сказали, что это против правил. Мы заметили с сестрой, что мобильный включали, когда мама была уже на аппарате ИВЛ и не могла этого сделать сама. Телефон мы получили уже после ее смерти, но он был заблокирован, хотя раньше никакой блокировки не было. Мы пытались сначала сами разблокировать его, а потом обратились к экспертам, но и там нам не помогли. Разблокировка телефона, по их словам, была возможна только при откате до заводских настроек. Кому-то было надо спрятать все данные», – поделилась Савельева.

Среди личных вещей умершей не было банковской карты. Семья заподозрила, что именно она и могла быть причиной блокировки телефона. По версии врачей, карты при женщине не было, когда она поступила в больницу, но дочери считали иначе. Они выяснили, что с 22 по 30 ноября (день смерти) с личной карты пациентки ежедневно списывались деньги. Всего было снято 98 тысяч тенге.

«Когда моя сестра стала ругаться с врачами, она сказала, что маму отключили в последний день, когда деньги закончились. На счету оставалось немного. Что нам ещё было думать? Кто-то забрал её карту, и этот кто-то знал, что она не вернется живой. Когда врач это услышал, он пригрозил нам вскрытием маминого тела, и что мы ответим за клевету. Я написала отказ на вскрытие, ничего он нам не сделал бы. Потом написала заявление в полицию,» – вспоминает Савельева.

4 декабря подозреваемого задержали. Им оказался санитар в больнице. С его слов, он нашел банковскую карту на полу, проверил по списку пациентов, определил владельца и начал пользоваться.

«Данный факт зарегистрирован по статье 188, часть 2 УК РК «Кража». По подозрению в совершении преступления задержан гражданин 1998 года рождения. Банковская карточка изъята. Она приобщена к материалам уголовного дела. Проводятся следственные мероприятия для установления всех обстоятельств», – информировали в пресс-службе полиции Алматы.

Савельева хочет привлечь к ответственности не только санитара, но и руководство больницы. Она считает, что медработник действовал по уже отработанной схеме.

«Заместитель главврача сказала, что в реанимации есть камеры, но мне станет плохо, если я увижу запись. Это не так. Покажите мне эти камеры, я хочу их видеть. Я хочу увидеть историю болезни, хочу видеть назначения, почему каждый день состояние мамы ухудшалось. Как вводили лекарства, которые я привозила. Диагноз COVID-19 не подтверждён, она умерла от проблем с сердцем. Добиваюсь, чтобы наказали руководство больницы и санитара. Он явно действовал не один и по отработанной схеме. Человек блокирует телефон, исключая возможность прихода уведомлений, а дальше пользуется картой безнаказанно. Родственникам дадут выписку только через полгода, а в телефоне не увидишь, он ведь заблокирован. Через полгода всё забудется», – заявила Наталья Савельева.

Заместитель руководителя управления общественного здоровья Алматы Лаура Мырзагали сказала, что руководство больницы в курсе и держит всё на контроле.

«Приносим соболезнования родственникам умершей пациентки. Сейчас ведётся следственная работа. Я думаю, что это является безответственным проступком, если кто-либо это совершил. 4 декабря были начаты следственные работы, по окончанию следственных действий вы получите информацию. Руководство данной организации в курсе и держит всё на контроле», – заявила Мырзагали.

Остаются открытыми вопросы: почему телефон пациентки в реанимации оказался заблокирован и когда это произошло. Было ли это первое преступление санитара, или он уже нарушал закон подобным образом, а также почему медработник решил, что пациентка не выживет и ему не нужно будет возвращать украденные деньги.

Редакция Orda.kz будет следить за развитием событий.

Поделиться: