Несмотря на то, что за минувшие полтора года система фестивальных смотров кардинально изменилась, стремление зрителей смотреть и обсуждать новинки авторского кино никуда не делась. В интернете в эти дни продолжается Russian Film Festival. В его рамках можно увидеть ряд картин, которые не добрались до широкого казахстанского кинопроката, но заслуживают внимания и обсуждения. Одна из них – «Конференция» Ивана Твердовского. Лента рассказывает о посттравматическом синдроме, который испытывают выжившие в теракте 2002 года зрители и артисты спектакля «Норд-Ост».

О том, что побудило режиссёра «Класса коррекции» и «Подбросов» взяться за реальную историю, кинокритику Orda.kz Кариму Кадырбаеву рассказал сам Иван Твердовский.

Иван, в истории независимого Казахстана, как и в истории современной России, есть немало трагических страниц, которые, увы, наши кинематографисты, пока не могут осмыслить посредством языка кино. Одной из главных причин является страх перед руководством страны. В связи с этим вопрос: каково снимать кино о трагедии, в которой многие винят так и не сменившуюся за эти годы российскую власть?

– Пожалуй, главной проблемой при создании «Конференции» было отсутствие поддержки со стороны государственных фондов.

Мы обращались за финансовой помощью и к министерству культуры, и к «Фонду кино, но так вышло, что это мой первый фильм, в котором государство не принимало никакого участия.

Но и никакого давления или препятствий со стороны властей мы не встречали.

На момент теракта вам было 14 лет. Понятно, что восприятие трагедии взрослым человеком и подростком сильно отличаются. Можете ли вы вспомнить, что почувствовали в октябре 2002 года, когда узнали о захвате театра на Дубровке?

– Конечно, это был шок. Если вы помните, в то время в Москве совершалось довольно много терактов, однако «Норд-Ост» был особенно болезненным. Потому что это театральный центр, то есть, очень близкая среда к моей семье. Мои родители знали многих людей, которые оказались в заложниках, поэтому для нас это своего рода личная драма.

И потом, театр на Дубровке находился буквально в 20 минутах ходьбы от моего дома, то есть, было ощущение, что трагедия может произойти где угодно, в том числе, в твоём доме.

Я хочу сказать, что если немного хладнокровно подойти, то всегда кажется, что все ужасы – это, конечно, плохо, но они далеко и тебя не очень-то касаются. А здесь это ощущалось и ощущается совсем по-другому. То есть, тогда это был детский шок, а позднее я довольно много и часто сталкивался с выжившими заложниками и родственниками погибших, поэтому моя жизнь была всегда где-то рядом с этой трагедией.

Режиссёр Иван Твердовский: «Трагедия «Норд-Оста» всегда была рядом со мной»

Что всё-таки подтолкнуло к съёмкам картины? Был ли какой-то триггер, после которого вы решили рассказать эту историю?

– Наверное, было уже какое-то ощущение картины и желание что-то сделать на эту тему. Плюс понимание того, что я уже имею профессиональную компетенцию, чтобы начать говорить. И мне, в целом, не стыдно за результат. И, в первую очередь, не стыдно перед родственниками жертв теракта.

К слову о них. Мы понимаем, что далеко не каждый готов говорить о своей боли. И реакция на то, что по мотивам трагедии снимается кино, может быть непредсказуемой. Были ли попытки воспрепятствовать съёмкам со стороны тех, кого эта трагедия непосредственно коснулась?

–Нет, препятствий не было. Но мы столкнулись с таким типом реакции, когда людям очень некомфортно смотреть это кино. То есть, никто из родственников погибших не пришёл на премьеру, и я их очень понимаю. Но никакой агрессии не было.

В основном, была поддержка, однако люди отказывались принимать участие в самой картине, потому что это кино про них; про то, как они сегодня, спустя 18 лет, живут с этой трагедией. И это очень тяжело и больно.

Мне казалось, что важно говорить не столько о самом событии, то есть, о теракте, сколько о посттравматическом синдроме. Что память хранит спустя столько лет. Было очень интересно, что некоторые события люди помнят одинаково в хронологическом порядке, а, например, происходившее во вторую ночь или на третий день – совершенно по-разному.

Режиссёр Иван Твердовский: «Трагедия «Норд-Оста» всегда была рядом со мной»

Буквально за год-полтора до премьеры «Конференции» вышла почти незамеченная в прокате картина «Последнее испытание» Алексея Петрухина. В её основу легла история теракта на Дубровке. Вы смотрели её? И как вы считаете, насколько уместно сейчас делать жанровое кино по мотивам тех событий?

– Да, я картину видел, но не могу её оценивать с художественной точки зрения, потому что это всё-таки больше развлекательное кино, чем содержательное. И то, что все события были изменены и трансформированы, тоже является очень показательным. Поэтому мне бы не хотелось как-то её оценивать, потому что «Последнее испытание» – кино совершенно из другой плоскости и имеет совершенно иные цели.

А насчёт этичности, довольно сложный разговор, потому что, если мы говорим про какой-то мировой контекст, то есть масса примеров в разных национальных кинематографиях, когда после трагических событий люди рефлексировали на тему современной истории. В России с этим всё довольно сложно. Мы боимся браться за свежие темы, когда живы свидетели и участники событий — мы этих тем сторонимся. В этом какая-то наша традиция.

«Конференция» по своей форме, мягко говоря, — не самое комфортное кино. И дело даже не в трагедии, о которой оно говорит, а в подаче. Начиная с открывающей сцены, о которой уже много написано моими российскими коллегами, вплоть до финала. Учитывая эмоциональный фон, который вызывает трагедия «Норд-Оста», не было ли соблазна сделать более формалистскую картину, которая строилась бы на актёрских отыгрышах, с более традиционной драматургией? Грубо говоря, уйти в мейнстрим?

– Нет, здесь я всё-таки опирался на свой вкус и на своё видение искусства. То есть не было запроса уходить в жанр или коммерциализацию картины. Мы с самого начала понимали, что это более авторское кино, чем зрительское. Очень сложно на такую тему привлекать массового зрителя. Поэтому у нас ориентир на аудиторию, которая погружена в современное искусство и авторское кино.

Фильм «Конференция» Ивана Твердовского в рамках Russian Film Festival будет доступен бесплатно подписчикам платформы Okko из Казахстана вплоть до 11 июля.

Поделиться: