Уже год прошёл, как Всемирный банк перерастал подсчитывать и анализировать данные, чтобы опубликовать престижный в Казахстане рейтинг — Doing Business. Судя по реакции мирового сообщества, то есть на её полное отсутствие, сразу стало ясно, что оценкам Doing Business большое значение придавали только развивающиеся страны.

Обозреватель Orda.kz Ирина Ледовских выясняла, что мы потеряли вместе с Doing Business и почему бизнес-сообщество не просит правительство повлиять на ситуацию и вернуть показатели.

Казахстанские власти и здесь преуспели — одно время прогресс в рейтинге Всемирного банка чуть ли не включали в KPI министерств. Не раз подчёркивал высокие оценки страны на различных совещаниях Нурсултан Назарбаев. Касым-Жомарт Токаев в интервью телерадиокомпании Deutsche Welle напомнил, что Казахстан в рейтинге по лёгкости ведения бизнеса занимает 25 место.

По всем показателям в 2019 году мы обогнали Исландию (26 место), Австрию (27 место), Россию (28 место), Японию (29 место), Испанию (30 место), Армению (47 место), Беларусь (49 место), и множество других стран.

Значение рейтинга Doing Business у нас несколько преувеличено. И когда Казахстан находился в нём впереди развитых стран, где высокая конкуренция бизнеса, эти самые государства совершенно не придавали значения этим оценкам, — утверждает эксперт Каныш Тулеушин.

Рейтинг или пыль в глаза: как мы будем жить без Doing Business
Фото из личного архива Каныша Тулеушина

     — Эти показатели были интересны только странам СНГ. Я сразу вспоминаю про Арабские Эмираты. Эти государства общались с экспертами Всемирного банка, изучали методики, узнавали, что нужно изменить в законодательстве для повышения рейтинга. Поэтому по техническим параметрам Казахстан соответствовал всем оценкам, но все знают, как работают наши суды, законы, — говорит Тулеушин.

Журналисты обычно подтрунивали над высокими оценками страны, а деловые люди склонны менять ситуацию, а не шутить. Рейтинг Doing Business состоял из 10 индикаторов, в том числе «Защита миноритарных инвесторов». В казахстанской ассоциации миноритарных акционеров (QAMS) пришли к выводу, что этот индикатор составляется формально, и оценки, которые выставляются в результате, не соответствуют реальной практике.

     — В марте прошлого года Ассоциация QAMS обратилась в группу по подготовке рейтинга с просьбой учесть мнения сообщества миноритарных инвесторов Казахстана. И нам очень быстро ответили, что с прошлого года QAMS принимала участие в анкетировании Всемирного банка по вышеуказанному индикатору, — делится информацией исполнительный директор QAMS Данияр Темирбаев.

Значение для бизнеса

Каныш Тулеушин прекрасно осведомлён о состоянии бизнеса в Казахстане. В частный сектор он пришёл с большим послужным списком в госструктурах: был начальником управления инновационной политики министерства индустрии и торговли и вице-министром индустрии и новых технологий. Проработал много лет в госхолдингах, возглавлял Фонд развития предпринимательства «Даму». Теперь у него собственный бизнес.

    — Одна из проблем рейтинга — это то, что он создавался на основе ситуации в Алматы. Аналитики проецировали её на весь Казахстан. Понятно, что в регионах условия ведения бизнеса иные. Но нельзя сказать, что мы ничего не приобрели в этом проекте. Например, благодаря рейтингу бизнес перестал приобретать лишние сертификаты и лицензии. Мы сократили регистрацию и упростили много процессов для предпринимателей, — подчёркивает собеседник.

Согласно данным Бюро по статистике, с 2016 по 2019 годы средний темп роста количества действующих субъектов МСБ составлял 4%. По итогам 2020 года их число увеличилось всего на 2% до 1,35 млн. К маю 2021 года показатель достиг 0,9%.

     — Главный показатель для нас – это то, что доля МСБ толком не растёт, а объёмы, которые выпускают субъекты этого сектора небольшие. Причина – судебная система, регулирование, сложный доступ к финансовым ресурсам. Но самое главное – это коррупция. И многие компании из-за этого не могут «раскрутиться». Не стоит забывать, что в нашей стране рынок небольшой. МСБ окружают монополии и олигополии. Всё разделено, и предпринимателю сложно подступиться и занять свою нишу, — подчеркнул Тулеушин.

Последствия  

Данияр Темирбаев и Каныш Тулеушин считают, что отсутствие рейтинга никак не повлияет на инвестиционную привлекательность страны, а чиновники быстро найдут новые ориентиры для оценки KPI.

Рейтинг или пыль в глаза: как мы будем жить без Doing Business
Фото из личного архива Данияра Темирбаева

     — Госслужащие научатся работать не на рейтинги, а на запросы общества, в том числе сообщества инвесторов. Наша страна должна быть в реальности «красивой» для привлечения инвестиций и предпринимателей-новаторов, а не казаться таковой, — уверен исполнительный директор Казахстанской Ассоциации миноритарных акционеров (QAMS) Данияр Темирбаев.

     — Надеюсь, со временем появится объективный инструмент оценки, который будет более точным, транспарентным и востребованным, — считает Тулеушин.

Он заверил, что бизнес никогда не смотрит на такие рейтинги. Для инвесторов гораздо важнее позиция партнёров и состояние рынка. Они вкладывают деньги только после собственных исследований, поэтому, как правило, нанимают консалтинговые компании, которые им дают настоящую картину жизни в стране. А Doing Business применялся только для выступлений с высоких трибун.

Справка

В июне 2020 года Всемирный банк узнал о нарушениях, допущенных при подготовке прошлых рейтингов. Было начато расследование. Неделю назад ВБ опубликовал его итоги. Из этой информации следует: управляющие международной организации оказывали давление на сотрудников, занимавшихся непосредственно подготовкой рейтинга, чтобы они манипулировали данными по Саудовской Аравии и Китаю, искусственно завышая их позиции. Некорректные данные рейтинга также сказались на положении Азербайджана, но наоборот — в худшую сторону.

Ирина Ледовских

Поделиться: