В Алматы с гастролями побывал Темиртауский ТЮЗ. Уже в третий раз небольшой региональный театр привозит свои спектакли на независимые площадки южной столицы: в 2018-м показы были в «Трансформе», в 2019-м – в «Трансформе» и ARTиШОКе, а теперь ARTиШОК отдал свою большую сцену коллегам из Центрального Казахстана.

Особенно приятно писать о театральном ренессансе в Темиртауском ТЮЗе, потому что я имею к нему определённое отношение. Три года назад с режиссёром Антуаном Дукравцом мы приехали в Темиртау и поставили на малой сцене местного театра спектакль «Re: Обломов», объединив в нём классический материал, актуальную режиссуру и элементы документального свидетельского театра. «Re: Обломов» стал первым спектаклем ТЮЗа на малой сцене, которая до этого момента вообще не использовалась, а спустя полгода после премьеры превратилась в блэкбокс и стала развиваться, как площадка для экспериментов.

Как это произошло? Всё дело в открытом и эффективном менеджменте. ТЮЗом уже более полутора десятка лет руководит Владимир Дроздецкий – директор, которого на театральных фестивалях и форумах встретить можно чаще, чем в собственном кабинете. Отовсюду он привозит опыт и идеи, которые воплощает на двух своих сценах, большой и малой, формируя в городе населением менее двухсот тысяч человек театральный центр не только Карагандинской, но и соседних областей.

Гастроли ТЮЗа в Алматы совпали с проведением пятого фестиваля современной драматургии Драма.kz. На фестивальных обсуждениях перед читками много говорили о роли новой драмы в казахстанских театрах. Так, к примеру, в Алматы к современным пьесам – как казахстанских авторов, так и зарубежных – часто обращаются независимые театры. Локальных авторов начинают признавать и в государственных казахских театрах, особенно это заметно по репертуару и политике ТЮЗа имени Мусрепова.

Провинция, театр, новая драма

В русских же театрах Алматы – хоть в драме, хоть в ТЮЗе – современных пьес нет или почти нет. И пока руководство этих театров оправдывает себя диктатурой министерства культуры и внутренним уставом, Дроздецкий парирует: а мы в провинции можем всё! «Мы ставим современную драматургию. Баженову, Пулинович, Малышеву». Последнее особенно приятно, конечно.

За последние два сезона в Темиртауском ТЮЗе появились спектакли «Просто удивительная дура» по пьесе Светланы Баженовой и «Тот самый день» по пьесе Ярославы Пулинович. Оба этих спектакля в блэкбоксе малой сцены Владимир Дроздецкий, как режиссёр, поставил сам. Это работы не то что бы слишком экспериментальные, но для русского театра в Казахстане несомненно смелые, актуальные и честные. Режиссёр не испугался ни откровенных тем, ни мата со сцены (спасибо, что без храмовости и сакрализации – это всё давно так несерь`зно), позволил себе хулиганство, и этим привёл новую публику в театр. В ТЮЗе много молодых зрителей – не только детей, как было в моём темиртауском детстве, но и молодёжи. Им новая драма и адресована, им должна быть интересна.

Но современная драматургия присутствует здесь не только, как материал для спектаклей. ТЮЗ регулярно, почти каждый месяц, проводит читки. Это заслуга замдиректора театра Павла Авдюкова, некогда актёра, а теперь дипломированного арт-менеджера, выпускника Екатеринбургского театрального института. Пьесы для читок отбираются по свежим фестивалям и на самые горячие темы. Отбираются бесстрашно: к примеру, здесь чуть больше года назад звучала пьеса «К нам едет Брендан Фрейзер» – пародия на организацию ЭКСПО в Казахстане от автора этих строк; произведение, о котором я никогда бы не подумала, что оно попадёт в стены государственного театра.

История Темиртауского ТЮЗа, бесспорно, показательна. Но не уникальна. К счастью и большому удовольствию тех, кто следит за театральными процессами в Казахстане, у нас уже несколько лет как случилась децентрализация. Театры обеих столиц перестали диктовать тренды: напротив, многие из них застряли в собственной «храмовости». А вся энергия достаётся регионам.

Уже вряд ли можно удивить историей о том, как молодой выпускник театрального вуза в Алматы или столице едет в провинциальный театр, чтобы сразу начать работать, ставить и экспериментировать, а не ждать, когда в условном государственном драмтеатре в мегаполисе лет через -надцать ему дадут позицию хотя бы второго режиссёра к возрастному мэтру. Таких примеров лет пять назад были единицы, сегодня – почти в каждом городе.

Провинция, театр, новая драма

В Казахстане больше нет театрального центра, а есть классные проекты: в Темиртау, Кокшетау, Актобе, Шымкенте, Петропавловске и других городах.

Девять лет назад меня восхищала история Тимура Каримжанова, который после столичного института искусств стал худруком русского драмтеатра в Петропавловске и начал ставить Вырыпаева и Жанайдарова.

Четыре года назад – история Фархада Молдагали, который там же, в Петропавловске, начал развивать казахскую саундраму в формате лаборатории, затем стал худруком казахского музыкального театра, а с весны этого года – он уже худрук самого прогрессивного казахского театра в Алматы, ТЮЗа имени Мусрепова. Меж тем Молдагали ещё и тридцати нет!

Три года назад – Данияра Базаркулова, который оставил Алматы и перебрался в Актобе, где стал главным режиссёром в театре имени Ахтанова.

Год назад – Досхана Сакена, который занимал позицию замдиректора в алматинском театре имени Ауэзова, а сейчас руководит театром в Жезказгане.

И это всё молодые режиссёры и менеджеры, которые понимают, что нельзя превращать театр в музей.

Развитие в регионах – это значимый показатель того, что казахстанский театр эволюционирует и прогрессирует. Если вы живёте не в мегаполисе и рвётесь за театральным опытом в столицы, не спешите. Присмотритесь к своему городу (а в Казахстане, к счастью, по два-три театра в каждом областном центре). Если устали от театрального пафоса в миллионниках, двигайте в провинцию. Обещаю: там интересно!

Поделиться: