История о том, как предприниматель, депутат маслихата Алматы Нурсултан Шоканов попытался создать компанию с российскими бизнесменами и как в итоге его партнёры оказались в тюрьме.

В одной совместной компании отношения казахстанских и российских партнёров развивались так типично-последовательно, что их можно назвать прототипом партнёрства всего Евразийского союза. Успешный до продажи россиянам 51%-ной доли бизнес закончился бандитским управлением в офисе, угрозами, информационной войной, судом и разорением. Пример некогда рентабельной, но уже разрушенной компании наводит на размышления о возможности в принципе взаимовыгодного партнёрства там, где силы настолько неравные. Можно ли впрячь в одну телегу нахрапистого медведя и пугливую овцу?

Всё было хорошо

Жили-были две компании, занимавшиеся похожим бизнесом, одна – в Казахстане, другая – в России. Алматинская Allies Industrial поставляла спецодежду крупным производственным компаниям и шила маски и респираторы ещё задолго до пандемии с её ажиотажным спросом. Основателю бизнеса Нурсултану Шоканову с двумя партнёрами удалось наладить и собственное производство, и дистрибьюцию из Европы.

Дела шли хорошо, о чём свидетельствуют цифры: с 2015-го до 2019 года, когда всё пошло вкривь и вкось, компания уплатила налогов более чем на 2 млрд тенге, годовой оборот составлял 20 млн долларов. Дела шли настолько хорошо, что казахстанский производитель решил выйти за пределы страны. В свете ЕАЭС и деклараций политиков о больших возможностях для бизнеса работать в едином экономическом пространстве первым для экспансии напрашивался российский рынок.

Правила евразийского бизнеса, или Как медведь и баран пытались стать партнёрами
Предприниматель и депутат маслихата Алматы Нурсултан Шоканов

И в 2013 году молодые казахстанские предприниматели отправились покорять великого северного соседа. Вот как сам Шоканов объясняет своё решение в ответе на мой письменный запрос:   

«Мы начали с того, что поставляли заготовки респираторов, которые производили в Казахстане, одному из лидеров российского рынка. Они крепили к ним резинки, упаковывали и продавали уже под своим брендом. Воодушевленные первыми успехами, мы решили открыть в России дочернее предприятие. После открытия и найма первых сотрудников вступили в авторитетную ассоциацию «Разработчиков, производителей и продавцов средств индивидуальной защиты», где на первом же собрании познакомились с генеральным директором «Восток-Сервиса» Сергеем Ширяевым. Все присутствующие и он уже были наслышаны о нашем бурном росте в Казахстане. Вскоре мы получили предложение о покупке нашей компании и партнёрстве…».

Российская компания «Восток-Сервис», как и казахстанский Allies Industrial, занималась (и продолжает заниматься, в отличие от казахстанского партнёра) спецодеждой, только в масштабах, сопоставимых России и Казахстану. Всегда умножайте на десять, а то и на все сто. 

Реально ли при таком раскладе равноправное и взаимовыгодное партнёрство? 

Как покажет опыт Шоканова, тут как повезет, смотря на кого нарвёшься. Потому что для совместной работы хоть маленьких фирм, хоть транснациональных корпораций, хоть государств одного экономического пространства, общего рынка и прописанных законов мало – нужна ещё готовность следовать собственным правилам, ну и таким старым, как мир, ценностям, как честность, порядочность и взаимоуважение. Производителям масок и спецодежды из Алматы не повезло от слова «совсем». Методы ведения бизнеса их будущего партнёра вызывали вопросы и в самой России.  

При чём здесь Навальный?

В 2013 году участница группы Pussy Riot Надежда Толоконникова, осуждённая за перфоманс в церкви и отбывавшая наказание в мордовской колонии, рассказала в открытом письме об использовании рабского труда заключённых. Женщины практически за бесплатно шили мундиры для полиции на швейном предприятии, основным заказчиком которого была компания «Восток-Сервис».

Алексей Навальный после этого проведёт расследование в отношении владельца и основного акционера Владимира Головнёва – бывшего депутата Госдумы, сопредседателя «Деловой России», члена Координационного совета предпринимательских союзов, Торгово-промышленной палаты, бизнес-омбудсмена и так далее. Элитные особняки в Майями и другие признаки роскошной жизни Навальный сочтёт результатом рабского труда заключённых.

Казахстанские предприниматели знали об этом, когда гигантский по сравнению с ними российский холдинг предложил им партнёрство? Теперь-то они говорят, что не знали, да и российский партнёр объяснял любой негатив в прессе происками политических конкурентов. Как бы то ни было, договор заключили. 

Сделку разделили на три этапа: предоплата, выкуп 51% акций через год и оставшихся 49% через семь лет в 2022-м. Сумма второго транша должна была равняться пятикратной среднегодовой EBITDA – прибыли до налоговых и любых других отчислений за 2019–2021 годы. Условием также были инвестиции в компанию пропорционально долям партнёров.

Вместо денег – товар

«Восток-Сервис» должен был внести около 1 млрд тенге, столько же сколько уже внесли Шоканов и его партнёры. Всё это отражено в документах, что впрочем, делу не помогло. Сразу же после подписания договора российский, теперь уже полноправный партнёр заявил, что вместо миллиарда сможет внести в компанию только собственный товар по рыночной цене. (Товар, который до знакомства с Allies у «Восток-Сервиса» никак не получалось продавать в Казахстане. Как станет писать российская пресса уже в ходе очевидно организованной информационной кампании, это потому, что в Казахстане могут зарабатывать только казахи). 

Правила евразийского бизнеса, или Как медведь и баран пытались стать партнёрами

Денег нет, объяснил Владимир Головнёв, инвестиции придётся брать их продукцией. И казахстанцы подчинились таким условиям. Шоканов объясняет, что у них не было выбора, развернуть сделку было уже слишком поздно. Вместо обещанного роста и инвестиций они получили обязанность по продвижению чужого товара.

«Мне было 23 года, когда мы начинали, и, наверное, жизненного опыта у нас было меньше, чем у них. Однако с точки зрения бизнеса, компетенций и структурированности мы чувствовали себя уверенно. Отдавая 51% в компании, мы понимали, что отдаём контроль. Мы привлекли очень сильных консультантов для структурирования сделки. Сразу прописали, что у нас будет право продать свою долю им, а у них будет право купить нашу долю по окончании семилетнего периода с момента подписания, вне зависимости от желания другой стороны и по заранее оговорённой методике оценки стоимости этой доли. Дополнительно, управление оставалось за нами, и был прописан пункт, что если они в одностороннем порядке решат поменять директора, то должны будут выплатить всю стоимость нашей доли сразу. Перед продажей мы не уделили должного внимания конфликту интересов с их стороны, хотя сейчас это кажется нам очевидным. Их задача – продавать собственную продукцию от компании, где они владеют 100%-ной долей, а не развивать бизнес, где у них 51%. Поэтому ни инвестиций живыми деньгами, ни помощи в сбыте казахстанской продукции в России, как было оговорено, ни желания инвестировать в производство в Казахстане мы так и не дождались. Мы также не придали должного значения тому, что их бывшие партнёры зачастую превращались в их недоброжелателей. У истоков компании стояли семь человек, а сегодня там единоличный владелец. Зачастую мы, предприниматели, увлекаемся перспективой и учимся только на своих ошибках», – говорит Нурсултан Шоканов.

В 2019 году стало окончательно ясно, что партнёрство не состоялось и, скорее всего, никогда не подразумевалось. Для партнёрства у двух сторон должны быть более или менее равными силы – нужен ли медведю соратник в лице барана? Скорее всего, нет. И тут интересно, как в конфликтной ситуации повела себя казахстанская сторона в лице Allies, которая до этого собиралась покорять российский рынок, а потом бесстрашно продала половину своей доли российскому холдингу.

Свержение Шоканова

В 2019 году москвичи прислали в Алматы своего генерального директора, несмотря на то, что по условиям сделки Шоканов мог уступить свой пост только по собственному желанию или при выкупе 100%-ной доли, то есть «Восток-Сервис» должен был заплатить оставшуюся сумму. Россияне не сделали этого, но свергли казахстанского гендира и прислали своего именно в тот год, с которого начинался подсчёт суммы для окончательного расчёта. Помните условия сделки? Сумма окончательного расчёта за 49% Allies industias должна была равняться пятикратной среднегодовой прибыли за 2019–2021 годы.

Боролись ли казахстанцы за свои интересы? Нет, они безропотно освободили кресло генерального директора, как до этого сразу же согласились продавать чужой товар вместо инвестиций в миллиард тенге. 

Медведь сожрал барана

Весьма симптоматичное поведение, потому что оно очень похоже на поведение «казахстанской стороны» на государственном уровне, а именно: уступать даже там, где по всем документам и договоренностям, скреплённым подписями, за ней безусловные права и закон. Склонность уступать при малейшем проявлении силы и агрессии как мировоззренческий выбор. Но стоит ли тогда ввязываться?

Нурсултан Шоканов на своем конкретном примере давно понял, что не стоило, что там не было других вариантов, кроме того, что произошло: медведь сожрал барана. Сожрал, потому что не мог иначе. Компании Allies де-факто больше не существует, защитные маски и респираторы Anttec, успешно продававшиеся в стране и за рубежом, больше не шьют – производственные линии стоят, от миллиардных налоговых отчислений остался ноль с хвостиком. Зато процветают две дочерние компании «Восток-Сервис» – «Актобе-Восток-Сервис» и «Иртыш-Восток-Сервис». Такой вот результат отдельно взятого Евразийского союза.

«Открытие границ и создание Таможенного союза создают единый рынок, где в долгосрочной перспективе большая рыба ест более мелких, более сильная экономика довлеет над более слабой. Сейчас я вижу, что не только бизнес, но и государство не всегда в силах отстаивать свои интересы в полной мере по самым важным вопросам с более сильным переговорщиком. А наши институты, в том числе по защите предпринимателей от рейдерских захватов, ещё не готовы к такой интеграции», – пришёл к выводу основатель и бывший гендир Allies Нурсултан Шоканов. 

90-е вернулись

2019-2020 годы прошли в компании весело, с приездом московского менеджера Виктора Балашова в компании начались свои «девяностые». Вместе с ним бизнесом управляли обычные бандиты – трижды судимый рецидивист с непогашенным условным сроком Бакытжан Бейсекеев ака Баха-Крытник и бывший полицейский «ДимДимыч». Они ходили в офисе с оружием и давили на Шоканова и топ-менеджеров с тем, чтобы они переписали на «Восток-Сервис» оставшуюся долю.

Налаженный бизнес намеренно уничтожался, клиентам не поставляли товар, с другими, кроме «Восток-Сервиса», поставщиками не расплачивались, искусственно создавались долги, и в конце концов завершилась эта глава «евразийского» сотрудничества хищением со склада компании товара на 580 миллионов тенге – его передали на баланс «Актобе-Восток-Сервиса». 

Сегодня, 19 ноября в Алматы завершился суд, проходивший на фоне недвусмысленных заявлений российского МИДа и организованной компании в российской прессе. Информационная война и пропаганда – это другой момент, который стоит иметь в виду барану, когда он вступает в союз с медведем, ведь и тут у него нет шансов преуспеть.

Усилиями российских журналистов средний предприниматель Нурсултан Шоканов из безропотной жертвы превратился в хищника, а из тезки — в племянника Назарбаева, который упёк за решётку бедного российского менеджера благодаря своим связям.

Я всё-таки спросила Шоканова про высокое родство: «Есть хоть какая-то кровная связь с Назарбаевым?» Уточняла и на стороне, но признаков близкой ли дальней родственности с первым президентом у выходца Среднего жуза не обнаружила. Но этот приём стоит запомнить – если раньше лжеплемянники прикрывались именем президента, то теперь его используют, чтобы оклеветать человека.   

Суд Алматы вынес обвинительный приговор Виктору Балашову и Бахе-Крытнику. Балашову хищение заменили на более мягкое «злоупотребление должностными полномочиями» и назначили 4 года и 8 месяцев лишения свободы в колонии среднего режима.

Не думаю, что он задержится там надолго, слишком уж большое давление идет с российской стороны. Но дело не в этом, каким бы ни был приговор и длителен срок заключения, уже ничто не восстановит справедливость. Под последним я понимаю в этой истории несостоявшееся партнёрство, разрушенный бизнес и обманутые надежды. Таков удел всех баранов, которые сначала сами идут в лапы к медведю, самонадеянно считая себя равным ему партнёром, а потом при первом его рыке пугливо убегают и сдают всё, что можно. 

Поделиться: