Тысячи отечественных грузовиков пытаются преодолеть китайскую границу, Хоргос не работает, правительство просчитывает убытки бюджета, а эксперты ищут причины, которые включили красный свет для движения китайских и казахстанских товаров. Пока ясно одно — Казахстану без Китая сложно. Но в чём истинная причина «кризиса»?

Корреспондент Orda.kz поговорил со многими экспертами и выяснил, что мнения полярны. Попробуем взвесить всё за и против, чтобы понять, почему торговый рубеж Хоргос закрыт на замок для транспорта и со стороны Китая и со стороны Казахстана. Удар по нашей экономике по некоторым оценкам уже достиг 170 млрд тенге. Впрочем, грузы из Китая в Европу транзитом через Казахстан отправляются беспрепятственно.

Политика, синофобия или пандемия: почему на границе с Китаем затор
Иллюстративное фото из открытых источников

Результат китаефобии

Востоковед Адиль Каукенов считает, что экономические цепочки порвала пандемия. И сейчас все страны и, в том числе, крупнейший производитель — Китай пытаются работать в режиме стресса и понять, как всё отправлять, как обходить энергетический кризис, пандемию и санкции.  

Политика, синофобия или пандемия: почему на границе с Китаем затор
На фото pravda.ru Адиль Каукенов

Однако другие специалисты на условиях инкогнито объясняют, что проблема подогревается одним важным нюансом — все эти вопросы можно было бы решить, если бы между странами были хорошие отношения.

     — До 2015 года в китайской прессе писали про Казахстан очень позитивно и называли партнёром. Педалировалось слово «дружба» и на правительственном уровне, и среди простых людей. В те годы, когда возникали проблемы, они быстро решались, у казахстанского руководства была возможность справиться с ними одним звонком – поговорить с генеральным секретарём, к примеру. Ведь по большому счёту для Китая торговые объёмы с Казахстаном — это три копейки, но тогда можно было напомнить, что мы друзья, а друзьям надо помогать. и всё решалось. Итог китаефобии: Китай стал врагом.

В итоге теперь как раньше позвонить и сказать, вот мы — друзья, а ваши чиновники останавливают наш груз, нельзя. Наблюдается сильное охлаждение отношений, и сегодня на такую просьбу ответят, что нужно обращаться по официальным каналам, и тогда всё будет решаться, но долго.

       — Я не раз писал и говорил, зачем вы так делаете? — горячо объяснил нам эксперт, не пожелавший назвать свое имя, поскольку по его словам, устал от «хейта в соцсетях», — в последние пять-шесть лет в Китае на высшем уровне созрело мнение, что Казахстан уже не очень дружественная страна. Мы растратили очень важный багаж добрососедства, наработанный до 2015 года. Сегодня Китай относится к нам очень холодно. А что касается прагматики, то обороты на казахстанском направлении для них ничтожные копейки. Поэтому они и говорят, что для нас не хватает контейнеров, товаров — всего. Что для них важно? Европа, США, Россия, а также дружественные страны

Востоковед обратил внимание на то, что россияне не жалуются несмотря на то, что китайцев не устраивают их пандемийные меры – товары в Россию через границу отправляют достаточно быстро. Потому что отношения двух стран переживают подъем. И не исключено, что в будущем отношения с КНР Казахстану придется вести через Россию. Романтический флер закончился. А Казахстан, который считает, что с Китаем чуть ли не на равных, так и будет получать товары по остаточному принципу. У могущественных и на самом деле совсем не равных соседей есть более выгодные направления – по ним они и работают.

Мировая логистика

Китаист, главный эксперт программы китайских и азиатских исследований ИМЭП Антон Бугаенко считает, что проблема в перекосах мировой логистики.

      — Вероятно, китайской стороне выгоднее отправлять в первую очередь грузы в Европу. Но здесь нужно смотреть на пропускную способность и изучить вопрос с контейнерами. Может, все контейнеры ушли в Европу, и их грузы обрабатываются в первую очередь.

Пандемия

Иного мнения придерживается депутат нижней палаты парламента Аманжан Жамалов. Он говорит, что в фундаменте причины длительного простоя вагонов, часть которых ожидает разгрузки уже несколько месяцев, лежит ужесточение карантинных мер на китайской стороне.

Политика, синофобия или пандемия: почему на границе с Китаем затор
Фото с сайта arhiv.kp.kz

     — Китай впереди планеты всей в борьбе с пандемией. У них самые суровые карантинные меры. Мы с тараканами так не боремся, как они с вирусом. Границы перекрыли и груз не пропускают поэтому. А политику и всё остальное можно притянуть за уши к любой теме. Когда речь идёт об их безопасности, для них убытки другой страны не важны. А ещё для Китая торговля – это торговля, а политика – это политика. Нашим антикитайским митингам они особого значения не придают. И если кто-то про них что-то говорит, то это не та страна, которая будет реагировать и закрывать торговлю.

Депутат говорит, что к нему уже обращались с просьбой посодействовать в вопросе экспорта. Но он вынужден был объяснять, что это физически невозможно, так как у Китая постановления санврачей стоят выше любых законов и экономических интересов.

Политика, синофобия или пандемия: почему на границе с Китаем затор
Фото Министерства инвестиций и внешней торговли Узбекистана

Субсидии провинции

Обозреватель Orda.kz Артур Шахназарян в свою очередь обнаружил ещё одну вероятную причину блокировки казахстанских грузов на железной дороге. По его мнению, причина носит внутрикитайский характер:

     — Надо бы проверить адрес конечного отправления заблокированных грузов. Опросить заблокированные организации. Если адрес, скажем, конечный Урумчи или какая-то другая провинция — Ганьсу, то китайские железнодорожники блокируют путь в ожидании субсидий со стороны правительства провинции. Оказывается, в Китае есть такая практика. Если провинция заинтересована во внешнеэкономическом обороте, то должна платить субсидии китайским железнодорожникам. А когда об этом забывают и жадничают, то железнодорожники долго тянут с обслуживанием по всяким надуманным причинам.

Гадать нельзя

Лидер партии «Ак жол» и депутат парламента Азат Перуашев не скрывает, что его тревожит ситуация на границе.

Политика, синофобия или пандемия: почему на границе с Китаем затор
Ак Жол

      — Мы на эту тему сразу сделали депутатский запрос, у нас самих очень много вопросов, непонятно, что там происходит и к чему это ведёт. Поэтому обратились за разъяснениями в уполномоченную государственную структуру. Все остальные догадки пока находятся в области предположений. Это всё не утверждения или знания, гадать – неблагодарное дело. Я бы воздержался от этого, для начала посмотрим, что ответят компетентные структуры, которые глубоко занимаются темой. Сейчас же самое главное, чтобы просто заработал транзит и восстановилось сообщение между странами.

К слову, ещё в январе, когда Казахстан столкнулся с аналогичной проблемой, железнодорожники обратили внимание на факт, что коронавирус не живёт в организме более 14 дней. Об этом говорят санитарные врачи всего мира. Фактически вагоны с зерном после погрузки находятся в пути следования больше этого срока, то есть риск завоза инфекции сведён к минимуму.

Политика, синофобия или пандемия: почему на границе с Китаем затор
Фото из открытых источников

Но несмотря на все эти суждения и предположения, по статистике министерства торговли и интеграции в 2020 году взаимная торговля между странами выросла на четыре процента и составила $15,4 млрд. При этом экспорт в Китай составил $9 млрд, импорт из Китая — $6,4 млрд. Кроме того, Китай входит в пятёрку крупнейших инвесторов Казахстана, занимая 4,7% от общего объёма инвестиций в Казахстан. Причём за январь-февраль 2021 года товарооборот между Китаем и Казахстаном увеличился на 20% в сравнении с аналогичным периодом прошлого года.

Поделиться: