Меморандум, который подписали правительство Казахстана и группа компаний Сбер, уже обсудили и осудили политики, экономисты, журналисты и простые обыватели. Редакция Orda.kz решила узнать мнение экспертов IT-рынка о наделавшем шума документе, поговорить о судьбе нашего электронного правительства eGov, об информационной безопасности и о том, как новая инициатива может повлиять на жизнь каждого казахстанца.

Меморандум, который подписали премьер-министр РК Аскар Мамин и глава группы компаний Сбер Герман Греф, предполагает переход к платформенной модели цифровизации и концепции Data-Driven Government. Документ предусматривает реинжиниринг систем и смену модели цифровой архитектуры.

Зачем это нужно

Электронное правительство – это единый механизм взаимодействия государства и граждан, а также государственных органов друг с другом, обеспечивающий согласованность их действий при помощи информационных технологий.

По информации Министерства цифрового развития, портал содержит более 400 систем, которые аккумулируют различные данные.

Это 400 баз данных, которые написаны разным языком шифрования и разными способами. Поэтому, периодически возникают проблемы с получением каких-либо справок.

Почему eGov хотят отправить на свалку истории
Фото из личного архива С. Каминского

— Думаю, правительство осознало проблему, когда пытались реализовать решение о выплате 42,500 тенге. Тогда не смогли подсчитать количество людей, которые лишились дохода, и в итоге казахстанцы самостоятельно подавали заявки на выплаты. А дело в том, что eGov не смогло показать людей, которым нужно платить. Данные разных баз или не коррелировались, или системы не смогли «договориться» между собой. Чтобы собрать информацию, правительству потребовалось бы несколько месяцев, – объясняет ситуацию Сергей Каминский, генеральный директор ТОО IT Resolution.

Что предлагает Сбер?

А Сбер пообещал разработать единый язык шифрования, который позволит кратно расширить возможности электронного правительства, стабильный и простой обмен информацией между различными ведомствами, что существо сократит время на получение справок. Но самое главное, по версии российских разработчиков, государство сможет спрогнозировать наши запросы. Именно поэтому новая платформа предполагает концепцию Data-Driven Government.

Data-driven переводится с английского как «управляемый данными».

     – Когда решения принимаются только на основе математического анализа данных. А он всегда объективен. Если собранная информация корректна и представлена в необходимом объёме, на её основании можно принять решение, которое с большой вероятностью принесёт прибыль всей стране. Это может касаться готовности некоторых отраслей экономики Казахстана к инвестициям, давать направления в развитии регионов и городов, можно прогнозировать на годы вперед нехватку каких-то специалистов или, скажем, нехватку воды, или избыток электричества. Большие данные, позволят министерствам и акиматам быть более эффективными, – уверена аналитик Big Data Динара Ибрагимова.

А что будет с ЕGov?

Почему eGov хотят отправить на свалку истории
bbva.com

Локдаун позволил казахстанцам оценить преимущества еGov. Больше года мы получаем справки, выкупаем квартиры за счёт собственных пенсионных отчислений, оформляем право собственности на недвижимость и пособия, не выходя из дома. Поэтому новость о возможной смене правительства для граждан была воспринята негативно.

     — Специалисты будут писать только программу, которая позволит интегрировать и переработать 400 баз данных. От нынешней платформы никто не станет отказываться, – поясняет Сергей Каминский.

Написание программы и введение единого языка программирования займёт от двух до пяти лет, считает эксперт ИТ-рынка Евгений Питолин.

Почему eGov хотят отправить на свалку истории
На фото А. Лунина Е. Питолин

Скорее всего, будет поэтапное развитие проекта и постепенный перенос всех сервисов, интеграция с министерствами в роли «бэкэнда», то есть оказывающих непосредственно государственные услуги, — говорит эксперт

     — Здесь, конечно, очень интересно посмотреть, какова будет выбрана стратегия переноса – старт с наиболее популярных и горячих систем, чтобы обеспечить массовый переход пользователей на новую платформу, или же с менее важных и критичных, чтобы спокойно отработать взаимодействие и возможные шероховатости в совместной работе, — объясняет Питолин.

Нужно понимать, что покупать или почему Сбер

При подготовке этого материала редакция информационно-аналитического портала Orda.kz обратилась с запросом в головной офис Сбера. Конечно, мы рассчитывали увидеть этот тайный документ – меморандум, интересовались его подробностями, надеялись узнать, какие услуги и за какую стоимость наше Минцифры намерено купить у группы компаний, но… не тут-то было, пресс-служба конгломерата отказалась отвечать на запрос.

Как говорят специалисты PR, это не самое профессиональное поведение сотрудников управления маркетинга и коммуникаций.

Но, как бы то ни было, Сбер по непонятной причине отказался от возможности рассказать о конкурентных преимуществах своих предложений.

Кстати, известно, что план изменений работы еGov в правительстве зрел давно. Так, ещё в 2017 году Министерство цифрового развития и аэрокосмической промышленности РК вело переговоры по покупке «цифровых программ для правительства» с мировым лидером в области информационных технологий – Microsoft. Переговоры завершились ничем, так как компания Microsoft отказалась показывать исходный код.

     — Исходный код программы — это её плоть и кровь. На примере тела человека: оно состоит из воды, органических (углерод, водород и кислород и прочее) и неорганических (кальций, фосфор, натрий, и прочее) веществ. Вещества в теле человека образуют клетки различных типов, которые создают ткани, формируют органы, заполняют пространство между ними или покрывают снаружи.

    — Точно также исходный код состоит из букв и цифр языка программирования – таким его видит и пишет человек. При запуске он транслируется в исполняемый код, таким его уже понимает компьютер и формирует из него функции и задачи, команды, которые отображаются для пользователя в удобном графическом интерфейсе (окна, кнопки, поля), — объясняет Евгений Питолин.

Зная исходный код, владелец программы может её изменить: дополнить какими-то функциями, убрать лишнее. Если вы покупаете программу без доступа к исходному коду, вы навсегда себя связываете с её продавцом.

По мнению эксперта, открытый код позволит нашим программистам отслеживать работу всех алгоритмов. Например, можно легко увидеть цифровой след каждого запроса: кто запросил, для какого органа власти, какие сведения были получены, куда они в конечном счёте ушли. Открытый код позволяет проверить наличие утечки информации.

    — Приведу пример: вы бросаете камень в воду, вы видите брызги, круги на воде – это открытый код. Закрытый код — не позволяет отследить действие, вы видите камень у воды, и пару кругов, то есть получаете лишь частичную информацию. Это большой риск с точки зрения информационной безопасности страны, — подчёркивает Сергей Каминский.

Отечественное производство программного обеспечения (ПО) не в последнюю очередь обязано своим существованием электронному — правительству страны. Хотя доля этого сектора в общем объёме IT-рынка Казахстана относительно невелика и составляет около 5%, наша страна в международном E-Government Development Index-2020 (Индекс «электронного правительства») занимает 29-е место.

Что же мешает отечественным компаниям написать единую для всех баз электронного правительства программу? Представитель цифрового рынка признаётся: в Казахстане пока нет таких ресурсов.

     — У нас не очень конкурентная среда по зарплатам. Все более-менее сильные программисты сразу перекупаются зарубежными компаниями. А зарплаты на уровне Силиконовой долины или той же Москвы мы не сможем платить ещё долгое время. Отечественные компании говорят, что государство должно думать о них. Давайте осознаем наши приоритеты: с одной стороны – интересы отрасли, а с другой – социальное и экономическое развитие страны, – говорит Каминский.

Риски

Информационная безопасность (ИБ) государства – это защита нашего суверенитета и территориальной целостности, поэтому защита аккумулированных в еGov данных – жизненно важный приоритет государства.

Иностранцы получат доступ к самому сокровенному!

Должно быть так, объясняют эксперты; специалисты Сбера будут писать программы и первое время принимать участие в адаптации системы, но базы данных будут находиться на наших серверах, заполнять их будут уже наши специалисты, как и управлять этими базами. Российский разработчик должен будет привести все 400 программ в некое соответствие, но доступа им никто туда не даст.

Почему eGov хотят отправить на свалку истории
Фото: depositphotos.com

     — Кроме того, любая программа, которая используется в нашей стране, должна пройти сертификацию в КНБ. Представители спецслужб будут изучать её, искать возможные лазейки, проверять на безопасность. В итоге, если они что-то увидят, то запретят использование этой программы, и никто не сможет им помешать даже на уровне правительства.  Поверьте, у сотрудников КНБ хорошо поставлена работа, и они очень четко отслеживают такие вещи, — говорит генеральный директор ТОО IT Resolution.

Евгений Питолин считает, что Комитету государственной безопасности РК, сотрудникам Государственной технической службы и ИБ-департаментам профильных министерств, а также будущим разработчикам сервисов на новой платформе предстоят титанические усилия по киберзащите проекта и отслеживанию всё новых и новых векторов потенциальных атак, а также отражению реальных.

     — Проект развития и переработки еGov даст на ближайшие годы огромный толчок рынку ИТ и ИБ — как для казахстанских компаний, работающих на рынке государственных IT-сервисов, так и для роста научной, инженерной и практической экспертизы для молодых и развивающихся специалистов, драйверов рынка и основы будущего человеческого капитала в РК, — надеется Евгений Питолин.

Основной риск российских компаний сегодня – это санкции США и стран Европы.

    — Сбер нам только предоставит услугу, а к услугам санкций нет. Приведу пример: на газопровод Северный поток 2 распространяются санкции, а на газ нет никаких санкций, и на страны, которые этот газ покупают, тоже нет санкций, — заверяет Сергей Каминский.

Международный опыт

В исследовании ОНН «Электронное правительство 2020» к числу наиболее успешных стран в области развития электронного правительства отнесён город-государство Сингапур. В 2014 году здесь приняли программу Smart nation (Умная нация), неотъемлемой частью которой стало электронное правительство. Сингапур имеет государственный портал в виде единого окна (Gov.sg), который предоставляет доступ к специализированным порталам, обслуживающим электронное участие (reach.gov.sg), электронные услуги (citizenconnectcentre.sg), открытые данные (data.gov.sg) и государственные закупки (gebiz.gov.sg). Программные решения этого проекта подготовила Microsoft.

Объединённые Арабские Эмираты разработали Стратегию ОАЭ по искусственному интеллекту (ИИ) и Стратегию Эмиратов по блокчейну 2021. Задача стратегии по блокчейну — перевести 50 процентов транзакций правительства на блокчейн, тогда как стратегия по ИИ фокусируется на улучшении деятельности правительства в определенных секторах, включая технологии, транспорт, здравоохранение, образование, водоснабжение, возобновляемую энергию и окружающую среду. Программу электронного правительства этой страны разрабатывала таже Microsoft

У Саудовской Аравии соглашение с IBM по реализации приложений блокчейн для государственных и коммерческих услуг.

Интересно, чем закончится очередная попытка казахстанского правительства довести до ума систему, без которой уже практически невозможно представить нашу жизнь? Orda.kz продолжает следить за развитием ситуации.

Автор: Ирина Ледовских

Поделиться: