Выбор власти вновь отличился от выбора общества. Несмотря на то, что голосование считается оконченным, главный выбор еще впереди. Об этом написал независимый журналист Мирас Нурмуханбетов на сайте exclusive.kz.

Антинаблюдатель

Казалось бы, выборы на этот раз были избавлены даже от полностью контролируемого «альтернативного кандидата» в виде ОСДП, но и на этот раз не обошлось без фальсификаций, административного ресурса и прочих привычных методов действующей власти. Даже при таких благоприятных обстоятельствах ей нужно было предпринимать экстренные, а потому циничные и грубые действия, вызванные инстинктом самосохранения. Как и ожидалось, в первую очередь они были направлены против наблюдателей, которые почему-то хотели проконтролировать заранее спланированный «спектакль».

Действительно, кому нравится, когда за тобой следят, особенно если ты собираешься сделать что-то неприличное и противоправное? Поэтому и был предпринят целый спектр действий в отношении тех, кто захотел проконтролировать ход голосования. Здесь было все – и угрозы, и давление на членов семей, и волокита с ПЦР-тестами, и задержания. На утро выборов, как и предсказывалось, многих независимых наблюдателей не пускали на участки под предлогом нехватки мест: дескать, в связи с санитарно-эпидемиологической обстановкой больше пяти наблюдателей на участке собирать нельзя.

Явка с повинной

Еще в ходе голосования стали выясняться разительные отличия между официальной и независимой информацией о явке избирателей. Грубо говоря, по данным на полдень 10 января Центризбирком дал цифры, которые, по подсчетам независимых наблюдателей, не были достигнуты и к концу голосования. В среднем, как показывают предварительные подсчеты, явка была завышена в полтора, а в некоторых регионах (в Алматы, например) и в два раза. Однако, если даже учесть тех, кто не пришел, но «проголосовал» (при помощи членов избиркомов на местах), как-то не получается сумма, вышедшая по той же партии власти.

Дело в том, что по показателям независимых наблюдателей, «Нур-Отан» нигде не набрал больше половины голосов. По нашим подсчетам, основанным на имеющихся у них на руках протоколах, эта партия получила около 38-40 процентов. То есть, ни о какой «сокрушительной победе» речи быть не может. Напротив, это более близко к «сокрушительному поражению» – пусть не полному «обнулению», о чем говорили в оппозиции накануне выборов, но даже выборочные данные говорят о том, что партии власти и самой власти нужно серьезно призадуматься, так как общество теперь не только теоретически знает о непопулярности власти, но имеет этому документальные доказательства в виде протоколов.

И что теперь?

Итак, то, что произошло вчера, трудно назвать победой «Нур-Отана», это факт, даже если учитывать официальные данные в сравнении с прошлыми выборами. «Фаворит» тогда получил на 6 процентов больше голосов, да и явка избирателей была больше на 10 процентов. Сейчас все зависит от того, как это воспримет сама партия власти. Воспримет ли она адекватно колоссальную разницу между реальностью и своим желанием? Особой веры в это нет, даже при том, что президент Токаев пообещал «второй пакет политических реформ». Кстати, в контексте событий вчерашнего дня, особенно в бесчеловечных методах по отношению к блокированным на морозе участникам мирного митинга, эти обещания выглядят скрытой угрозой.

Поэтому наиболее важна реакция других партий, ведь, как отмечалось, все они проходят в мажилис, причем, возможно, с количеством депутатов большим, чем в заявленных партийных списках. Между прочим, здесь в качестве доказательства фальсификаций можно привести тот факт, что казахстанцы на 99 процентов голосовали одинаково: что по парламенту, что по маслихатам. То есть процент отданных голосов должен быть примерно одинаковым и разниться только в десятых долях, но официально «Адалу» и «Ауылу» могут дать места в местных представительных органах.