В Карандинской области коллектив старейшей фабрики пытается отстоять своё право на существование. Люди не согласны с решением налоговиков, которые занесли предприятие в «чёрный список».

Корреспондент Orda.kz выясняла, почему швейникам пришлось доказывать, что они — не мошенники.

Абай в Карагандинской области появился только благодаря разработкам шахт. В 1991 году город был процветающим с населением 50 тысяч человек. Здесь работали пять шахт, два шахтно-строительных управления, литейно-механический завод и транспортные предприятия. А швейная фабрика появилась ещё в 1969 году. Трудилась на ней в основном молодёжь.

Отвечать придётся минфину: Абайскую фабрику закрыла компьютерная программа

На предприятии работать было престижно и выгодно – при ней были общежития и детские сады. Старожилы вспоминают, что о людях тогда заботились. Например, во время холодной войны фабрику переоборудовали для производства защитных изделий от последствий ядерного взрыва.

К вопросу подошли конкретно: возвели убежище и наладили автономную подачу воды и электроэнергии.

В хорошие времена шили верхнюю одежду для мужчин и женщин, в ассортименте были куртки, пальто и комбинезоны. Вокруг фабрики сформировалась своя инфраструктура. Но после развала СССР предприятие продержалось недолго. В 2001 году суд признал компанию, выкупившую швейное производство, банкротом.

Восстанавливать Абайскую фабрику в 2018 году взялся местный адвокат Нурхан Жумабеков. Помогала ему супруга. Сейчас он вспоминает, что накоплений не хватило, пришлось брать кредит. Впрочем, с тех пор ремонт и не останавливался, но стал не только явлением перманентным, но и послужил причиной проблем с налоговыми органами. Фискалы присвоили предприятию высокую степень ущерба государству.

Отвечать придётся минфину: Абайскую фабрику закрыла компьютерная программа

Мы лишились контрактов от недропользователей. Поскольку у них автоматически появляется предупреждение. Теперь мы обязаны доказывать, что фабрика не обнальная фирма и мы не занимаемся мошенничеством. 25 процентов доходов фабрики шли благодаря контрактам с недропользователями, — рассказал на пресс-конференции Нурхан Жумабеков.

Но по версии сотрудников налоговой, они тут ни при чём. Статус присваивает система, а бороться с компьютерной программой они не могут. Дело в том, что фабрика не платит корпоративный подоходный налог, который предприятие отчисляет с прибыли.

    — У нас есть доход, мы выплачиваем налоги и зарплаты сотне сотрудников. Наши налоги — это около 100 млн тенге в год. Но прибыли по итогам нет, потому что мы всё тратим на продолжающийся ремонт, в том числе на выплату кредитов, — оправдывается хозяин фабрики.

И тут же делится планами, что собирается восстановить общежитие. Он — не филантроп. Просто у швей должна быть возможность в плохую погоду не ехать домой, а остаться рядом с работой. Дело в том, что сотрудницы выполняют определённые операции, а не шьют изделие полностью.

    — Если человек не выходит на смену, значит, мы неизбежно отстаём в графике. У нас есть работницы не только из самого Абая, но и из близлежащих посёлков. Иногда зимой они физически не могут попасть на работу, — объясняет Жумабеков.

Отвечать придётся минфину: Абайскую фабрику закрыла компьютерная программа

Из-за того, что всё заработанное уходит на ремонт фабрики и кредиты, в налоговых отчислениях прибыль не показывают, поскольку её просто нет. Само предприятие – это консорциум из трёх маленьких компаний.

     — Начиная с 2019 года налоговая каждый год у нас запрашивает информацию о наших работниках и блокирует счёт в банке. Нам приходится показывать, что фабрика – это три компании, в двух зарегистрированы наши работники. Но каждый раз налоговики почему-то уверены, что работников у меня нет. Как только мы предоставляем отчёт, наши счета снова открывают. Я не знаю, как назвать это. Возможно, правовой нигилизм.

Сейчас Абайская швейная фабрика производит спецодежду, выполняет частные и государственные заказы. Недавно Жумабеков открыл магазин, где продают спортивную форму, верхнюю одежду и постельное бельё. Модельеры предприятия сами создавали фасоны. Совместно с акиматом города разработана программа подготовки молодых специалистов. Первый поток фабрика готова принять уже этой осенью. Всё это налоговые структуры волнует меньше всего. По крайней мере, все попытки объясниться для Нурхана Жумабекова заканчиваются полным фиаско.

     — Я бы очень хотел услышать, что я могу сделать, для того чтобы выйти из чёрного списка. Но мне ни разу не предложили ничего конкретного. Отправлял им письмо с объяснениями, но недавно мне в налоговой заявили, что его не видели, потому что у них нет доступа к программе. Отправил им повторно. Начальник отдела недавно пришёл на должность и тоже ничего не понимает. Но причём тут я, — возмущается Жумабеков.

Отвечать придётся минфину: Абайскую фабрику закрыла компьютерная программа

Абайская швейная фабрика не получает никаких преференций от государства. Не пользуется налоговыми и кредитными льготами, не получает субсидии и гранты. По словам Жумабекова, они пытались и даже подавали заявки, но все документы отклонили.

     — Теперь мы, оказывается, можем нанести ущерб государству. Мы направляли много обращений, но ответов никаких нет. Теперь я буду подавать судебный иск к Министерству финансов, чтобы обжаловать их правила применения системы управления рисками. Я постараюсь доказать, что эти правила дискриминируют отечественных предпринимателей. Я мало кого видел из наших предпринимателей, у которых бы были инвестиционные преференции. В основном они есть только у иностранных компаний. Сколько таких компаний, которые строятся с нуля, но не имеют инвестиционного договора с государством? Просто люди молчат, — уверен предприниматель.

Основная часть работников – это женщины. Разрабатывает модели в основном молодёжь. В коллективе всего три человека работают в администрации, все остальные сто человек – производственный персонал.

Отвечать придётся минфину: Абайскую фабрику закрыла компьютерная программа

     — У нас в стране низкий уровень юридических знаний, а про налоговые я вообще молчу. Они этим пользуются и утверждают публично, что у нас сотрудников нет. Все наши швеи получают зарплату через банк на карточки. У нас нет безналичного расчёта ни с работниками, ни с клиентами. Всё это в налоговой прекрасно знают! Но у них задача — сделать меня крайним,- говорит Нурхан.

Проблемы бизнесмена не заинтересовали ни областной акимат, ни структуры, которые созданы для защиты прав предпринимателей. Весной этого года в социальных сетях было опубликовано фото, на котором красовался аким Карагандинской области Женис Касымбек в плаще Абайской фабрики. Но оказывается, нарядиться перед камерой в своё, а не импортное — это просто PR, который не имеет ничего общего с поддержкой отечественных производителей.

Редакция Orda.kz готова опубликовать версию карагандинских налоговиков о происходящем в Абае.

Автор: Анастасия Васюк

Поделиться: