В Казахстане до сих пор не сложилось понятного и правильного механизма трансфертов из Национального фонда, считают эксперты.

Национальный фонд (НФ) Казахстана ежегодно перечисляет в республиканский бюджет гарантированный и целевой трансферт. Нам много лет говорят, что в периоды спада экономики Нацфонд выполняет роль «подушки безопасности» для казахстанской экономики: из фонда выделяются средства на финансирование государственных программ развития и в виде целевых трансфертов – на социально значимые цели.

Насколько планы правительства зависят от дотаций национальной копилки, разбиралась экономический журналист Ирина Ледовских.

Несколько раз в год правительство и Национальный банк, а затем парламент Казахстана и президент утверждают гарантированные и целевые трансферты из Нацфонда в бюджет страны. Гарантированный трансферт известен заранее за три года вперед, другое дело – целевые трансферты, значение которых, по словам представителей Нацбанка и правительства, зависит от кризиса.

«Для поддержания стабильного экономического роста и обеспечения занятости населения Казахстана в 2008–2009 годы были задействованы средства Нацфонда на сумму около 10 млрд долларов. В последующие годы, а именно начиная с 2014 года, средства Национального фонда в виде облигационных займов были направлены на финансирование антикризисных программ на сумму почти 2 трлн тенге, 1 трлн тенге был выделен на развитие обрабатывающей промышленности, малого и среднего бизнеса, а также на реализацию программы индустриализации. В 2017 году на повышение финансовой устойчивости банковского сектора был выделен в виде целевого трансферта 1 трлн тенге. В 2020 году был выделен гарантированный трансферт в размере 4,77 трлн тенге на борьбу с последствиями пандемии коронавируса», – поясняют в пресс-службе Национального банка.

Не все согласны с этим утверждением. Так, эксперты приводят в пример трансферты из Нацфонда в 2017 году. Тогда гарантированный и целевой трансферт превысили 4,4 трлн тенге, и деньги были направлены на рекапитализацию банковской системы.

«В идеале Нацфонд должен тратиться на поддержку экономики, то есть когда падает ВВП, правительство поддерживает экономику, а когда экономика растёт, правительство откладывает деньги. В Казахстане до сих пор не сложилось понятного и правильного механизма трансфертов из НФ», – говорит эксперт Асет Наурызбаев. 

По словам аналитиков рейтингового агентства АКРА, роль трансфертов из Нацфонда в структуре поступлений средств в бюджет страны имеет тенденцию к медленному росту.

Например, до 2014 года включительно доля ежегодных трансфертов находилась в районе 25% всех бюджетных поступлений, а затем – в пределах 30–38%.

«В последние два года доля варьируется в рамках 30–33%. При этом стоит уточнить, что в 2018-2019 годы такая тенденция скорее развернулась на сокращение, однако сложная экономическая ситуация в связи с пандемией обусловила потребность в наращивании использования трансфертов», – говорят в АКРА.

В долларовом выражении активы фонда показывали уверенный рост до 2014 года, когда они доходили до 77 млрд долларов, после чего произошло снижение.

«В последние годы оценка активов варьирует в пределах 55–62 млрд долларов. То есть на протяжении этого периода говорить о резком истощении средств не приходится, но и активного роста в инвалютном выражении тоже нет», – утверждает заместитель директора филиала АКРА в МФЦА Жаннур Ашигали.

На «хотелки» Nur Otan ушли почти два триллиона тенге. Рассказываем о расходах Нацфонда
Активы Национального фонда

В 2020 году доля Национального фонда в доходах госбюджета составила рекордные 42%. Это связано с увеличением по сравнению с планом бюджетных расходов на начало 2020 года, направленных на смягчение экономических последствий карантинных мероприятий по борьбе с Covid-19 и выпадением доходов бюджета вследствие ожидаемого падения ВВП РК в 2020 году. Следует отметить, что за последние 12 лет вторым по размеру после трансферта этого года был трансферт в 2017 году.

«Наблюдая за действиями правительства, приходят ассоциации с состоянием наркоманическим во время ломки. Нам говорят: «последний раз беру и больше никогда». И такое каждый год. Правительство без дополнительных денег не может осуществлять свою работу. Им мало гарантированного трансферта в районе 2,2-2,4 трлн тенге. В прошлом году они запросили антикризисное финансирование, в этом году на «хотелки» Nur Otan из НФ ушло 1,8 трлн тенге. Но кроме политических обещаний есть изображение бурной деятельности – это проекты планшетных и вертолётных заводов, ЛРТ. Всё это за средства Нацфонда», – высказывает точку зрения Айдархан Кусаинов.

В течение последних 10 лет расходы Нацфонда превышали поступления в фонд в среднем примерно на 1,7% ВВП.

На «хотелки» Nur Otan ушли почти два триллиона тенге. Рассказываем о расходах Нацфонда
Расходы и доходы Национального фонда

Безусловно, незапланированные вливания в бюджет моментально отражаются на инфляции.

«С учётом того, что в отсутствие трансфертных платежей дефицит госбюджета мог бы быть гораздо более существенным – на 5–8 процентных пунктов ежегодно, то в целом такие значительные поступления выражаются и на инфляционном фоне в экономике», – считают аналитики рейтингового агентства АКРА. 

Айдархан Кусаинов говорит, что умерить аппетиты правительства могли бы рыночные ставки заимствования на целевые трансферты из Нацфонда:

«Если бы правительство брало целевые трансферты по рыночной ставке, а не по ставке 00,5% на 50 лет, они бы вносили проценты на уплату займа в бюджет. Но сегодня получается, что они берут бесплатные деньги».

Зная аппетиты правительства, прошлое руководство Нацбанка вносило правки в Концепцию формирования и использования средств Нацфонда. Председатель НБ РК Ерболат Досаев в целях усиления сберегательной функции предложил, чтобы объём гарантированных трансфертов не превышал сумму поступлений при определённой цене на нефть — так называемой цены отсечения на нефть.

«Это бюджетное правило разрабатывается правительством совместно с Национальным банком и будет применено с 2023 года», – обещают в пресс-службе банка первого уровня.

Мировая практика 

Изначально роль Нацфонда в основном определялась как накопление для будущих поколений и изъятие сверхдоходов, полученных от временно высоких цен на сырьевые экспортные товары. Такого рода фонды создавались во многих странах, и это было наилучшей международной практикой.  Все эти фонды (Норвегия – наилучший пример) держат свои активы в крупнейших мировых классах активов (то есть за пределами страны), чтобы не создать на внутреннем рынке «мыльный пузырь». 

«В 70-е годы ХХ века ряд стран прошли через очень болезненный опыт неспособности переварить огромные деньги, которые пришли в экономику во время первого нефтяного бума (Мексика, Венесуэла, некоторые страны Ближнего Востока), хотя этот феномен и получил название «голландской болезни».  Поэтому начиная с 90-х годов прошлого столетия все международные финансовые институты (МВФ, Всемирный банк) рекомендовали создание подобного рода фондов», – объясняют в АКРА.

В Азербайджане источниками доходов Государственного нефтяного фонда являются: выручка от продажи углеводородов, аукционные сборы за использование контрактных площадей от углеводородных ресурсов, доходы от транспортировки нефти и газа по территории страны, доходы от управления активами фонда, а также бонусы от инвесторов. Порядок пополнения фонда в Азербайджане аналогичен практике, сложившейся в Казахстане. Расходы же фонда преимущественно приходятся на трансферты в бюджет страны, строительство и реконструкцию инфраструктуры, поддержку объектов стратегического значения, а также решение неотложных общенациональных экономических вопросов.

В России доходная часть Фонд национального благосостояния формируется за счёт части ежегодных сборов по налогу на добычу полезных ископаемых и части поступлений от экспортных пошлин на энергоресурсы. Величина трансфертов, поступающих в фонд из федерального бюджета, зависит от фактической и базовой цены на нефть, установленной в 2017 году на уровне 40 долларов за баррель нефти марки Urals и ежегодно повышаемой на 2% (в 2020 году цена отсечения сложилась на уровне 42,4 доллара). Основной статьёй расходов фонда является компенсация выпадающих нефтегазовых доходов федеральному бюджету при ценах на нефть ниже цены отсечения.

Государственный пенсионный фонд Норвегии – Глобальный, также известный как Нефтяной фонд, был создан в 1990 году для инвестирования избыточных доходов норвежского нефтяного сектора. По состоянию на 2021 год активы фонда превышали 1,3 трлн долларов, что составляет приблизительно 1,5% от мирового фондового рынка. Это делает фонд крупнейшим в мире национальным фондом благосостояния. По состоянию на ноябрь 2020 года на каждого норвежского гражданина приходилось около 237 000 долларов накоплений фонда. 

Поделиться: