Сначала министр обороны Нурлан Ермекбаев сказал, что коронавирусом в Вооруженных силах переболели 2000 человек, но при уточнении цифра выросла еще на 200 человек. Журналист ORDA. Айнур Коскина узнала подробности.

«Что касается военнослужащих срочной службы, то среди них… У нас в общем количестве заболевших в Вооруженных Силах – 2 200 человек. Среди них военнослужащих срочной службы – порядка нескольких сотен. В основном это те, кого призывают из областей, из регионов. В первые же дни службы выявляем у них положительную реакцию (тест на COVID-19). Но они все – бессимптомные», – сообщил он на онлайн-брифинге в СЦК.

Министр также отметил, что во время осеннего и весенного призыва всех новобранцев собирают на сборном пункте, где они находятся на изоляции.

«Проводится ПЦР-тестирование. Если результат хотя бы у одного положительный, вся группа опять помещается на изоляцию, отрицательный – направляются к месту службы команды. Там на месте еще 14 дней находятся на изоляции, уже в воинской части. Перед выходом с изоляции еще раз проводится ПЦР-тестирование. И после этого допускаются уже к несению службы. И вот эти все заболевшие среди военнослужащих срочной службы, они все выявлены в ходе такого тестирования, т.е. они сами с жалобами никто не обращались. У некоторых, порядка 20% были легкие симптомы в виде повышенной температуры», – сказал Нурлан Ермекбаев.

На вопрос: сколько именно «срочников» перенесли коронавирус, министр обороны ответил весьма оригинально.

«Поскольку этот вопрос прямого отношения к посланию не имеет, я не могу сейчас точно сказать. Давайте, мы вам ответим сегодня прямо, в течение часа», – предложил он.

Ермекбаев также подчеркнул, что среди солдат срочной службы погибших нет.

«У нас в целом в Вооруженных Силах умерли 10 человек за этот весь период. Из них 5 – военнослужащих, 5 – гражданских служащих. Из них, опять же 5 – от коронавируса, 5 – от пневмонии», – заявил он. 

Отвечая на вопросы журналистов казахскоязычных изданий, Нурлан Ермекбаев постоянно переспрашивал и просил модератора повторить вопрос. Создавалось чувство, что он просто не понимает суть вопроса. Когда в прямом эфире вопросы задавали русскоязычные журналисты, он также просил повторить вопросы, ссылаясь на технические неполадки. Хотя в прямом эфире телеканала «Хабар-24» трансляция шла без видимых технических проблем. Но ради объективности стоит отметить, что журналистов, ожидающих очереди задать вопрос министру, то и дело «выкидывало» из ZOOM.

Уже после того как завершился брифинг, пресс-служба министерства обороны сообщила, что  COVID-19  был выявлен  у 393 военнослужащих срочной службы. Из них 20 – с пневмонией.

Отметим, что отдельно от этого, министр на брифинге поднял тему дедовщины. Точнее, его отсутствия.

«Такого явления, как дедовщины в армии нет. В 90-х годах это было в казахстанской армии, сейчас этого нет. Дело в том, что сейчас служат 1 год, разницы в сроках службы между военнослужащими нет. Кроме того, командиры сейчас следят за коллективом и неуставными отношениями в коллективе. Конечно, споры и конфликты возникают, как в любом мужском коллективе, но дедовщины как системного явления нет», – сообщил Ермекбаев.

Он отметил, что сейчас в армии большое внимание уделяется вопросу безопасности. Именно для этого, было создано главное управление военной полиции, которое мониторит и изучает вопросы безопасности, начиная от безопасности питания (чтобы никто не съел не качественные продукты), заканчивая безопасностью во время боевых стрельб, вождения боевой техники, совершения парашютных прыжков и так далее.

«В целом, риски для молодежи – намного меньше, чем годами ранее. Во-первых, молодежь служит на территории Казахстана, они находятся под пристальным вниманием командиров, заместителей по воспитательной и идеологической работе. Обеспечены медицинские услуги», – продолжил министр.

Кроме того, по его словам, в армии работают различные программы, направленные на обеспечение личной безопасности.