По всему Казахстану идут протесты из-за резкого повышения цены на сжиженный нефтяной газ.

Волнения начались 2 января в Жанаозене, где на улицы вышли десятки человек. Они требовали снизить цену на сжиженный газ со 120 до 60 тенге за литр. Уже к вечеру к протестующим присоединились автомобилисты, которые перекрыли дороги. Ночью 3 января президент Касым-Жомарт Токаев поручил правительству «срочно рассмотреть ситуацию в Жанаозене с учётом экономической целесообразности, в правовом поле».

Требования жанаозенцев сначала поддержали другие районы Мангыстауской области, а 3 января – регионы Казахстана. Власти не допустили массовых демонстраций: отключали интернет, перекрывали дороги, задерживали участников митинга и даже не выпускали из дома желающих протестовать. При этом правительство, акиматы, полиция ничего не комментировали.

В Алматы перекрытие площади Республики с массовым скоплением полицейских и отключение интернета объяснили тем, что «идёт волна штамма омикрона после новогодних праздников, в связи с этим будут производиться дезинфекционные работы». А курирующий заместитель акима Ержан Бабакумаров, отвечая на вопросы журналистов, порекомендовал смотреть мультфильмы. Отметим, что именно в это время члены незарегистрированной Демократической партии Казахстана провели несогласованный митинг в поддержку требований жанаозенцев.

Днём 3 января премьер-министр Аскар Мамин сообщил, что в АЗС Мангыстауской области «в рамках социальной ответственности бизнеса, в инициативном порядке принято решение о снижении стоимости газа со 120 тенге до 85-90 тенге за литр».   

Вечером стало известно, что комиссию по регулированию спора возглавил вице-премьер Ералы Тугжанов: он вместе с министром энергетики и другими чиновниками отправятся в Актау только 4 января.

Реакция министра энергетики

Лишь к вечеру 3 января министр энергетики Магзум Мирзагалиев вышел к журналистам. На брифинге в Службе центральных коммуникаций он заявил, что требования протестующих о снижении цены на газ до 50-60 тенге выполнить невозможно, так как за эту цену производители даже не покрывают себестоимость газа. Также он отметил, что информационная кампания по предупреждению казахстанцев о повышении цены на газ была неэффективной.

По словам Мирзагалиева, цена на газ должна вырасти, чтобы производители не работали в убыток, а также для того, чтобы Казахстан был привлекательнее для инвесторов, которые выбирают, где им построить завод по добыче и производству газа. А электронные торги ввели для того, чтобы процесс купли-продажи был прозрачнее.

Редакция Orda.kz поговорила с экспертами о причинах повышения цены, о способах её снижения и роли министерства энергетики во всём этом.

Почему выросла цена на газ

Эксперт в области энергетики Асет Наурызбаев считает, что идея делегировать ценообразование свободному рынку – хорошая, но исполнение хромает на обе ноги.

«До середины 2021 года цену на газ на внутреннем рынке министерство энергетики устанавливало достаточно произвольно, поэтому газ был такой дешёвый. Но было принято решение о переходе на рыночную систему ценообразования. То есть часть газа должна была продаваться на бирже. Это более правильное ценообразование, но правительство не учло нескольких вещей», – объяснил энергетик, обозначив, в частности, следующие проблемы:

  • неудачную форму торгов;
  • отсутствие квот для внутреннего рынка;
  • непрозрачные решения;
  • отсутствие прогнозирования цен;
  • отсутствие госрезерва газа на случай дефицита.

Что не так с торгами

По словам Наурызбаева, покупка сжиженного газа проходила иначе, чем на обычных электронных торгах. 

Обычно это происходит следующим образом: на бирже есть заявки на продажу и заявки на покупку. В заявках указаны цены, кто за сколько готов продать и кто за сколько готов купить. И когда продавец и покупатель подходят друг другу, они совершают сделку. Если, например, продавец два дня не может заключить сделку, он может снизить цену, и наоборот.

«У нас не так были построены торги: есть назначенная министерством цена, от неё нужно торговать. Для того чтобы избежать резких подъёмов цены, было сказано, что цена ограничивается десятью процентами  роста на одной сессии. Это привело к тому, что все покупатели приходили сразу с готовностью заплатить на 10% больше. И кто первый нажал на кнопку, тот и забрал весь газ. Такая инфраструктура привела к тому, что аукцион заканчивался мгновенно, а на рынке возник дефицит газа», – пояснил эксперт.

То есть торги заканчиваются не из-за того, что возникло равновесие между спросом и предложением, а из-за того, что кто-то первый совершил покупку, нажав на кнопку.

Что должно предпринять Минэнерго

По словам энергетика, эту ситуацию можно было спрогнозировать.

«Если у вас разница в цене между внутренним и внешним рынком в разы, то ясно, что все поставщики будут хотеть продавать на внешнем рынке. Поэтому должна быть защищающая квота: то есть Минэнерго должно сказать, что внутри Казахстана вы должны продавать такой-то объём газа. И рассчитать этот объёма газа – задача Минэнерго. Если бы это было сделано, то никто не смог бы за дорого продать на аукционах», – заявил Наурызбаев.

Также он отметил, что дефицит возникает не только из-за высокого экспорта, но и из-за точечных причин: непрогнозируемые торги, внезапные поломки заводов и так далее. Все эти вещи расшатывают рынок.

«Чтобы не было такого шока, нужно было анализировать скачок цены на газ. Если бы спрос был примерно равен предложению, то такого скачка бы не было. Сейчас цена раскачивается из-за дефицита. То там завод остановился, то там не подали, то искусственные ограничения по отгрузке газа и так далее. Это дополнительные факторы непрозрачности рынка, но в целом мы можем просчитать доставку из точки в точку по железной дороге», – рассказал он.

Ещё одна ошибка Минэнерго

Наурызбаев отмечает, что министерство не позаботилось о запасах газа в госрезерве. Запасы можно было бы выпустить на рынок в момент дефицита, чтобы сбить цену.

«Страна, которая производит 56 млрд кубов газа, не может быть в состоянии газодефицита. У нас газа полно, можем его есть на завтрак, обед, ужин и даже ванну принимать в газе. Дефицит из-за высокого экспорта. Низкую цену на газ в стране надо исправлять, но не такими способами, а плавно, предсказуемо и публично. Сейчас все эти правила нарушены. Нужно просто увеличить объем газа на внутреннем рынке», – заявил энергетик.

Он отметил, что квотирование и постепенное увеличение цен – это известные мировые решения.

«Нам повезло, мы отстающие, можем взять работающие инструменты», – добавил эксперт.

Зачем повышать цены на газ?

Энергетик согласен с Минэнерго в том, что госрегулирование цен перекашивает рынок и выглядит непривлекательно для инвесторов, но в других заявлениях министерства смысла не видит.

«То, что говорит сейчас Минэнерго – это очередной пропагандистский бессмысленный фейк. Кто-нибудь знает, до какой планки нужно поднять цену, чтобы инвестор пришёл? Кто-то провёл торги? Кто-то провёл прозрачный конкурс на строительство газоперерабатывающего завода? Нет. Поэтому то, что говорит министр, ничем не подкреплено», – отметил он.

Почему протесты начались в Жанаозене?

Политолог Досым Сатпаев отмечает, что протестные настроения в Казахстане не только сохраняются, но и увеличиваются в разных слоях общества.

В своём посте в Facebook Сатпаев упомянул Британский исследовательский центр «Economist Intelligence Unit (EIU)», который ещё в 2013 году, отмечал, что: «Снижение доходов и высокий уровень безработицы не всегда сопровождаются беспорядками: высокий риск нестабильности появляется только тогда, когда экономическим проблемам сопутствуют другие элементы уязвимости. К таким факторам относятся: большое расслоение по уровню доходов, плохое государственное управление, низкие уровни социального обеспечения…  Особое значение в возникновении беспорядков за последнее время имела эрозия доверия к власти и ее институтам».

«Как показывает практика, социальный взрыв может произойти в любое время по любому поводу с разным составом участников, главное, чтобы для этого созрели благоприятные условия. И если взглянуть в будущее Жанаозена, то истощение нефтяных месторождений и сокращение добычи нефти к 2030 году в регионе, также может привести к новому росту безработицы, а, следовательно, и к новой волне социальной напряженности», – написал политолог.

Почему цены росли задолго до введения торгов?

Эксперт в области энергетики Сергей Смирнов также связывает рост цен на газ в стране с более высоким ценником в соседних странах.

«Цены росли в Западном Казахстане несколько лет подряд, потому что газ отправляли в соседние страны, так как он там стоит гораздо дороже, они туда эти владельцы газа его и отправляли. Может это также одна из причин роста цен», – отмечает он.

Также Смирнов считает, что нужно обратить внимание на оптовые цены, и если они выросли, то обращаться нужно не к владельцам АЗС, а к тем, кто занимается оптовыми закупками газа.

Поделиться: