Миротворческая миссия Казахстана в Ливанской Республике началась в октябре 2018 года после подписания меморандума о совместном развертывании казахстанских и индийских миротворцев в Ливане. Сейчас там ежедневно рискуют жизнью 120 наших военнослужащих.

Это уже четвертая группа казахстанских миротворцев, которая в составе миссии «Временные силы ООН в Ливане» по полгода несет службу в экстремальных условиях. Зачем Казахстану так отчаянно рисковать жизнями своих военнослужащих и где еще за пределами страны несут нелегкую службу наши солдаты, сержанты и офицеры разбирался специальный корреспондент ORDA.KZ Елтебер Ашина.

Первый казахстанский миротворческий батальон «Казбат» был сформирован в 2000 году. Но за 20 с лишним лет многое что изменилось. Теперь это не «Казбат» и не «Казбриг», а «Казполк». Он подготовлен по стандартам ООН и оперативно совместим с силами и средствами участвующих в миссиях ООН контингентами ВС других государств. Современные миротворцы свободно владеют английским, турецким, немецким и арабским языками. В миротворческой операции ООН в Ливане в настоящее время принимает участие 41 государство, флаги которых подняты у главного штаба миссии – в городе Накура.

Крутой «ливанский замес» миротворцев из Казахстана

Офицеры и сержанты миротворческой миссии, прежде чем окунуться в этот огненный омут с головой, должны научиться свободно владеть английским языком, а также знать назубок положения основных документов Организации Объединенных Наций, касающиеся миротворческой деятельности.

Поскольку нашим миротворцам приходится нести службу в очень сложных климатических условиях, то кандидаты проходят строжайший отбор, медицинскую комиссию и комплексную проверку на морально-психологическую устойчивость. Кого-то приходится даже с рейса снимать перед самым вылетом в Бейрут. Я это точно знаю, так как приходилось вместе с командующим десантно-штурмовыми войсками, генерал-майором Канышем Абубакировым провожать очередную партию миротворцев в Ливанскую Республику.

«Для меня сейчас одним из главных является то, чтобы все мои подчиненные после успешного выполнения задания в Ливане вернулись домой живыми и здоровыми», – сказал тогда в аэропорту генерал-майор Каныш Абубакиров.

Чтобы их здесь шесть долгих месяцев верно ждали родные и близкие, чтобы верили в лучшее и знали, что все будет хорошо, миротворцы в свое время прошли отличную теоретическую и практическую подготовку не только на наших полигонах, но и далеко за рубежом – в Центре подготовки ООН, в Нью-Дели и других местах.

У них до автоматизма отработаны учебно-тренировочные вопросы по патрулированию, конвоированию, организации службы на оперативной базе. Два года с нашими десантниками тесно сотрудничали опытные инструкторы Индийского миротворческого контингента, проводили занятия, принимали экзамены и зачеты. В этом плане у них богатейший опыт: более семи десятков лет участия в различных миссиях ООН, более 7 000 специалистов.

Согласно мандату ООН, наша рота в Ливане выполняет функции исключительно по патрулированию местности и организации наблюдательных постов. Ни о каких боестолкновениях речь не идет, хотя все они, несомненно, готовы ко всему, и оружие у них заряжено. Защитить себя и других они, поверьте мне, способны как никто другой. Трусов и отказников среди наших десантников никогда не было и не будет! Но повторяю – обстановка в зоне ответственности Индийского батальона по всем оперативным сводкам сейчас более чем спокойная. Плановые учения и тренировки идут. Все под контролем!»

Крутой «ливанский замес» миротворцев из Казахстана


Каныш, почему наши миротворцы находятся в Ливане в составе Индийского батальона, а не стоят самостоятельно под своим казахстанским флагом?

«Начиная с 1950 года Индия накопила большой опыт участия в миротворческих операциях ООН. У нас пока такого опыта участия в операциях ООН по поддержанию мира нет. Кроме того, от Казахстана пока заявлена только одна миротворческая рота (120 человек). Согласно требованиям ООН, подразделение, планирующее участвовать в миссии автономно, должно быть от батальона и выше. Пехотный (мотопехотный, механизированный) батальон организационно должен состоять из 850 военнослужащих, иметь штатное вооружение и военную технику. В этой связи Казахстану, конечно, целесообразно осуществлять миротворческую деятельность в составе Индийского батальона. С ними мы там и учения проводим совместные, и ежедневные тренировки».


Действительно, за профессионализм, проявленную смелость и находчивость в ходе только что завершившихся учений RITEX по отработке действий групп быстрого реагирования в критических ситуациях наших миротворцев в очередной раз наградили почетными грамотами. Командир четвертой сводной миротворческой роты майор Жанат Бирбаланов очень доволен результатом. Мы связались с ним по телефону.

«На протяжении шести месяцев мы активно участвовали абсолютно во всех тренировках и учениях, которые проводились как главным штабом ООН в Ливане, так и индийской стороной, всякий раз демонстрируя высокий уровень подготовки и профессионализма, – без лишней скромности рассказывает Жанат Бирбаланов.

Пару дней назад нас подняли по сигналу учебной тревоги. Подняли под утро, темно еще было. По сценарию учений, неподалеку от казахстанско-индийской базы обнаружено самодельное взрывное устройство. Действовать надо было решительно и быстро. Прибывшие на место французские военнослужащие сразу приступили к разминированию, а нам было поручено организовать оцепление. Чтобы гражданское население не пострадало от возможного взрыва, все близлежащие дороги были перекрыты. Оперативный дежурный доложил о происшествии в международную военную полицию и представителю ливанской армии».

Крутой «ливанский замес» миротворцев из Казахстана


Пока группы быстрого реагирования отрабатывали свои действия на поле учебного боя, военные медики тренировались оказывать первую медицинскую помощь пострадавшим. Конечно, условным раненым, как говорится, тяжело в учении, легко в бою.

Когда я встречался с командующим десантно-штурмовыми войсками, то задал ему прямой вопрос: «Что нашим миротворцам дает вечно-горячая точка планеты кроме риска расстаться с собственной жизнью? Миссия в Ливане, конечно, – не война в Афганистане, но и не безобидная прогулка под луной где-нибудь в предгорьях Заилийского Алатау».

Каныш Абубаиров ответил по-офицерски коротко и прямо:

«Миротворческая деятельность Вооруженных сил Казахстана – это, прежде всего, бесценный опыт, который наши военнослужащие получают далеко за пределами своей страны, там, где тревожно и где нужна наша помощь. У нас, к счастью, мирная обстановка, а в Ливане – по всякому бывает. Активное участие в миротворческой миссии не только вносит вклад в укрепление международной безопасности, но и формирует позитивный имидж Казахстана в качестве ответственного члена международного сообщества».

Во время первой отправки я спросил бойцов «Казбата», что им известно о той стране, куда предстоит отправиться с миротворческой миссией на полгода.

Командир третьего миротворческого взвода Султан Сармурзаев ответил четко:

«Ливан – небольшое государство, расположенное на Ближнем Востоке. Эта страна омывается водами Средиземного моря и имеет общие границы с Сирией и Израилем. Когда на Ближнем Востоке начался период становления халифата, в Ливан проник ислам. С XVI до начала XX века страной управляла Османская империя. После ее распада Ливан был отделен от Сирии и находился под французским управлением в рамках мандата Лиги наций. Официальную независимость это государство обрело в 1943 году, а спустя пять лет приняло участие в первой войне арабских стран с Израилем. В 1958 году в Ливане произошла первая гражданская война. Ее удалось остановить. Вторая гражданская война растянулась на 15 лет – с 1975 по 1990 год. В ходе кровопролитных конфликтов погибли свыше 150 тысяч ливанцев. С 1976 по 2006 год на ливанской территории находились сирийские войска и дважды в страну входили силы израильского ЦАХАЛ. С 2006 года регулярных боевых действий на ливанских землях не ведется».

Такой развернутый ответ младшего офицера меня сразил наповал. Вернувшись домой, тут же прогуглил и почерпнул еще немного знаний о той далекой и неведомой стране, где все еще рискуют жизнью наши парни.

Крутой «ливанский замес» миротворцев из Казахстана

Лива́н (араб. لبنان‎, Любна́н), официальное название Ливанская Республика (араб. الجمهورية اللبنانية‎; аль-Джумхури́ййа аль-Любнани́ййа) – государство на Ближнем Востоке, расположенное в гористой местности на восточном берегу Средиземного моря.

Население Ливана – более шести млн человек. Республика выделяется в арабском мире чрезвычайным религиозным разнообразием. В Ливане действует особая политическая система, так называемый конфессионализм, подразумевающий организацию государственной власти в соответствии с делением общества на религиозные общины.

До гражданской войны 1975-1990 годов Ливан был процветающим государством, финансовой и банковской столицей арабского мира с преобладающей долей христианского населения, за что получил неофициальное название «Ближневосточная Швейцария».

Цель создания миссии в Ливане – подтверждение вывода войск Израиля с юга Ливана, оказание помощи местному правительству, а также содействие обеспечению гуманитарного доступа к гражданскому населению и безопасному возвращению перемещенных лиц.

Временные силы ООН в Ливане (UNIFIL — ЮНИФИЛ) учреждены резолюциями Совета Безопасности ООН еще в 1978 году и являются одной из наиболее длительных миротворческих операций ООН и, что немаловажно, безопасных операций.
Впрочем, когда 4 августа 2020 года в районе морского порта столицы Ливанской Республики Бейруте прогремел мощный взрыв, наши миротворцы могли серьезно пострадать и даже погибнуть.

Крутой «ливанский замес» миротворцев из Казахстана

Обошлось. Причиной взрыва стала детонация хранившихся на складе 2750 т конфискованной таможенными службами аммиачной селитры. 170 человек погибли на месте. Более шести тысяч получили ранения. Своих врачей-травматологов в Ливане не хватало, а спасать пострадавших требовалось каждую секунду.

И тогда было принято политическое решение – откликнуться на просьбу властей Ливана о помощи и отправить в Бейрут отряд наших лучших военных хирургов. Начальник Центра военной медицины МОРК полковник медицинской службы Ержан Смайыл тогда рассказал журналистам, как непросто там было и какой именно опыт наши военные врачи приобрели в Ливане.

«Взрывом в столичном порту Ливанской Республики был в том числе разрушен и огромный склад, где хранились основные запасы медикаментов», – рассказывает Ержан Смайыл.

Уцелевшие больницы в центре города уже в первые часы заполнились под завязку, и раненых пациентов пришлось перевозить в больницы других городов Ливана. Бейрут был объявлен зоной бедствия. Наш медицинский отряд специального назначения (МОСН) был сформирован всего за 24 часа силами и средствами военно-медицинских частей и учреждений Главного военно-медицинского управления.

Медицинский пункт мы развернули по прилету в Бейрут прямо в той же гостинице, где разместились и сами. Без промедления, сразу, только перчатки медицинские надели, защитные комбинезоны и стали принимать раненых. Операции проводили совместно с ливанскими коллегами.

Госпиталь Министерства обороны Ливанской Республики расположен в самом центре Бейрута и является единственным военно-медицинским учреждением в стране. Мы тогда проводили совместно и первичные хирургические обработки ран, и репозицию переломов, и вправления вывихов…

Ввиду нехватки врачей в местных больницах нас просили также осуществлять прием больных терапевтического профиля – с гастроэнтерологическими, неврологическими, сосудистыми заболеваниями, нарушениями опорно-двигательного аппарата и др. Со слов местного населения, медицинские услуги в этой стране дорогостоящие.

К примеру, стоимость медицинской страховки варьируется от двух до девяти тысяч долларов США. Прием врача стоит около 50 долларов США. С учетом сложного социально-экономического положения в Ливане, местные граждане, конечно же, были очень рады нашей бесплатной медицинской помощи. Мы и медикаменты им передали безвозмездно по окончании нашей миссии».

Крутой «ливанский замес» миротворцев из Казахстана

Ержан, что нашим военным медикам дала та командировка в горячую точку? Только откровенно.

«Наша командировка в Ливан прежде всего очень позитивно отразилась на имидже Вооруженных сил Казахстана и военной медицины. Оказала положительное влияние на отношение населения Ливанской Республики к казахстанским военнослужащим, а также помогла наладить связи с государственными организациями страны. Представила возможность для обмена профессиональным опытом, создала базу для развития сотрудничества в сфере военной медицины в будущем. Мы отработали на практике мероприятия по сбору и укомплектованию медицинского отряда специального назначения (МОСН) и его передислокации военно-транспортной авиацией в короткий срок. А главное, мы усовершенствовали свои практические навыки по оказанию медицинской помощи в кризисных ситуациях. Наработали теоретический и практический опыт медицинских специалистов для работы в миротворческом госпитале ООН второго уровня. Министр здравоохранения Ливанской Республики Хамад Хасан искренне поблагодарил нас за поддержку ливанского народа в трудную минуту, дал высокую оценку руководству Казахстана за решение направить военных хирургов в страну. Выразил надежду на продолжение плодотворного сотрудничества, в том числе в области борьбы с коронавирусной инфекцией».

Как ваша семья пережила опасную поездку в Ливан?

«Наши семьи, как и все семьи военнослужащих других специальностей, к таким внезапным командировкам привыкли за годы службы. Наш долг – спасать людей! Мы клятву Гиппократа принимаем одновременно с военной присягой и каждую секунду должны быть готовы к бою. К настоящему бою, а не только учебному. Этим военные врачи и отличаются от гражданских. Так что моя супруга Айнаш и трое наших сыновей Санжар, Айбар и Алиакбар всегда ждут меня домой только с победой!».

Крутой «ливанский замес» миротворцев из Казахстана

«Главная наша задача – миссию выполнить с честью, – подытоживает нашу беседу командующий ДШВ генерал-майор Каныш Абубакиров. – Не беспокойтесь, в боевых действиях наши миротворцы участие не принимают».

И тем не менее автоматы Калашникова у них всегда за спиной. И боеприпасов не на один месяц интенсивных боев припасено.
«Согласно правилам применения сил при проведении операций, только если Вооруженные силы Ливана попросят помощи у миротворческих сил ООН, то в этом случае нас, конечно же, могут направить на выполнение определенных функций».

Значит, воевать в Ливане нашим ребятам все же придется когда-нибудь?

«Да нет. В оцеплении будут стоять. В создании так называемой «коробки» по недопущению сил извне. Разводить будут противоборствующие стороны, как это делают «голубые каски» по всему миру: предотвращать кровопролитие. Подчеркиваю, в Ливане всего лишь миссия по поддержанию мира, и ничего более. Мы готовы к ней. И шли к этой цели очень давно, получали оценки у разных представителей ООН. Отрабатывали навыки на «Степном орле» с вооруженными силами США и Великобритании».


Очевидно, что требования к миротворческим контингентам в плане оснащенности и подготовки, знаний языка и юридических норм повышаются постоянно. Самое основное – умение работать в тяжелых условиях, но при этом соблюдать права человека. Уверен, что миссия в Ливане действительно позволит Вооруженным силам Казахстана приобрести боевые навыки в гуманитарных операциях и проверить свою боеспособность, чтобы противостоять современным вызовам и угрозам.

Опыт поистине бесценный. Как-то на одном из заседаний Совбеза ООН прозвучало, что выверенные подходы, а также методичное и поступательное наращивание миротворческого потенциала Казахстана позволит нам стать региональным миротворческим хабом во всей Центральной Азии.


Ну, и последнее на сегодня. Денежный вопрос интересует многих, не только военных. Известно, что все шесть месяцев участия в операции в Ливане наши военнослужащие получают денежное содержание в три раза выше, чем их ежемесячная зарплата на родине. Скажем, если сержант-контрактник получал тысяч сто каждый месяц, то теперь на его банковскую карту будет падать не менее 300 000 тенге. У офицеров зарплата больше, значит, и за командировку они получат значительно больше. Выходит, что риск вполне оправдан. К тому же ООН возмещает Казахстану расходы по ставкам, утвержденным Генеральной Ассамблеей, а это 1 428 долларов США на каждого миротворца в месяц. Кроме того, каждому миротворцу дополнительно должны выплачивать суточные в размере 1,28 доллара США в день, а также пособие на оздоровление – 10,5 доллара США. И к очередному отпуску кадровики обещают прибавить дней 15-20. За такие привилегии наши контрактники, наверняка, согласились бы в том «горячем ливанском замесе» служить до самой пенсии. «Повариться» бессрочно в том слабо кипящем котле без замены и выходных с превеликим для их семей финансовым удовольствием.

Крутой «ливанский замес» миротворцев из Казахстана

Вообще, если говорить о миссиях ООН в целом, то в них на сегодняшний день задействовано свыше 91 тысячи военнослужащих, представленных 124 странами (из 198 государств-членов).
Участие Казахстана в миссиях ООН таково: пять наших военнослужащих проходят службу в Западной Сахаре (MINURSO). Еще 15 офицеров ВС РК уже вернулись после прохождения службы в миссиях ООН (Западная Сахара – 12 и Кот-д’Ивуар – три).

Как известно, с 1 января 2018 года миссия ООН в Кот-д’Ивуаре была закрыта. Остался только Ливан. Ответственные члены мирового сообщества не могут стоять в стороне от его проблем. Считается, что лучше погасить мировые конфликты в месте очага, тем самым предупредив их распространение на территории других государств. То есть участие в миротворческой операции в других странах в конечном итоге направлено на сохранение мира и безопасности и в нашей стране. Главное только – не потерять там наших солдат. Жизни их сохранить и домой вернуть непременно здоровыми.

Поделиться: