После акбулакской трагедии в Алматы депутаты на волне всеобщего возмущения опять начали требовать введения закона о банкротстве и реабилитации физических лиц. Этот документ парламентарии разработали почти десять лет назад, но он не устроил ни государственный, ни финансовый секторы страны.

Обозреватель Orda.kz Ирина Ледовских задалась вопросом, почему в Казахстане до сих пор нет закона, который бы помог заёмщикам и кредиторам выходить из трудного положения.

При подготовке этого материала я столкнулась с редким для финансового сектора и чиновников единодушием. Нам отказали в комментариях банки, Ассоциация финансистов Казахстана (АФК), Агентство по регулированию и развитию финансового рынка (АРРФР) и даже крупнейшие аудиторы страны. Представители регулятора сослались на то, что официально документ разрабатывают фискальные органы, поэтому они сами не имеют право что-либо комментировать, примерно такой же был ответ у АФК, аудиторы и банкиры сослались на недостаток времени.

Заговор молчания

Финансовые законы в нашей стране реализуют быстро: от идеи до новых правил игры на рынке обычно проходит несколько лет, а иногда и несколько месяцев. Но в любом правиле есть исключения, в этом их два.

Больше десяти лет власти не могут ввести всеобщее декларирование доходов населения и принять закон о банкротстве.

Между тем, эти документы напрямую связаны между собой. «Пока не будет всеобщего декларирования доходов населения, закон о банкротстве физических лиц не может быть принят. Банки не могут понять банкрот ли человек, если они не знают, чем на самом деле владеет должник.

Не все покупают дома и машины (а часто покупают и оформляют их на жён и детей), а ещё кто-то делает дорогие подарки, кто-то скупает картины и антиквариат. Вы знаете, полиция не может понять, на что потратил 102 млн тенге «стрелок из Алматы»? В 2011 году это были приличные деньги! Понятно, что человек проводил все операции за наличные, но что он купил и на кого оформил неизвестно, – сообщил Orda.kz источник, который знаком с ситуацией.

Собеседник заверил, что сами чиновники предпринимают усилия для того, чтобы всеобщее декларирование доходов населения откладывалось на неопределённый срок.

    – Я слышал версию в прошлом году, что декларированию мешает отсутствие Интернета в ряде населённых пунктов. Согласитесь, это смешно. Просто многие люди понимают, что не смогут объяснить налоговым органам, как 18-летний сын или 90-летняя бабушка стали владельцами компаний, особняков и прочего. Конечно, фискалам всё известно и сейчас, но эта информация фрагментарная и не публичная, а декларирование расставит всё на свои места и разложит по полочкам, – говорит эксперт, пожелавший остаться неизвестным.

Кстати, многие утверждают, что закон о банкротстве напрямую связан с декларированием доходов.

     – В августе представители АФК и АРРФР защищали в Нур-Султане свои предложения о введении института банкротства и реабилитации заёмщиков-физических лиц. Закон «развалили» чиновники. Во-первых, никто не знает, когда начнёт работать всеобщее декларирование доходов населения. Во-вторых, в столице считают, что нельзя лишать людей залогового имущества. Если банки не смогут реализовать залоги, тогда это уже не залог, – говорит анонимный источник в финансовых кругах.

Известный юрист Евгений Сейпульник обращает внимание на несоответствие ряда норм и практик.

Кому в Казахстане не нужен закон о банкротстве
На фото yandex.kz Евгений Сейпульник

     – Мне кажется, необходимо внести в действующее право обязанность исполнения договора залога. Это снимет очень много вопросов. Сегодня после подписания меморандума о запрете на реализацию единственного жилья у должника получается, что банки, имея залог, идут за взысканием суммы задолженности без его учёта. Сама схема, которую пытаются внедрить в нашей стране с прощением кредитов, несбыточная и юридически невыполнимая. Люди должны отвечать за свои обязательства, – уверен Сейпульник.

Реализация залогового имущества в нашей стране несёт большие репутационные риски для банков, поэтому финансисты сами не выселяют должников, а продают ту же недвижимость вместе с людьми. Ещё один минус этой ситуации – длительные суды, за это время стоимость залогового имущества может упасть в несколько раз. С тем же Игорем Дужновым БЦК судился с 2013 года. Кстати, не все БВУ сами продают недвижимость. Так, в Нурбанке много лет действует практика соглашения о добровольном исполнении решения суда. Финансисты помогают человеку самостоятельно продавать недвижимость, и если стоимость реализации превышает остаток долга, то заёмщик деньги оставляет себе.

Что происходит и почему?

– Непонятная практика реализации залоговой недвижимости, не принятые в столице законодательные идеи «связали руки» финансовому сектору. Они будут молчать, так как не хотят вступать в открытый конфликт с чиновниками. У нас такие конфликты очень быстро политизируются, а финансисты не любят политику, – говорят те. кто умеет считать деньги, причём не только свои.

Ответ фискалов

На самом деле законопроект о банкротстве и реабилитации заёмщиков-физических лиц подготовил Комитет государственных доходов Министерства финансов Республики Казахстан. И из восьми вопросов, которые направила Orda.kz в государственный орган, нам ответили только на два. Конечно, без подробностей. Так, из ответа следует, что законопроект разрабатывался в 2017-2018 годах, но позже было принято решение приостановить работу в данном направлении и возобновить её после оценки эффективности практического применения нового механизма внесудебного взыскания, введённого Законом от 2 июля 2018 года по вопросам валютного регулирования и валютного контроля.

Фискалы ничего не рассказали о практиках, которые они разработали, но сообщили, что в большинстве стран мира механизм банкротства физических лиц включает в себя:

– предоставление возможности урегулирования долга – при наличии стабильного дохода у должника;

– объявление должника банкротом, которое подразумевает продажу имущества и погашение долга перед кредиторами за счёт вырученных средств.

Как борются с должниками в мире

США

В США процедуру банкротства регламентирует не только кодекс о банкротстве, но и уголовный кодекс. В обоих документах прописано, что должник отвечает за обман кредитора, поэтому может лишиться всего своего имущества. А если обман будет доказан, то может понести более серьёзное наказание – лишение свободы.

Как только подаётся заявление с просьбой о присвоении статуса банкрота, информация об этом вносится в специальные реестры. Сведения постоянно обновляются, а доступ к ним может получить каждый желающий. Открытость этих материалов даёт возможность работодателю, школе, где учатся дети банкрота, арендатору оценить платёжеспособность человека и его семьи.

Банкротство предполагает продажу имущества, при этом есть активы, которые нельзя взыскивать. Например, полисы страхования жизни. Процедура банкротства предполагает пошаговый план погашения всей или части своих долгов. В течение трёх-пяти лет должник обязан направлять часть своих доходов через управляющего на погашение обязательств.

Есть долги, не подлежащие списанию. Например, платежи по возмещению вреда, причинённого здоровью в результате «пьяного вождения», алименты, кредиты на обучение, некоторые налоговые задолженности и штрафы.

Великобритания

Процедура банкрота в Великобритании предполагает введение администратора банкрота, который перенимает у должника его имущество. Впоследствии он распределяет его между всеми кредиторами банкрота. После этого оставшиеся долги списываются.

Существенно, что человека объявляют банкротом лишь в том случае, если должник не имеет возможности выплатить долги, либо их общая сумма превышает стоимость имеющегося имущества. Поэтому в начале деятельности администратор банкрота изучает финансовую и частную деятельность попавшего под банкротство. Справка о банкроте хранится в истории кредитора до шести лет. Кроме того, блокируется доступ должника к своим счетам.

Австралия

Процедура банкротства применяется только к физическим лицам. Для несостоятельных организаций допустимы только процедура внешнего управления либо ликвидация. Банкрот обязан представить в Службу банкротства и арбитражных управляющих Австралии ревизорский бухгалтерский баланс, содержащий сведения о своём имуществе и обязательствах. Без представления данного документа снятие статуса банкрота невозможно. Обычно он сохраняется в течение трёх лет с момента подачи ревизорского бухгалтерского баланса, однако при наличии достаточных оснований, срок может быть продлён от двух до пяти лет.

Статус банкрота в Австралии предполагает определённые ограничения в правах. Например, банкрот должен получать специальное разрешение на выезд за рубеж, а также не может свободно иметь в собственности отдельные виды дорогостоящего имущества. Статус банкрота снимается досрочно, если банкрот полностью рассчитывается со своими кредиторами или заключает с ними мировое соглашение о прощении задолженности.

Канада

Распоряжается имуществом банкрота внешний управляющий, который обязан проверять законность заключённых им сделок, председательствовать на собраниях кредиторов, ходатайствовать о продлении статуса банкрота, распределять денежные средства, полученные от продажи имущества должника между кредиторами. Распространённая альтернатива банкротству – заключение «Соглашения о погашении долга», которое предполагает договор между кредитором и должником о погашении последним части долга в течение установленного сторонами срока при условии полного прощения задолженности. Должник вправе выходить с предложением о заключении такого соглашения, если его задолженность составляет от 5 тыс. до 75 тыс. долларов. Если кредитор не принимает соглашения в течение 45 дней, то начинается общая процедура банкротства.

Нидерланды

Имущество недобросовестных должников распределяется среди кредиторов с помощью мирового соглашения об уплате «тела кредита» или «прощения долга».

Швеция

Внешний управляющий должника берёт на себя управление его активами и пытается реализовать их в интересах кредиторов и должника. Банкрот не может получить доступ к своим активам. Неоплаченные долги физических лиц остаются в силе и после банкротства. Однако те, кто имеет сверхбольшие долги, могут инициировать процедуру урегулирования задолженности. По заявлению они получают план реструктуризации долга, согласно которому они платят столько, сколько смогут за пять лет, после чего все оставшиеся долги аннулируются, кроме компенсаций, что причитались потерпевшим при совершении должником правонарушений.

Ничего не скрыть и не спрятать

До 2025 года Казахстан поэтапно должен перейти на всеобщее декларирование. Переход уже начался – с 1 января 2021 декларации предоставляют государственные служащие и лица, приравненные к ним, и их супруги. По информации Комитета госдоходов, 15 сентября 2021 года декларацию представили 497 283 человека или 103,4% от ожидаемого количества декларантов первого этапа всеобщего декларирования.

С 1 января 2023 будут декларироваться работники госучреждений и квазигоссектора и их супруги. С 1 января 2024 вводится декларирование для руководителей и учредителей юридических лиц, а также индивидуальных предпринимателей и их супругов. С 1 января 2025 – оставшиеся категории граждан.  То есть говорить о введении закона о банкротстве физических лиц до 2026 года невозможно.

По неофициальной данным, закон не предполагает реализацию единственного жилья банкрота. Но, ценные вещи, автомобили, «дачи» недобросовестного заемщика могут быть проданы. Отечественный проект закона, как и многие зарубежные предполагает «внешнего управляющего». Это будут сотрудники местных (находящихся при акиматах) комитетов госдоходов.

    – Ситуация с банкротством физических лиц непонятная. За рубежом, например, списываются займы банкрота, после чего человек продолжает жить, работать, выплачивать долги. У нас непонятно за счёт чьих средств будут списываться займы банкротов. Финансисты резонно настаивают на возвращении «тела кредита», но согласны со списанием процентов. Если государство будет вмешиваться в этот процесс и оплачивать часть потерь БВУ, то это будут наши с вами деньги, то есть налогоплательщики будут отвечать за должников?! – задаётся риторическим вопросом Евгений Сейпульник.

В пресс-службе Комитета госдоходов коротко проинформировали, что в международной практике банкротство физических лиц не является безоговорочным списанием долга. В ведомстве полагают, что механизм банкротства физических лиц требует взвешенного подхода и должен обеспечивать баланс интересов всех его участников. Сколько времени нужно для того, чтобы всё взвесить и всех обеспечить, пока не ясно.

Автор: Ирина Ледовских

Поделиться: