Корреспонденты Orda.kz отправились в Северо-Казахстанскую область, чтобы узнать, как живут кандасы и переселенцы из других регионов и выяснить, как их поддерживает государственная программа «Еңбек». 

Кандасы из Ирана, переселенцы и другие новые северяне. Репортаж из СКО
На фото Леонида Рассказова село Сергеевка

Кандасы из Ирана в СКО приехали в середине сентября, это стало событием, о котором рассказали все казахстанские СМИ. Этнических казахов, вернувшихся на историческую родину, поселили в новых, построенных специально для них, домах. Вся информация о том, как им живётся на новом месте, как их приняли, как они налаживают отношения и адаптируются в совершенно новых климатических условиях в нашем репортаже.

Кандасы из Ирана, переселенцы и другие новые северяне. Репортаж из СКО
На фото Хадиша Адай, кандас из Ирана

Хадиша Адай, как и многие иранские казахи, жила в северной части страны. Её родители бежали из Мангистауской области в Иран после Октябрьской революции и осели в городе Бендер-Торкеман (юго-восточное побережье Каспийского моря – прим.ред.). Мысли о возвращении на историческую родину не покидали женщину последние несколько лет. 

Кандасы из Ирана, переселенцы и другие новые северяне. Репортаж из СКО
На фото Хадиша Адай

– Я слышала о том, что есть такая возможность. До переезда я приезжала в Северо-Казахстанскую область. Путь был непростой – объездила почти весь регион и решила, что лучше переехать поближе к Петропавловску, поэтому и выбрала Петровку. Посоветовалась с детьми, и вот через несколько месяцев мы перебрались сюда, – рассказывает Хадиша. 

Кандасы из Ирана, переселенцы и другие новые северяне. Репортаж из СКО
Хадиша Адай с детьми
Фото из личного архива

На историческую родину женщина вернулась с сыном и дочерью. Старший сын Естай – студент. Он готовит документы для переезда и вскоре планирует приехать к семье. 15-летняя Дорсамин уже учится в девятом классе в местной школе. 

Кандасы из Ирана, переселенцы и другие новые северяне. Репортаж из СКО
На фото Дорсамин
Кандасы из Ирана, переселенцы и другие новые северяне. Репортаж из СКО
На фото дом кандасов

– Школа мне понравилась, но пока непривычно. Я не говорю по-казахски или по-русски, знаю только персидский и английский языки. Но, надеюсь, со временем выучу языки. Когда мама сообщила о переезде, я была взволнована и даже немного обрадовалась, так как я люблю холод, – говорит Дорсамин. 

Кандасы из Ирана, переселенцы и другие новые северяне. Репортаж из СКО
На фото дом кандасов

Полупустые комнаты, сумки с вещами и небольшой электрический обогреватель – это всё, что мы увидели в доме новосёлов. Часть вещей ещё не привезли. Кроме того, как рассказала Хадиша, в доме ещё многое предстоит переделать, он не подготовлен к холодам.

Кандасы из Ирана, переселенцы и другие новые северяне. Репортаж из СКО
На фото дом кандасов

– Печь установили неправильно, мы будем сами сносить стены и заново возводить. В доме прохладно: стены тонкие, двери трясутся при ветре. Комната, которая должна была быть ванной и туалетом, готова наполовину, тоже будем доделывать сами. Во дворе многое нужно сделать. Мы прибыли из тёплой страны и к холодам морально были готовы, но физически немного всё-таки сложно, – говорит Хадиша. 

В Иране Хадиша преподавала персидскую литературу, затем вышла на пенсию. В Казахстане она собирается открыть мастерскую. 

– Я с собой привезла небольшой станок, хочу собрать женщин и открыть цех – будем шить изделия из шерсти. Думаю, несмотря на все наши сложности, мы адаптируемся и построим здесь своё будущее, – делится мыслями женщина. 

Кандасы из Ирана, переселенцы и другие новые северяне. Репортаж из СКО
На фото двор кандасов

Дом, в котором теперь будет жить семья Хадиши, стоит 7 миллионов тенге. Согласно договору, новые жильцы должны каждый месяц оплачивать аренду. 

– Каждый месяц мы будем платить по 7-10 тысяч тенге. Но договор пока ещё не подписали. Всего мы должны заплатить 7 миллионов, – говорит Хадиша. 

Кандасы из Ирана, переселенцы и другие новые северяне. Репортаж из СКО
На фото село Петровка

Из Ирана приехали около 20 семей, по словам нашей собеседницы, ожидается ещё поток: другие кандасы планируют перебраться в Северный Казахстан уже весной.

– Казахов в Иране было много, кто-то переехал в Актау. Сейчас в стране живут, наверное, около 2500 семей. Они ждут вестей от нас. Если нам понравится здесь, то они тоже переедут. Если у нас всё здесь сложится хорошо, я думаю, никто из казахов не останется в Иране, – заметила Хадиша. 

Кандасы из Ирана, переселенцы и другие новые северяне. Репортаж из СКО
На фото кандас Айгуль Рахымкызы

На лучшую жизнь на исторической родине надеется ещё одна героиня нашего репортажа – Айгуль Рахымкызы. Женщина приехала в Казахстан из Китая. 

– Я родилась в Кульдже в Синьцзян-Уйгурском автономном районе. Основное население: уйгуры, казахи и дунгане. Там мы занимались скотоводством в своём крестьянском хозяйстве. В 2003 году переехали с семьёй в Казахстан. Поселились в Алматинской области, – рассказывает Айгуль. 

Айгуль – многодетная мать, у 36-летней женщины семеро детей. В Северо-Казахстанскую область они переехали по семейным причинам: отец Айгуль купил дом на севере и перебрался сюда. Мать женщины скончалась. После похорон, Айгуль переехала, чтобы присматривать за пожилым отцом. 

Кандасы из Ирана, переселенцы и другие новые северяне. Репортаж из СКО
На фото дети Айгуль Рахымкызы

– Мы жили у отца, пока строили наш дом. Заселились буквально несколько дней назад. В Северо-Казахстанскую область переехали по программе «Еңбек». Через два месяца после переезда нам выплатили по 200 тысяч тенге на каждого члена семьи. Сейчас понемногу обустраиваемся, – говорит Айгуль. 

Кандасы из Ирана, переселенцы и другие новые северяне. Репортаж из СКО
На фото улица кандасов в с. Николаевка

200 тысяч тенге, а точнее 204 190 тенге (70 МРП) – это пособие участникам программы «Еңбек». 

«Еңбек» – государственная программа переселения с юга на север страны. Проект запустили в 2017 году. Власти возлагали на него большие надежды: ожидалось, что новые жители региона помогут возродить опустевшие и вымирающие сёла.

В качестве мотивации правительство предлагает новые дома, единоразовую выплату в размере 70 мрп (это те самые 204 190 тенге), и обещает трудоустроить новых жителей. Но на деле программа всё-таки начала давать сбой. 

Кандасы из Ирана, переселенцы и другие новые северяне. Репортаж из СКО
На фото дом Айгуль

– Я сама не работаю, муж пас скот, но сейчас сезон закончился, готовимся к зиме, запасаемся дровами. Сейчас у супруга нет постоянной работы, пока не знаем, чем он будет заниматься здесь зимой, – говорит Айгуль. 

Кандасы из Ирана, переселенцы и другие новые северяне. Репортаж из СКО
На фото дома кандасов и переселенцев с. Петровка

О том, что программа «Еңбек» не приносит ожидаемых результатов, в казахстанских СМИ говорили и писали не раз. В первые годы перспектива получения нового жилья и хорошей работы привлекала многих. Но когда приезжали, переселенцы часто разочаровывались, столкнувшись с суровой и холодной жизнью северного региона. В первую очередь, возмущение вызывали наспех построенные дома, да и хорошо оплачиваемая работа, которую предлагали местные власти, чаще всего оставалась лишь обещанием.

Кандасы из Ирана, переселенцы и другие новые северяне. Репортаж из СКО
На фото житель с. Николаевка Берик

Когда мы беседовали с Айгуль, в дом постучали. Хозяйка открыла дверь и впустила мужчину с мешком картошки.  Это сосед Берик услышал о новых жильцах и решил поделиться картошкой, которую, кстати, вырастил сам. 

Кандасы из Ирана, переселенцы и другие новые северяне. Репортаж из СКО
Во дворе переселенцев

– Тут целый праздник был, когда они приехали: встречали с музыкой, были и акиматовские. И иранские казахи приехали, и китайские кандасы, заселяются приезжие и из других казахстанских регионов. Это, конечно, может быть хорошо, что их переселяют сюда. Но я, честно говоря, не знаю, чем они здесь будут заниматься. У нас тут работы нет. Даже местные не могут устроиться. К тому же, многие приезжают без специальности. В основном у нас работают в крестьянских хозяйствах: нужны трактористы, агрономы, сварщики. Уже несколько дней прошло как они приехали, люди пока по домам сидят. Не знаю, что они будут делать зимой, – говорит Берик. 

Слова Берика подтверждают официальные цифры: за четыре года участниками «Еңбек» стали около 30 тысяч человек. Больше всего людей переехали в Северо-Казахстанскую и Павлодарскую области. 13 тысяч – это трудоспособное население, но работу нашли всего 9 тысяч человек. 

Кандасы из Ирана, переселенцы и другие новые северяне. Репортаж из СКО
На фото новый дом переселенцев

О том, что в регионе не всё ладно говорят другие цифры: уехали искать счастья в других краях 92 тысяч человек. 

Кандасы из Ирана, переселенцы и другие новые северяне. Репортаж из СКО

Языковой барьер – ещё одна проблема, с которой сталкиваются кандасы и переселенцы. Северный Казахстан остаётся самым русскоговорящим регионом страны. И нередко проблемы возникают как раз из-за незнания русского.

– Переехали сюда и мучаемся с русским языком: в магазине, например, разговариваем с продавцами буквально посредством жестов. Будем учить теперь, – говорит Айгуль.

– Я немного понимаю русский язык, но не говорю на нём. Учить русский язык я не планирую, мы ведь на север приехали, чтобы сделать его «казахским» (смеётся). Если будет необходимость – будем учить, – добавила Хадиша Адай.

Кандасы из Ирана, переселенцы и другие новые северяне. Репортаж из СКО
Фото с дрона г. Сергеевка

Город Сергеевка – ещё один населённый пункт, куда едут кандасы и переселенцы. На окраине города построили целый микрорайон. Новенькие дома выглядят нарядно и привлекательно. Но, как нам рассказал один из переселенцев, Сержан, это только первое впечатление. 

Кандасы из Ирана, переселенцы и другие новые северяне. Репортаж из СКО
На фото Сержан – участник программы «Еңбек»

– Мы уже год живём в Сергеевке. Когда переезжали, нам сказали, что дадут готовый дом. Жилище-то новое, но в ужасном состоянии. Снаружи тонкий слой пеноблока, вместо фундамента шлакоблок стоит. Канализационную трубу вообще провели так, что она торчит снаружи. Зимой труба же замерзнёт, – перечисляет проблемы Сержан. 

Кандасы из Ирана, переселенцы и другие новые северяне. Репортаж из СКО
На фото дом Сержана

В Северо-Казахстанскую область Сержан переехал из Шымкента. О программе «Еңбек» узнал от знакомых. Мужчина выбрал СКО из-за здоровья матери. Тем более, на новом месте обещали дом и работу. Но с трудоустройством проблемы возникли сразу. 

Кандасы из Ирана, переселенцы и другие новые северяне. Репортаж из СКО
На фото Сержан

– В Сергеевку я приехал летом прошлого года, посмотрел дом – понравился. Сходил в центр занятости населения – сказали дадут работу. После этого перевёз сюда всю семью, много денег потратили на переезд. По образованию я певец. Устроился в местный дом культуры, где получал 40 тысяч тенге. Ну какие это деньги? К тому же, зарплату часто задерживали. Потом я ушёл оттуда в крестьянское хозяйство, весовщиком работаю. Сейчас уже получше – получаю около 150 тысяч тенге, – рассказывает Сержан. 

Кандасы из Ирана, переселенцы и другие новые северяне. Репортаж из СКО
Фото нового дома

Плачевное состояние дома бросается в глаза, после каждого дождя новые трещины. По словам жильцов, дом в таком состоянии и сдали в эксплуатацию: санузел не проведён, семье пришлось установить душ на улице. Печку приходится топить постоянно.

Кандасы из Ирана, переселенцы и другие новые северяне. Репортаж из СКО
На фото душевая, которую построил Сержан

– Официальная цена нашего дома – 7,5 млн тенге. Я могу с уверенностью сказать, что это слишком завышенная стоимость. Такой дом, наверное можно оценить в 2-2,5 миллиона тенге. Мы уже несколько раз обращались в акимат, там заявили, что нужно идти к застройщикам. А те в ответ отправляют нас в акимат. Мы не приняли этот дом по бумагам и не заключили договор. Снова пошли в акимат, а там говорят, мол, подали в суд на застройщиков. Ну, это же бесполезно. Мы ведь уже живём в этом доме, – возмущается Сержан. 

Кандасы из Ирана, переселенцы и другие новые северяне. Репортаж из СКО
На фото улица г. Сергеевка

По словам нашего собеседника, новые дома здесь строят с молниеносной скоростью. 

– За 1,5 месяца здесь с нуля построили 14 домов. И все они такого же ужасного качества, – сетует Сержан. 

Кандасы из Ирана, переселенцы и другие новые северяне. Репортаж из СКО
Привезли воду, г. Сергеевка

Жилищный вопрос переселенцев и кандасов – не новая тема для региона. Пока власти находят решение в судебных тяжбах с застройщиками, у которых, кстати, они и принимали объекты, или в кадровых перестановках. Так, например, в июне своих кресел лишились акимы Есильского и Айыртауского районов. Но власть поменялась, а проблемы остались.

Кандасы из Ирана, переселенцы и другие новые северяне. Репортаж из СКО
На фото г. Сергеевка

Но, несмотря на суровые условия, некоторые переселенцы не собираются уезжать из Сергеевки.

– В целом, здесь хорошо: и природа, и люди. Бывает же где-то, что местные живут сами по себе, негативно настроены к приезжим, тут такого нет. Местные помогли нам как смогли. Приехав сюда, мы где-то на протяжении месяца думали вернуться назад, но привыкли со временем. Столько ведь потратили денег на переезд, нет смысла возвращаться, – говорит Сержан.

Кандасы из Ирана, переселенцы и другие новые северяне. Репортаж из СКО
село Байтерек, СКО

За четыре года программа переселения с юга на север обошлась Казахстану в 20 миллиардов тенге. При этом, Северо-Казахстанская область так и осталась одной из самых бедных в стране. Об этом говорят цифры: ВРП (валовой региональный продукт) составляет всего 1,6% в ВВП (валовой внутренний продукт) страны. Уровень ВРП показывает, какие регионы сильнее всего отстают в экономическом развитии. При этом жить на севере с каждым годом становится дороже.

– Дорого тут многое, почти всё: продукты, одежда, инструменты, стройматериалы. Даже, например, один профлист в Шымкенте можно взять за 6 тысяч тенге, а здесь он обойдется в 22 тысячи, – отмечает Сержан.

Кандасы из Ирана, переселенцы и другие новые северяне. Репортаж из СКО
село Байтерек, СКО

Практически все районы, построенные специально для переселенцев и репатриантов, находятся на окраинах городов и сёл. Приезжающие на север люди сталкиваются не только с материальными проблемами. Ещё им приходится адаптироваться, опираясь на опыт таких же, как они, переселенцев. 

И поэтому, практичная на первый взгляд программа переселения больше напоминает ссылку. Тем временем, местные жители продолжают покидать Северный Казахстан, а на их место прибывают кандасы и переселенцы. Но только от этого ситуация в регионе пока не меняется.

Автор: Мадина Аешева

Фото: Леонид Рассказов 


Поделиться: