На этой неделе Институт Евразийской интеграции опубликовал исследование «Политическая активность казахстанцев в преддверии выборов». Журналист ORDA. Багдат Асылбек разбирался в том, насколько объективен данный опрос и есть ли в нем признаки манипуляции.

По итогам опроса, 72,3% избирателей отдают свои голоса за правящую партию Nur Otan. 16% опрошенных не определились, за кого голосовать, оставшиеся проценты распределились между остальными партиями.

При этом, при распространении результатов опроса в телеграм-канале САЯСИ ТАҢДАУ о 16% не определившихся умолчали. Кроме этого, институт, проводивший исследование, возглавляет кандидат в депутаты мажилиса от партии Nur Otan.

По данным социологического исследования Института Евразийской интеграции, на парламентские выборы готовы прийти 54,8% граждан.

Авторы исследования доложили, что на вопрос «Если бы выборы состоялись в ближайшее воскресенье, за какую из партий Вы готовы проголосовать?» подавляющее большинство, 72,3%, ответило – за партию Nur Otan. «Ауыл» – 3,3%, «Ақ жол» – 3,2%, НПК – 2%, ОСДП – 1,6%, Adal – 1,4%.

Хотя в исследовании приводится, что наиболее активны граждане среднего и старшего возрастов, а среди молодежи – городская, в опубликованном материале не видно распределения голосов в разрезе возрастных категорий и городской/сельской местности. На это указывает и социолог Серик Бейсембаев.

В комментарии ORDA. он отметил, что сложно комментировать объективность исследования, так как «не видно данных в разрезе и динамике за предыдущие периоды, чтобы судить о том, что они были качественно собраны». 

«Не хватает информации по выборке исследования. Приходили люди в квартиру или проводили онлайн-опрос? Это важно уточнять. Это должны были прописать. Конечно, такого требования нет, но согласно профессиональным стандартам, которые есть, нужно предоставлять информацию, какая была выборка, как проводился опрос. Тут только информация по времени и сколько человек было опрошено и погрешность, но этого недостаточно, чтобы понимать в целом специфику исследования. Опросили 2400 респондентов – для выборки это хороший показатель, но опять же мы не знаем, как опрос проходил. Поскольку речь о рейтинге партий, желательно распределение результатов по возрастным группам, по городу и селу, по гендеру, – все это может влиять на выбор партии», – заметил Бейсембаев.

Социолог отметил, что данные о том, что чуть более 54% опрошенных готовы пойти на выборы, «похожи на правду», и, по его мнению, авторам исследования нужно было уточнить, что 72% голосовавших за Nur Otan были из числа тех, кто утвердительно ответил на вопрос: «пойдут ли на выборы?», то есть из 54%, а не из общего населения.

Кроме того, итоги опроса не содержат графу «испортить бюллетень», хотя с учетом волны критики данное действие является вполне реальным отражением отношения части избирателей к предстоящим выборам и относится именно к походу в избирательный участок. Как отмечает Бейсембаев, для такого варианта действий должна быть графа «Другое», даже если процент опрошенных, ратующих за порчу бюллетеня, будет меньше 1%. 

Еще одна интересная деталь касательно проведения данного исследования кроется в том, что Институт евразийской интеграции, проводивший опрос, возглавляет кандидат в депутаты в мажилис по партийному списку Nur Otan Ерлан Саиров. Он – инициатор создания «Лиги сторонников Nur Otan». Является членом национального совета общественного доверия. Это вызывает сомнение в объективности результатов данного исследования, считает политолог Шалкар Нурсеитов.

«Во-первых, есть вопрос к репрезентативности опроса, исходя из опубликованного материала. Может, авторы исследования опросили только членов Nur Otan или бюджетников, большинство из которых является членами правящей партии или студентов национальных вузов. Мы не знаем, насколько можно обобщать результаты на всю генеральную совокупность. Во-вторых, меня смущает политическая аффилированность руководства организации с партией власти – это уже автоматически вызывает сомнение в объективности результатов данного исследования. Мне кажется, по задумке авторов так называемого социсследования, должны были подготовить общественное мнение к тому, что на парламентских выборах Nur Otan станет безусловным победителем, получив от 75 до 80% голосов избирателей», – отметил Нурсеитов в беседе с корреспондентом ORDA.

В октябре обнародовали результаты исследования «Института общественной политики», которые показали, что якобы около 77% избирателей готовы голосовать за правящую партию на предстоящих выборах. Этот институт относится к партии Nur Otan. 

«Таким организациям как Институт евразийской интеграции, Институт общественной политики отведена такая же пропагандистская роль, как и двум «санкционированным» организациям по проведению экзитполов – заблаговременное формирование благоприятного общественного мнения к результатам выборов», – заключил Нурсеитов.

ORDA. связалась с Ерланом Саировым, чтобы прояснить нюансы исследования, вызывающие вопросы. Однако он отказался комментировать, сославшись на отпуск.

«Я ни на один вопрос не могу ответить. Я сейчас в творческом отпуске», – сказал Саиров в телефонном разговоре.

Социолог Серик Бейсембаев в свою очередь добавил, что аффилированность авторов исследования с госорганами, а иногда и с одной из партией – «обычная практика» в Казахстане. 

«В принципе и в России так же, но разница в том, что там есть рынок социнститутов, центров, которые проводят независимые исследования. И благодаря их альтернативным данным, показатели государственного центра перепроверяются. А у нас нет альтернативных центров с регулярными данными. У нас опросы проводят и публикуют окологосударственные организации, которые финансируются из бюджета, и это вызывает вопрос, насколько их аффилированность влияет или не влияет на результаты. И другой момент – то, что данные публикуют именно в преддверии выборов, но нет данных за предыдущие периоды. Почему они не исследуют ситуацию в течение года или нескольких лет, чтобы была видна динамика. Данные за один период ни о чем не говорят – это в принципе бесполезные данные в части понимания нашего общества. Чтобы понимать предпочтения и электоральную культуру наших граждан, нужно отслеживать их в динамике хотя бы за последние 2-3 года и сравнивать. Это дает понимание, насколько они актуальны и релевантны», –

резюмировал социолог.

Также, по его мнению, появлению альтернативных данных независимых центров препятствуют законы в Казахстане. И это касается проведения экзитпола. В 2018 году в закон «О выборах» внесли поправки, по которым Центральная избирательная комиссия должна быть уведомлена, если кто-то решит проводить какие-либо опросы. При этом ЦИК может отказать в проведении опроса, если посчитает уведомление отправленным ненадлежащим образом. Кроме этого, для получения разрешения на проведение компания должна иметь пятилетний опыт работы. 

Так, в 2019 году только две организации получили разрешение проводить экзитпол во время выборов президента. Это Институт «Общественное мнение» (в партнерстве с госорганами, которые дают институту госзаказы) и научно-исследовательский центр «Молодежь» (создан по поручению экс-президента Нурсултана Назарбаева).

«Это абсурдное требование – заранее уведомлять ЦИК о проведении (опроса), предъявлять требования к организациям, чтобы не менее пяти лет существовали на рынке. Это, во-первых, явное ограничение профессиональной деятельности социологов – сразу же сужается поле организации, которые могли бы делать исследования. И, во-вторых, показывает стремление политического режима контролировать процесс и его нежелание иметь альтернативные источники информации по поводу выборов», – подчеркнул Бейсембаев.

Шалкар Нурсеитов назвал применение методов опросов в Казахстане в электоральный период «ноу-хау казахской автократии». 

«Любая авторитарная власть всегда пытается контролировать повестку дня в медиа-пространстве. Особенно в электоральный период, поскольку в эпоху социальных сетей и мессенджеров выборы в какой-то степени, хоть временно, активизируют политическую жизнь даже в авторитарных государствах, тем самым заставляют недемократические режимы нервничать. Поэтому они стремятся монополизировать инфополе до выборов, во время выборов и после», – сказал политолог.