Лобби привело к гибели мукомольной отрасли, а теперь под угрозой и маслоперерабатывающая. 

В начале февраля Зерновой союз Казахстана обратился в Министерство сельского хозяйства с просьбой не расширять квоты на экспорт сырого и рафинированного подсолнечного масла.

В отраслевой ассоциации объясняют это возможным дефицитом сырья и масла на внутреннем рынке, в то время как сами переработчики заявляют о профиците, а эксперты — о лобби для экспорта семян подсолнечника вместо обработанной продукции. Разбираемся, почему представители зерновой отрасли заинтересовались проблемами масличной.

Казахстан под угрозой дефицита масла?

Об обращении в Минсельхоз Зерновой союз сообщил 7 февраля этого года. Связано оно с решением межведомственной комиссии по вопросам внешнеторговой политики увеличить квоты на вывоз с Казахстана подсолнечного масла. Решение приняли 28 января, и уже выпущен проект НПА, обсуждение которого продлится до 17 февраля.

Назвали в Зерновом союзе и другие причины для беспокойства: регулирование экспорта семян подсолнечника и масла подсолнечного, принятое в прошлом году, “исключили активность зернотрейдеров на внутреннем рынке”. Это, по словам объединения, отразилось на внутренних ценах — основными покупателями семян подсолнечника остались только перерабатывающие предприятия.

В союзе пишут, что если в октябре-ноябре внутренняя цена на семена подсолнечника при участии на рынке зернотрейдеров составляла 240-250 тысяч тенге за тонну, то в декабре-январе, когда на рынке остались переработчики, цены опустились до 210-215 тысяч за тонну. “При этом зернотрейдеры, участвовавшие в этот период в закупе, предлагали цену 220-225 тысяч тенге за тонну. Но низкие объемы индивидуальных квот, которые получили зернотрейдеры, сдерживали их предложения по объемам закупа и не влияли на объективное формирование рыночной цены на семена подсолнечника”, — говорится в сообщении Зернового союза.

Такая ситуация, по мнению зерновиков, не отражает реальный спрос и предложение и “не является справедливой для сельхозтоваропроизводителей”.

Чтобы решить проблему, отраслевая ассоциация предлагает три главных меры: приостановить работу по увеличению квоты на вывоз подсолнечного масла, оценить баланс предложения и спроса на семена подсолнечника, а также пересмотреть меры регулирования экспорта семян подсолнечника и масла подсолнечного для формирования справедливой для аграриев рыночной цены на внутреннем рынке.

Если перевести на понятный язык, то Зерновой союз просит не увеличивать экспорт переработанной продукции, но при этом просит убрать регулирование экспорта семян подсолнечника, то есть сырья.

Следует отметить, что такая постановка вопроса противоречит тому, о чем заявляет руководство страны. Например, в сентябре 2021 года президент Казахстана Касым-Жомарт Токаев заявлял, что нужно поставлять за рубеж “переработанную продукцию с высоким уровнем добавленной стоимости”.

“Мы традиционно поставляем муку на рынки Узбекистана, Туркменистана, Афганистана. Считаю, что правительство в целом, министерство торговли должны более предметно заниматься вопросами тарифного регулирования. Правительство ставит вопрос о введении в будущем экспортной пошлины на зерно. Но сейчас с учетом складывающейся ситуации, думаю, делать это преждевременно. Поэтому нам нужно включать механизм субсидий, чтобы помочь товаропроизводителям, в особенности производителям муки. Мы должны поставлять готовую, переработанную продукцию с высоким уровнем добавленной стоимости, – сказал глава государства.

О необходимости нарастить экспорт переработанной агропродукции говорится и в Национальном плане развития, по которому зарубежные поставки несырьевых товаров должны вырасти в два раза до 2025 года. В программе развития АПК прописано, что к 2025 году производство мяса птицы должно вырасти до 524 тысяч тонн, а уровень загрузки производственного сектора — до 70%. Это относится, в том числе, и к переработке зерна, и к маслопереработке.

Но не все участники рынка согласны с такой постановкой вопроса. Казахстанский предприниматель, работающий в сфере маслопереработки и пожелавший сохранить анонимность, рассказал редакции Orda.kz, что часть компаний на рынке пытается зарабатывать на экспорте сырья, мешая поставкам готовой продукции.

По его словам, эти компании работают в сфере перепродажи зерна и контролируют крупные элеваторы, но не занимаются сами выращиванием или переработкой продукции. На сайте Зернового союза говорится, что его члены представляют всего лишь 17% посевной площади в Казахстане, но при этом контролируют 70% всего экспорта зерна — это около 5 млн тонн. Из этого видно, что Зерновой союз в большей степени представляет не фермеров, а перекупщиков зерна.

“Всего несколько трейдеров, имея лобби в государственном аппарате, стремятся получать сверхприбыль от продажи зерна за рубеж. Их основные аргументы, когда они продавливают отказ от запрета на экспорт — дать возможность зарабатывать фермерам. Но до них в реальности деньги не доходят, потому что все зерно выкупается трейдерам, которые и получают все прибыли. Теперь они хотят захватить и рынок масличных культур, чтобы получать прибыли там”, – считает аграрий.

Тем временем сами переработчики масличных культур говорят, что проблем, о которых заявляют в Зерновом союзе, на практике нет. И квоты на экспорт масла нужно наращивать либо исключить, иначе это приведет к проблемам не только у заводов-производителей, но и в смежных отраслях, и в том числе у сельхозтоваропроизводителей.

В распоряжении нашей редакции оказалась аналитическая записка Национальной ассоциации переработчиков масличных культур, которую отправили в правительство. В ней, так же, как и в обращении Зернового союза, говорится о “неразрешенной ситуации, которая с каждым днем усугубляется”. Но причины указаны прямо противоположные.

“Решение по увеличению квот на подсолнечное масло, принятое 28 января 2022 года на межведомственной комиссии по вопросам внешнеторговой политики, до сих пор находится на рассмотрении у Минсельхоза. В настоящее время простаивают 24 маслозавода, суммарная мощность по переработке подсолнечника которых составляет 1,9 млн тонн, или около 74% от всех мощностей по республике”, — говорится в записке.

Причина остановки проста — внутренний рынок по емкости ограничен, а резервуары заводов уже переполнены. Отправлять масло некуда. Более того, остановка предприятий создает дефицит кормов – это шрот (или жмых), которые используют в птицеводстве и животноводстве.

Отвечают в этом письме и на заявления о несправедливости цен при закупке у фермеров.

По данным ассоциации, в сентябре цены на семена подсолнечника составляли в среднем 180-200 тенге за килограмм, в октябре – 220-250 тенге, в ноябре – 220-260 тенге, в декабре – 230-260 тенге, в январе – 220-240 тенге, а в феврале – 210-235 тенге.

«Причем, нужно заметить, что в ноябре-декабре, когда не было экспорта как семян подсолнечника, так и масла подсолнечного, цены на семена были выше цен октября. Причина неснижения цен — внутренний дефицит, который подтверждается соотношением мощности переработки семян подсолнечника к их производству, то есть валовой сбор подсолнечника в три раза меньше необходимого объема для загрузки маслозаводов», — говорят в ассоциации переработчиков масличных культур. Поэтому, считают специалисты, нужно ограничивать экспорт не переработанной продукции, а сырья — семечек подсолнуха.

Дело в том, что Казахстан остается единственным поставщиком подсолнечника на рынке Центральной Азии. Страны региона не могут выращивать его в достаточном объеме, чтобы покрыть свои внутренние потребности из-за климатических и почвенных условий. Потому они увеличивают импорт из Казахстана.

Например, Узбекистан нарастил импорт в три раза: с 90,2 тысячи тонн в сезоне 2015-2016 годов до почти 257 тысяч тонн в 2018-2019 годах.

Китай поступает аналогично. Он нарастил импорт с 101,36 тысячи тонн в сезоне 2016-2017 годов до 196,1 тысячи в 2019-2020 годах.

«Только за счет ограничений из-за COVID-19 экспорт подсолнечника в целом снизился с марта 2020 года. При этом участники масложирового рынка понимают, что как только все ограничения отменят, вывоз семечки будет увеличен до доковидных уровней. (…) При открытии рынка экспорта семян подсолнечника прогнозируется рост цены на внутреннем рынке на 18-25%, ввиду большого спроса со стороны импортеров. Это, в свою очередь, станет драйвером для роста цен на подсолнечное масло, которое в среднем вырастет в цене на 60-110 тысяч тенге за 1 тонну, так как в себестоимости готовой масложировой продукции стоимость семян подсолнечника составляет более 80%», — подчеркивают в ассоциации переработчиков.

При этом стремятся вывезти семена из страны не сами фермеры. Из 59 компаний, которые подали заявки на квоты для экспорта подсолнечника, 53 компании (или 90%) — это трейдеры.

«Количество работников в трейдерской компании до 5-10 человек, тогда как у среднего маслозавода работают 100-200 человек и выше. Если сравнивать налоговые выплаты, то маслозавод платит налоги по каждому своему сотруднику, а значит, по сравнению с трейдерской компанией, налоговые выплаты у него в 30 раз больше», — отмечают в ассоциации и обращают внимание, что «отдельные отраслевые объединения» в своих интересах предлагают Минсельхозу не предпринимать никаких действий до конца февраля, после чего открыть рынок семян для экспорта.

Это может разрушить масложировую отрасль так же, как и когда-то мукомольную. А это тысячи рабочих мест и миллиарды утерянных налогов.

Кто прав на самом деле?

Алмасбек Садырбаев, эксперт по сельскому хозяйству, подтверждает — у трейдеров действительно есть свое лобби в госаппарате, которое помогает им получать прибыль от продажи сырья в ущерб переработке. Сначала это сделали в зерновой сфере, фактически, ликвидировав мукомольную отрасль, а теперь пытаются то же самое проделать в масложировой.

«Президент Касым-Жомарт Токаев ставит задачи по развитию АПК правильно. Но выполнение этих задач спускается «на ноль». Потому что олигополия, с которой борется президент, находится в его окружении, правительстве и парламенте», — говорит собеседник редакции.

Алмасбек Садырбаев обращает внимание, что еще 10 лет назад Казахстан был в лидерах стран региона по экспорту муки. И в то время проблем ни с кормами для животноводства, ни высоких цен на хлеб не было.

Дело в том, что в Казахстане работали около 2 тысяч больших и малых мельниц. Но постепенно рынок начал сужаться правительством «под разными предлогами». В итоге пять лет назад было уже 350 мельниц — только крупных, а в этом году реально работающих осталось менее 100 единиц.

«Остальные или закрылись, или были разобраны и перевезены в Узбекистан. И сейчас они стоят там и перерабатывают наше зерно», — говорит эксперт.

Результаты налицо: из-за сокращения переработки зерна внутри Казахстана выросли цены на хлебобулочную продукцию, а скот гибнет из-за отсутствия кормов — отходы переработки используют в животноводстве.

«Это ненормальная ситуация», — подчеркивает Алмасбек Садырбаев.

Проблема в экспорте сырья, из-за чего загрузка мельниц снижалась. Стимулируют экспорт и субсидии, которые удешевляют зерно, позволяя выгоднее его продать за рубеж.

«Даже при выделении субсидий и других мер поддержки, например, кредитов, зерно должно быть дешевым для казахстанцев. Но взращивая это дешевое зерно, мы отдаем его за рубеж в Узбекистан, Таджикистан, Афганистан и Иран. В любой нормальной стране субсидии должны оставаться внутри. Хочешь вывезти зерно — будь любезен вернуть субсидии», — говорит эксперт.

Россия смогла эффективно решить вопрос с субсидиями, введя таможенную пошлину на зерно, считает собеседник редакции.

«Благодаря этому казна пополняется на миллиарды долларов. Начинали с 50 долларов на тонну, сейчас плавающая пошлина составляет 95,8 долларов. И эти деньги россияне снова направляют в АПК. И ежегодно меры поддержки растут. А мы выращиваем зерно субсидиями, но отдаем за рубеж», — отмечает Алмасбек Садырбаев.

По его словам, противодействует введению таможенных пошлин лобби в парламенте, Минсельхозе и правительстве, которым занимаются «5-7 крупных компаний, которые вывозят зерно».

«Они смогли этого добиться, потому что стали операторами и владельцами элеваторов. Когда они склоняют власти к каким-то действиям в своих интересах, они говорят, что благодаря дорогой продаже зерна зарабатывает фермер. Но они, трейдеры, вводят в заблуждение. Фермеры продают 60-70% зерна еще в начале сезона, потому что хранить его негде. И как только зерно приходит на элеватор, спекулятивно зарабатывают и на фермере, и на государстве. На этом наживаются трейдеры», — объясняет эксперт.

После «захвата» рынка зерна трейдеры решили заняться и сферой масличных культур. «Зернотрейдеры лоббируют вывоз семян подсолнечника через Минсельхоз и препятствуют увеличению квот на вывоз масла постоянно предлагая пересчитать баланс потребления. У заводов затарены хранилища, резервуары уже переполнены, но стоит лимит на экспорт масла. А внутренний рынок страны ограничен в потреблении», — говорит Алмасбек Садырбаев.

Из-за введения квот экспорт сократился, производство остановлено, и для обеспечения своих обязательств – выплат по налогам, кредитам, зарплат – заводы будут вынуждены повысить цены на готовую продукцию, в том числе и на высокобелковые корма.

«Маслозаводы несут потери, и на покрытие обязательств им необходимы средства. Эти расходы отразятся на формировании стоимости продукции. Отсюда и берутся высокие цены на масло и отходы производства в виде кормов. В итоге губится переработка и страдает потребитель. А это уже угроза продовольственной безопасности», — подчеркивает эксперт.

По его мнению, таким поведением группы крупных компаний должны заинтересоваться в антимонопольном комитете, чтобы проверить, чем эти компании занимаются, сколько платят налогов и не занимаются ли спекуляциями для получения сверхприбылей. Пока же страдает только сфера переработки в угоду вывоза из Казахстана сельскохозяйственного сырья.


Комментируй, делись мнением у нас в Facebook!

Получай оперативные новости дня в свой смартфон: подпишись на Orda.kz в Telegram.


Поделиться: