Главный редактор Orda.kz Гульнара Бажкенова переговорила со многими людьми, работающими на земле и с землёй, и все говорят одно — засуха не нагрянула внезапно.

Министра сельского хозяйства уволили из-за падежа скота и всего остального, связанного с засухой. Это первая внятная реакция властей на то, что происходит в стране, а происходит, можно сказать, бедствие.

Я сегодня два часа разговаривала с Есеном и Исатаем — героями моей книги из Атырау. Есен не слышит и не разговаривает с детства, что не помешало ему хорошо закончить колледж. Сейчас он работает в Кульсары на ферме отца «Аманесен». Предприятие выращивает овощи и арбузы, а также занимается скотом.

К засухе надо было готовиться как минимум с 2019 года. Именно тогда начались первые признаки сегодняшнего бедствия. В прошлом году хозяйство семьи Есена потеряло весь урожай подчистую. «Те поля, на которых вы гуляли, выжжены,» — рассказывают ребята, и от их слов, голосов, интонации как-то сжимается сердце.

Дождей нет, река Жем, питавшая эту землю, исчезает…

Однако причина не только в погоде. Человек тоже приложил руку.

На реке выше по течению без элементарных правил, без уважения к земле и к другим людям понастроили чуть ли не сотню частных плотин. Для сравнения, государственных плотин там только пять.

Варварская деятельность (или деятельное варварство?) иссушила реку и землю. И то, что надо ждать беды, отец Есена предупреждал власти уже два-три года назад.

Они не плачут, сидя, сложа руки. После прошлогоднего «джута» не повесили головы. Пашут до седьмого пота, думают и учатся.

В прошлом году, не получив с земли ничего, семья отправила сыновей Есена и Амана в Узбекистан, учиться капельному орошению.

В этом году они применили эту технологию, и у них получилось! Урожай есть. Не такой, как хотелось бы, не такой, как в 2017 году, когда я была в Кульсары. Всего процентов тридцать от вложенного, но это лучше, чем прошлогоднее «ничего». И главное, говорит Есен, они поняли свои ошибки. Например, арбузы посадили слишком далеко друг от друга. Это и другие тонкости учтут в будущем.

А вот скотину свою они полностью спасли. Думали завтрашним днем, смотрели вперёд и предпринимали меры. В прошлом году, взяв у государства субсидии, арендовали землю в Актобе и весь август и сентябрь готовили сено. В результате сейчас они кормят свою животину, да ещё и купили быка «мраморное мясо» — будут разводить эту породу. И откликнулись на клич о помощи от родственников в Мангыстау — согласились принять их лошадей.

Когда бедных животных привезли, даже прожжённые на солнце каракалпакские рабочие плакали.

Лошадки были как ходячие трупы, кожа да кости. В Мангыстау вообще нет травы, там пустыня.

Но это ведь не могут не понимать в Нур-Султане? Почему не принимают стратегические решения по таким зонам риска?

Я в эти дни переговорила со многими людьми, работающими на земле и с землёй. И все говорят одно: беда не нагрянула внезапно! Она подступала с 2019 года!

Мы в Орде рассказываем об этом и будем продолжать. Засуха — вот что сейчас самое главное. Но не засуха 2021 года. У меня тревожные чувства вообще обо всём — о земле, о воде…

Что будет с нашим регионом в ситуации, когда климат все жёстче, а ответственности ноль? Вас возмущают высокие цены на прилавках?

Будет хуже, поверьте на слово, не мое — земледельцев и пастухов.

Иосиф подготовил египтян к семи худым годам, а у нас грянула засуха и оказалось, что еды впрок нет даже на пару месяцев вперёд, недель, дней…

Поделиться: