29 августа 1991 года президент Республики Казахстан закрыл Семипалатинский испытательный ядерный полигон. Orda.kz предлагает погрузиться в события того времени и понять, как удалось избавиться от страшного оружия, которое поражало своих.

На тот момент по ядерному потенциалу Казахстан занимал четвёртое место в рейтинге ядерных держав после США, России и Украины.

Семипалатинский полигон создан постановлением Совета министров СССР в ноябре 1946 года. Строить его начали в апреле 1947 года. И уже 29 августа 1949 года Советский Союз смог ответить Соединённым Штатам Америки и провёл первое испытание.

Ядерные испытания: смогут ли казахстанцы забыть о полигоне
Архивное фото

Полигон разместили на 18,5 га на границе Семипалатинской, Павлодарской и Карагандинской областей.

С 1949 по 1989 год на этой территории провели 468 ядерных испытаний, 125 атмосферных, 343 подземных взрывов, взорвано 616 ядерных и термоядерных устройств. Также проведены десятки гидроядерных и гидродинамических испытаний.

Суммарная мощность ядерных зарядов только с 1949 по 1963 год на Семипалатинском полигоне в 2500 раз превысила мощность атомной бомбы, сброшенной на Хиросиму.

Ядерное оружие – оружие массового поражения, предназначается для разрушения в короткие сроки административных центров, промышленных и военных объектов, уничтожения группировок войск, сил флота, создания зон массовых разрушений, затоплений, пожаров и радиоактивного заражения среды. Ядерное оружие оказывает на людей сильное физическое, моральное и психологическое воздействие.

Дозу радиации получили около 1,3 млн жителей Семипалатинской, Карагандинской и Павлодарской областей.

Ядерные испытания: смогут ли казахстанцы забыть о полигоне
Alexander Liskin/Wikimedia

До 29 августа 1991 года – официального закрытия Семипалатинского полигона и развала советской державы должно пройти ещё два года…

Как поэт оборонку победил

Знаменитый поэт и тогда уже со своим требованием закрыть полигон прозвучал неожиданно, смело, благородно, свежо и необычно. Напомню, это был 1989 год со всеми его атрибутами — Советский Союз, компартия, КГБ, цензура и перестройка, объявленная Горбачёвым.

Ядерные испытания: смогут ли казахстанцы забыть о полигоне
Международный конгресс «Избиратели мира против ядерного оружия»

И всё равно очень «вдруг» в эфире национального и единственного республиканского канала поэт заявляет о необходимости прекращения испытаний на ядерном полигоне. Сейчас все и сам Сулейменов, и даже телевизионщики, которые выдавали программу в эфир, говорят, что это заявление было в порядке вещей. Он — знаковая фигура, мог себе позволить и не такое, или на ТВ пришла свобода, или никто не проверял, эфир был прямой и т.д.

Ядерные испытания: смогут ли казахстанцы забыть о полигоне
Фото с сайта mfa.gov.kz

В нужное время и в нужный час

Перестроечная эйфория. В воздухе витает почти демократия. Тем не менее это ещё Советский Союз с его засекреченностью, военно-промышленным комплексом и комитетом госбезопасности. А Сулейменов выводит толпы людей на улицы и требует уничтожить ядерный полигон! Сейчас, наверное, труднее закрыть ресторан под окнами. А в 89-м своим выступлением на ТВ он замахнулся на святая святых – оборонку. И ничего страшного, оказывается, в этом нет. Или главное — оказаться в нужном месте и в нужное время?

Перестройка (1985-1991) – разрешены гласность и борьба с бюрократией, уменьшилась напряжённость в отношениях СССР – США, свобода творчества и искусства, обострение политической борьбы, преобразования в сфере государственной власти, вывод советских войск из Афганистана, падение Берлинской стены и объединение Германии и т.д.

Журналист Сергей Дуванов сейчас говорит, что к 1989 году гриф секретности с Семипалатинского полигона уже почти рассыпался, а ситуация с ядерными испытаниями настолько накалилась, что за инициативу о закрытии полигона поддержали бы кого угодно, тем более Олжаса Сулейменова.

Ядерные испытания: смогут ли казахстанцы забыть о полигоне
Фото с сайта matritca.kz

И если даже допустить, что всё происходило несколько наигранно и эта свобода в телеэфирах и на митингах была разрешенной, это было во благо. Сулейменова тогда поддержали все общественные движения.

Сам поэт в одном из интервью объясняет случившееся просто: мы переживали миг демократии. Краткий миг демократии, которым мы воспользовались и создали движение.

Ядерные испытания: смогут ли казахстанцы забыть о полигоне
Архивное фото

Антиядерное движение «Невада-Семипалатинск» было зарегистрировано в марте 1989 года.

Акежан Кажегельдин, бывший председатель казахстанского кабмина, утверждает, что в республиканском ЦК компартии почувствовали, что за призывы закрыть полигон не последует наказания.

     — К тому же, начались переговоры о сокращении средств доставки и т.д. Да и назначение послом США в Казахстане именно Б. Кортни, тоже было связано с судьбой полигона и выводом стратегических вооружений на территорию России, — утверждает бывший премьер.

Ядерные испытания: смогут ли казахстанцы забыть о полигоне
Фото с сайта charter97.link

К слову, Кажегельдин родился в селе Георгиевка Жарминского района Семипалатинской области, окончил Семипалатинский педагогический институт, в армии (войска КГБ) служил тоже на малой родине.

А летом 1989 года Олжас Сулейменов на съезде депутатов Верховного Совета СССР изложил основные цели организации — закрытие Семипалатинского полигона, реабилитация пострадавшего населения и оздоровление окружающей среды.

Виталий Воронов, в то время депутат Верховного Совета, вспоминает, что постановление о закрытии полигона было принято на первой сессии, как эмоционально-политический документ. Но до Декларации о суверенитете, то есть 25 октября, было ещё далеко.

Ядерные испытания: смогут ли казахстанцы забыть о полигоне
facebook.com/KazakhstanPressClub

    — Тем не менее, после этого в Верховный Совет прибыл большой десант генералов из МО СССР. Они «работали» с каждым из нас – уговаривали дать разрешение на производство ещё двух взрывов. За это обещали большие деньги из союзного бюджета в наш скудный республиканский. Не уговорили, не удалось склонить к этому и Назарбаева, который, как я понял, как раз и прикрывался нашим постановлением в данной ситуации. Мол, ничего не могу поделать, если Верховный Совет против.

Так что, всё было не совсем просто, — продолжает Виталий Иванович, — интересно и то, что почти все депутаты от Семипалатинской области поддерживали чиновников из Союзного министерства обороны и уговаривали нас дать согласие на взрывы. Их аргументы: на один взрыв больше или меньше; важно, что деньги большие дадут. С ними никто не согласился.

Ядерные испытания: смогут ли казахстанцы забыть о полигоне
© CTBTO

Указ о закрытии полигона от 29 августа, обращает внимание Воронов, был подписан после того, как закончилась история с ГКЧП. 24 августа состоялась внеочередная сессия ВС 12-го созыва, на которой депутаты приняли постановление «Об оценке текущего момента».

– Какие после этого испытания? Можно было и законом закрыть полигон. Но Нурсултан Абишевич оказался политически дальновидным. Сразу после сессии своим Указом и закрыл полигон, – подвёл черту Виталий Воронов.

Ядерные испытания: смогут ли казахстанцы забыть о полигоне
Фото с сайта elbasy.kz

А ещё Воронов вспомнил, как 19 мая 1996 года на торжественном вечере, посвящённом празднованию 60-летия Олжаса Омаровича в театре им. Абая, президент поблагодарил юбиляра за то, что тот в 1989 году поддержал его инициативу и выполнил его «задание», создав движение «Невада-Семей».

В 2009 году Генеральная ассамблея ООН объявила 29 августа Международным днём действий против ядерных испытаний.

В 1992 году на месте полигона был создан Национальный ядерный центр. Планировали, что будут ликвидированы последствия испытаний ядерного оружия и создана научно-техническая, технологическая и кадровая база для развития атомной энергетики в Республике Казахстан.

Акежан Кажегельдин говорит, что полигон был фактически тестовой площадкой. Никакой науки там не было. Вся наука была сосредоточена в российской части Советского Союза. Все, кто работал в Курчатове, это так называемые экспедиции под кодовыми названиями, подразделения института Курчатова в Москве. Они приезжали на полигон. Минобороны привозило изделия. Всё это монтировалось. Производили взрыв, и экспедиция уезжала.

Ядерные испытания: смогут ли казахстанцы забыть о полигоне
фото с сайта inbusiness.kz

На территории оставались военные и обслуживающий персонал, то есть — электрики, бетонщики, горняки-проходчики. Они работали на скважинах и в шахтах. В последнее десятилетие, особенно когда страной правил Андропов, начались испытания для ракет средней дальности. Заряды были маломощные, но тесты всё равно проводились. И при Андропове эти испытания проводились намного чаще, чем до и после него. Потом стали сокращать их количество, но это в силу того, что началась разрядка горбачёвская, да и экономика не могла позволить себе такие вещи.

Поэтому продолжения всего этого не могло быть по определению: на испытания не было ни сил, ни средств, ни задач, ни целей. Пытались каким-то образом использовать для науки, но то, что осталось от Союза, было непригодно, и не было средств.

Что касается реабилитации населения, кроме того, что в Казахстане был принят специальный закон о выходе на пенсию и компенсации к пенсиям, больше ничего и не сделали. Но эти пенсии были довольно значимы, особенно для тех, кто выезжал в Россию в середине девяностых. Они получали больше граждан РФ. Это я знаю не по статистике, рассказывали соотечественники, которые переехали туда на ПМЖ.

Ядерные испытания: смогут ли казахстанцы забыть о полигоне
Солдаты на полигоне. Фото с сайта nuclear-poligon.ru

А наука… специально тащить в такую даль только для того, чтобы что-то разрабатывать, не было никакого смысла. Отсюда и ситуация такая. Ожидания были высокие, потому что много об этом говорили, но, по сути, там так ничего и нет.

Войны «горячие» и «холодные»

С 1955 по 1989-й каждый год в мире проводилось около 55 испытаний. Только в 1962 – 178 испытаний. 96 осуществили Соединённые Штаты, 79 — Советский Союз.

В 1963 году, согласно Договору об ограничении испытаний ядерного оружия, испытания были запрещены, в том числе и те, что проводились в мирных целях, атмосферные испытания, подводные и в космосе. Не попали под запрет только подземные.

Мораторий в период с 1998 по 2017 год нарушили десять раз. Два ядерных испытания провела Индия, два – Пакистан, шесть — КНДР.

По официальной информации, последний взрыв на территории Семипалатинского полигона был произведён 19 октября 1989 года. Но совершенно другая версия у бывшего премьера РК Акежана Кажегельдина.

Ядерные испытания: смогут ли казахстанцы забыть о полигоне
архивное фото

     — Территория полигона тщательно охранялась после прекращения испытаний по простой и банальной причине – долгие годы оставалось не взорванным одно из изделий на курчатовском полигоне, и оно находилось не в шахтном шурфе, а в глубине выработанной шахты. Долго оберегали. Я знаю, что всё это по договорённости с Россией, США и Казахстаном, а взорвано изделие было уже после того, как я в конце 90-х покинул страну, — утверждает Кажегельдин.

Проверить это невозможно, гриф «секретно» так полностью и не снят.

Как действует радиация?

Облучение – передача энергии радиации клеткам организма. Вызывает нарушение обмена веществ, инфекционные осложнения, лейкоз, злокачественные опухоли, лучевое бесплодие, лучевую катаракту, лучевой ожог, лучевую болезнь.

Чем опасна?

Радиация наносит вред здоровью. При больших дозах она сразу же вызывает серьёзные поражения тканей и летальный исход, а при малых – рак, генетические дефекты, которые, возможно, проявятся у детей и внуков человека, подвергшегося облучению, и другие проблемы.

Как проявляется?

В начале болезни появляются головная боль, слабость, сухость слизистых, сонливость и тошнота. Кожа может принимать красноватый и синюшный оттенки, выпадают волосы.

Как умирают от радиации

Большие дозы приводят к острому радиационному синдрому или отравлению радиацией. Опасность зависит от уровня облучения. Доза радиации в 0,35 Гр похожа на грипп — насморк и головокружение, головные боли, усталость, лихорадка. Если облучение — 1-4 Гр, начинают умирать клетки крови, 2 Гр — вызывают острый радиодерматит, в организме быстро накапливаются «мусорные», неработающие компоненты внутри- и межклеточного обмена, что приводит к лучевой токсемии.

Соцзащита

В законе РК от 18.12.1992 года «О социальной защите граждан, пострадавших вследствие ядерных испытаний на Семипалатинском ядерном полигоне» определены пять территориальных зон, население которых как раз и может рассчитывать на государственную помощь.

Ядерные испытания: смогут ли казахстанцы забыть о полигоне

Первая — зона чрезвычайного риска

  • Единовременная компенсация — 5 МРП за каждый год с 1949 по 1965 год и 1 МРП — с 1966 по 1990 год.

Вторая — зона максимального радиационного риска

  • Единовременная компенсация — 2,5 МРП за каждый год с 1949-1965 годы и по 1 МРП с 1966 по 1990 год.

Третья — зона повышенного радиационного риска

  • Единовременная компенсация — 1,5 МРП за каждый год с 1949 по 1965-й и 0,75 МРП до 1990 года.

Четвёртая — зона минимального радиационного риска

  • Единовременная компенсация  — 1-0,5 МРП за каждый год с 1949 по 1965-й до 1990-го включительно.

Пятая – зона с льготным социально-экономическим статусом

  • Единовременная компенсация за каждый год с 1949 до 1990-го начисляется по 0,25 МРП.

За три десятка лет по поводу запрещения ядерных испытаний прошли тысячи встреч и круглых столов, семинаров и конференций, вручено множество наград… Традиционно к великой дате приурочили zoom-встречу и павлодарские активисты-антиядерщики. Принял в ней участие и Олжас Сулейменов.

Ядерные испытания: смогут ли казахстанцы забыть о полигоне
скриншот из видео qazaqstan.tv

К тридцатилетию закрытия ядерного полигона у жителей Майского района, где как раз и была испытательная площадка, накопилось множество проблем – в сельской больнице не хватает педиатров, а хирурга и кардиолога вовсе нет. Надеются люди, может, замолвит за них слово Олжас Омарович, поможет. Ведь ни для кого не секрет, что население не отличается крепким здоровьем.

Ядерные испытания: смогут ли казахстанцы забыть о полигоне
Атомное озеро в Майском районе

Что нужно забыть

В 1994 году овации, телевизионные шоу и митинги движения «Невада-Семей» сошли на нет. В прессе появились статьи, главной темой которых стала, якобы, не совсем праведная коммерческая деятельность популярной в народе общественной организации. Журналисты, которые работали в те времена, утверждают, что на «Неваду-Семей» появился компромат из-за бизнеса, который должен был поддержать благородную деятельность. Но, собственно, все публикации, рассказывающие о том, как антиядерщики на льготных условиях торговали медью и нефтью и получали миллионную долларовую прибыль, из интернета бесследно исчезли. Можно сделать вывод: кто старое помянет… Да и ладно, не будем вспоминать.

А Нурсултан Назарбаев уже вскоре рассказывал, как обсуждал проблему Семипалатинского полигона с лидерами мировых держав, как к нему приезжала с теми же вопросами Маргарет Тэтчер, говорил и о том, как всё было не просто, но мы, несмотря ни на что, победили и полигон закрыли.  

В 2016 году была учреждена премия Нурсултана Назарбаева за мир без ядерного оружия и глобальную безопасность (один млн долларов США).

Ядерные испытания: смогут ли казахстанцы забыть о полигоне
Фото с сайта akorda.kz

Первым премии был удостоен Король Иордании Абдалла II в 2016 году. В 2019-м лауреатами стали Лассина Зербо — исполнительный секретарь Организации Договора о всеобъемлющем запрещении ядерных испытаний и Юкио Амано — бывший генеральный директор МАГАТЭ (посмертно).

А ещё рассказывают, когда обсуждали проект закона о социальной помощи семипалатинцам, было и такое предложение: тех, кто принимал непосредственное участие в ядерных испытаниях и учениях, приравнять по льготам и гарантиям к участникам ВОВ.

Предложение даже не стали рассматривать. Ветераны войны – защитники, а те, кто пострадал из-за ядерных испытаний – жертвы.

Сравнение сочли неэтичным.

Поделиться: