Про него говорят: волевой командир, за словом в карман не лезет. Непреклонен, не карьерист, бескомпромиссен в решении боевых задач. Корреспондент Orda.kz обсудил ситуацию в Вооружённых силах РК с генерал-майором Алиханом Джарбуловым – бывшим начальником Генерального штаба ВС РК.

Генерал погоны носитс 15 лет, отслужил 40 календарных лет: 20 – в Советской армии и 20 – в ВС РК. Поговаривают, что в отставку ушёл из-за конфликта с высшим военным начальством.

Генерал Джарбулов о взрывах, грифе «секретно» и кадровой политике в ВС
На фото автора Алихан Джарбулов

Алихан Бримжанович, в ваших ветеранских кругах армия – тема номер один? Пытались проанализировать и понять, почему взрываются склады боеприпасов?    

     – Мы стояли у истоков Вооружённых сил, были рядом с первым министром обороны РК генералом армии Нурмаганбетовым, поэтому, конечно, больно и обидно за то, что происходит в ВС РК. Это касается взрывов в Арысе и под Таразом. Думаю, следствие всё-таки определит причины.

Что касается Арыси. Завершился суд: 19 офицеров признали виновными и лишили свободы за халатное исполнение служебных обязанностей. За хищение денежных средств, выделенных на противопожарную безопасность, осуждены начальник РЭЧ и его заместитель. Писали в СМИ, что до ЧП на пожарную безопасность выделили 690 млн тенге. Деньги пропали по дороге, а дошло до части всего 100 млн. То есть, получается, что осудили и наказали именно за хищение этой суммы. А кто ответит и ответит ли за пропавшие 590 млн? Эти деньги должны были пойти на пожарную и охранную сигнализацию, видеосистему.

Генерал Джарбулов о взрывах, грифе «секретно» и кадровой политике в ВС
Фото gov.kz

Это уже давняя история, которая, к сожалению, не послужила уроком.  Арысь, Байзак – это серия?

     – Второе ЧП – тоже нарушение правил пожарной безопасности. Пожарная сигнализация должна была сработать, как только воспламенение появилось – вода должна была туда хлынуть, поэтому и говорю, что здесь тоже деньги не дошли до пожарной сигнализации и пожаротушения, так как сигнализация не сработала! А почему? Потому что не предусмотрели и не сделали. Если 690 млн было выделено на Арысь, у меня второй вопрос возникает, сколько было выделено на Королёвку? На Королёвку тоже, наверное, выделяли деньги… И до Арыси, и после.  

Вы предполагаете или так должно было быть?

– Дело в том, что после Арыси было приказано проверить все склады боеприпасов. А Королёвка, насколько я знаю, это самый большой склад инженерных боеприпасов Вооружённых сил РК. И я, да и не только я, хотел бы узнать, сколько средств было выделено на то, чтобы здесь была современная сигнализация? Или тоже, как в Арыси, куда-то деньги ушли? Где автоматическая система пожаротушения, где пожарная сигнализация? Почему только часовой на вышке заметил задымление и предупредил начальника караула?

На 14-м складе хранился тротил. Это подтвердил один из членов комиссии, которая расследует ЧП. Но известно же, что сам тротил взорваться не может.

Да, тротил может гореть, но не взрывается. Взрыв может быть только при наличии детонатора. Поэтому, если там хранился только тротил, без детонаторов или ещё чего-то, он не должен был взорваться. А взрыв – доказательство того, что там ещё дополнительно что-то было.

Генерал Джарбулов о взрывах, грифе «секретно» и кадровой политике в ВС
Фото gov.kz

А загореться-то как могло – здесь какая причина?

     – Возгорание может быть. Но взрыва быть не должно. И военные говорят, что были уверены: там находится только тротил. Но произошёл взрыв. Значит было что-то ещё!

Только не тротил?

      – Благодаря этому огню, то постороннее, что там находилось, взорвалось, началась детонация всех взрывчатых веществ. После этого взрыва пошёл взрыв тротила. Мы же знаем о том, что тротил – это фактически куски мыла. Допустим, тротил в горной промышленности. Как взрывают горные породы? Закладывают в шурфы взрывчатые вещества, в том числе и тротил, вставляют детонатор, от детонатора идут провода, и вот вам адская машинка. То есть, для этого обязательно должна быть детонация. Только после неё будет взрыв.

Значит, все думали, что на 14-м складе только тротил, который не может взорваться и, если горит, его можно тушить?

     – Да, такой пожар можно залить водой, потушить.

Так почему взорвалось?

– Это главный вопрос, на который должно ответить следствие. Но, наверняка, там что-то постороннее было, что под воздействием огня взорвалось.

Нельзя исключать и версию о диверсии или умышленном поджоге. Вариант, что спичку зажгли, тоже может быть, но, повторюсь, от этого тротил не взорвался бы. В конце концов, давайте предположим, что замкнуло электропроводку – но ведь её там не должно быть!

А электричество в складах есть, свет был?

– Не знаю. По идее, не должно оно быть. Если свет там был, я не представляю это хранилище, хотя, конечно, же освещение должно быть, но это освещение должно быть таким, чтобы не было никаких замыканий или искр – всё должно быть закрыто.

Насколько оправдан гриф «секретно» в этом деле? Пока идёт следствие, в СМИ просачиваются очень скупые сведения, понятно, что скрывают больше, чем говорят. Насколько это оправдано и вообще допустимо ли, когда погибли люди?

Генерал Джарбулов о взрывах, грифе «секретно» и кадровой политике в ВС
На фото из архива Олега Спивака Алихан Джарбулов

– Эта секретность от неразберихи и некомпетентности. Например, приехал генерал-лейтенант Шпекбаев, допустим, когда вступал в должность. Я прочитал в газете, что он в течение суток объехал три гарнизона… Когда такие большие начальники приезжают на какой-то объект, с ним обязательно должна быть солидная комиссия – специалисты. Вот замминистра – артиллерист. Что он может знать об инженерных боеприпасах?  Он прошёл, посмотрел: да, валы насыпаны, навесы есть. А ведь с ним должны быть специалисты – сапёры, инженеры, которые должны были каждое хранилище посмотреть. И сделать это за два-три часа невозможно.

Генерал Джарбулов о взрывах, грифе «секретно» и кадровой политике в ВС
Фото gov.kz

А проверки или визиты большого начальства – это вообще серьёзные мероприятия, от которых должен быть какой-то толк?

    – Когда последний раз проводили проверку хранения, состояния, я говорю не об инвентаризации, а о хранении. Когда последний раз проверяли противопожарную безопасность, сигнализацию, наличие воды? После Арыси, как я понял, создали департамент инженерных войск в министерстве обороны. Почему эта Королёвка оказалась в подчинении регионального командования? Эта часть должна быть в подчинении департамента инженерных войск. Его сотрудники здесь жить должны были. Офицеры должны были проверять и контролировать ситуацию. Дело в том, что сейчас будет отвечать командующий войсками, но, извиняюсь, у командующего войсками море задач. Если бы в Королёвке хранились запасы инженерных боеприпасов регионального командования ЮГ, вопросов не было бы, но там хранились запасы Вооружённых сил, поэтому этот склад должен подчиняться генеральному штабу и департаменту инженерных войск.

Генерал Джарбулов о взрывах, грифе «секретно» и кадровой политике в ВС
Фото сайта toppress.kz

Наверное, со стороны легче объяснять и анализировать. А вы можете себя представить на месте тех военных начальников, кто сейчас находится в этой горячей точке? Чтобы вы сделали на их месте?

     – Можно много говорить, но я знаю, что после этих взрывов командующий генерал Каракулов  находится в Королёвке. Он оттуда не уезжает, он там живёт. И задача его заключается в том, чтобы найти последнего пропавшего  человека. Я с ним разговаривал по телефону. Он сказал, пока не найду – отсюда не уеду. Хотя найти будет тяжело: взрыв был такой мощный, что те, кто близко стоял… От них, наверное, ничего и не осталось.

Командующий приезжал, посещал семьи погибших, выразил соболезнования заместитель министра генерал Таласов и сам министр обороны. Каждый сейчас своим делом занимается, а задача заключается в том, чтобы быстрее ликвидировать последствия ЧС.

Что вы думаете об отставке министра?

     – Дело в том, что министр обороны отвечает за всё, а за войска и склады – его первый зам, начальник генерального штаба. А получилось, что министр обороны написал рапорт, хотя это должен был сделать начальник генерального штаба, а его поставили министром обороны.

Мы будем говорить о кадровой политике?

     – Мы, генералы, общаемся здесь, в Астане (Нур-Султане), в Алматы. И у каждого есть мысли о том, как проводится кадровая политика в ВС.

Я смотрю на высший командный состав – заместители министра обороны. Кто из них командовал полком, бригадой, дивизией? Опять же вопрос возникает… Вот, к примеру, генерал Хусаинов был командующим здесь на юге. Его назначили главкомом сухопутных войск. Не замом главкома, а замы главкома все – бывшие командующие. А его поставили выше этих замов главкома. Главкомом сухопутных войск. Почему? Вот точно так же Бектанов был командующим Востока. Почему его поставили главнокомандующим сухопутными войсками, а не заместителем главкома? Что они сделали сверхъестественного, мне лично непонятно. В наше время такого карьерного роста не было. Я командиром взвода был, командиром роты, начальником штаба батальона, командиром батальона, заместителем командира мотострелкового полка, командиром мотострелкового полка, заместителем командира дивизии, командиром дивизии, командиром корпуса, начальником главного штаба.  От ступеней прохождения появляется опыт работы с людьми, знания, навыки, организаторские способности.

У нас сейчас много генералов в запасе и в отставке – Еламанов, Дюсекеев, Даиров, Казиев, Ерниязов, Шацков и другие.  Почему не использовать их опыт? Почему бы их не назначить советниками? Ведь они вывернут эти проблемы со складами наизнанку…

Интервью записал Исламбек Дастан

Сейчас генерал-майор Джарбулов Алихан Бримжанович возглавляет ТОО «Жамбылские электрические сети».

Поделиться: