О своем возвращении из Украины в Казахстан после январских событий оппозиционный активист Ермек Нарымбаев объявил в своих соцсетях.

«Еду с белым флагом. Акорда должна понимать, что сажать меня, добровольно едущего в РК для диалога с властями, ей невыгодно, будет много репутационных потерь», – сообщил активист.

Главный редактор Orda.kz Гульнара Бажкенова поговорила с политиком и выяснила, какую реакцию властей он ожидает от своего возвращения на родину.

Гульнара Бажкенова: Ермек, вы хотите вернуться в Казахстан, но ведь у вас имеется судебный приговор, который вы не исполнили. Какие у вас ожидания по возвращении? Вы не опасаетесь, что будете заключены под стражу?

Нарымбаев: Да, я был приговорён к трём годам ограничения свободы в виде «домашнего ареста». Конкретно по судебному решению мне нельзя было выходить из дома после 22:00 на улицу. Кроме того, у меня был запрет на «общественную и политическую деятельность» на пять лет, вплоть до запрета писать посты, выступать публично, писать статьи. Конечно, я осознаю, что могу быть заключён под стражу. Кстати, билет в Кыргызстан, чтобы попасть в Казахстан, я взял ещё на 21 января. Но меня сняли с рейса, поскольку беженцам, для того чтобы приехать в Казахстан, нужна виза. Я семь лет жил в Киеве по паспорту беженца. Поэтому уже завтра я иду в миграционный департамент в Киеве за казахстанским паспортом. В Бишкек планирую приехать 26 января, где около трех дней я пробуду с детьми, которых не видел семь лет. Эти дни проведу только с ними, потому что на самом деле не знаю, что меня ждёт в Казахстане. Уже 29 января в сопровождении кыргызских блогеров, журналистов я планирую пересечь на Кордае границу, где представители СМИ зафиксируют, буду ли я арестован или же мне дадут пересечь границу.

Гульнара Бажкенова: У вас были какие-то предварительные переговоры с властями? Вы хотя бы пытались уточнить их планы?

Нарымбаев: Информацию о том, что еду, я передал через Ермухамета Ертысбаева и Расула Жумалы. Но какой-то ответной реакции не получил. То есть я не знаю что будет. Но это будет серьёзный тест для Токаева, для его новой политики, проверим, действительно ли у нас «перезагрузка».

Гульнара Бажкенова: Но ведь решение суда никуда не делось. А вы его нарушили, когда уехали из страны. Должен ли президент в данном случае вмешиваться в решение суда? Хотя все мы знаем, как у нас некоторые вопросы решаются «по звонку». И раз сейчас судебная система, как вы сказали, перезагружается, может, как раз таки суд должен определять вашу судьбу, а не Токаев политическим решением? Вы собираетесь подать на апелляцию?

Нарымбаев: Да, если я доберусь до дома, у меня будет встреча с адвокатами, я подам на апелляцию, но по прибытии в Казахстан я хочу собрать силы общественников, оппозиционеров, чтобы провести конференцию по перезагрузке, по общественно-политическому диалогу.
Я знаю, что Токаев буквально в последних числах декабря подписал закон «О расширении полномочий суда присяжных», который был принят мажилисом и сенатом. В нём под юрисдикцию попадает ещё 20 статей Уголовного кодекса. Условно говоря, там такие «мёртвые» законы, как «военные преступления», «геноцид», «этноцид» и так далее. К чему я клоню? К тому, что Токаев уже создал прецедент по суду присяжных. Для него добавить ещё пять статей Уголовного кодекса, которые обычно применяются по отношению к оппозиции как средство репрессий – это простой выход. Зато все будут знать, что по новым уголовным делам всегда можно обратиться в суд присяжных.

А если есть старые уголовное дела, то их можно обжаловать также через суд присяжных. В принципе, необходима одна простая гарантия, которая принималась буквально за считанные недели и она здесь может точно так же быть применена. Это в том случае, если мы говорим вообще о политических эмигрантах, о политических активистах внутри страны и так далее. А по административным делам можно ввести более упрощённый суд – это суд по правилам Стокгольмского арбитража, где каждая сторона – прокурор и обвиняемый –в административном суде выбирает по одному судье, а эти двое судей выбирают третьего и втроём они рассматривают дело. Вот и всё.

Ермек Нарымбаев бежал из Казахстана в июле 2016 года. Он внесен в список организаций и лиц, которые связаны с финансированием терроризма и экстремизма в Казахстане. Этот перечень опубликован на сайте Минфина.

Поделиться: