На выступлении в мажилисе 11 января президент Токаев поручил правительству разработать предложения по коренной реформе Фонда «Самрук-Қазына». Президент заявил, что если фонд не удастся реформировать, он экономике не нужен. Эксперты объясняют, почему президент раскритиковал фонд.

К примеру, Касым-Жомарт Токаев обратил внимание на неподконтрольную общественности и государству систему закупок Фонда, через которые ежегодно проходят миллиарды тенге. По мнению президента, большое количество вопросов решаются на уровне подзаконных актов решений самого фонда. 

«Сохраняются вопросы по прозрачности закупок фонда. Жалобы приходят регулярно. Следует обязательно найти ответы на данные вопросы. Предстоит в целом пересмотреть порядок закупок «Самрук-Қазына» и иных национальных компаний», – заявил президент.  

Корресподент Orda.kz решил разобраться в том, какие экономические и политические проблемы кроет в себе Фонд «Самрук-Қазына», портфель компании которого аккумулирует половину экономики Казахстана.

Зачем нужен «Самрук-Қазына»

АО «Самрук-Қазына» создано указом президента Назарбаева в 2008 году. Единственный акционер фонда – правительство Казахстана.  

«Фонд представляет собой коммерческую структуруинвестиционной холдинг, миссия которого заключается в повышении национального благосостояния Казахстана и обеспечении долгосрочной устойчивости для будущих поколений», – утверждается на сайте фонда.

Что не так с крупнейшим нацхолдингом правительства «Самрук-Қазына»
Шолпан Айтенова

Директор общественного фонда «Zertteu Research Institute», эксперт в области бюджетной прозрачности Шолпан Айтенова говорит о том, что фонд создавался для того, чтобы направлять потоки нефтяных доходов в экономику Казахстана. 

«Изначально это была идея суверенных фондов или фондов благосостояния по опыту стран Азии, таких как Сингапур, Южная Корея, даже арабские страны имеют такие фонды. Идея в том, чтобы концентрировать средства от нефтяных доходов в одном месте и вкладывать их в экономику от имени государства, увеличивая таким образом благосостояния страны», – говорит Шолпан Айтенова. 

Экономический обозреватель Сергей Домнин говорит о том, что за последние семь-восемь лет «Самрук» не критиковал только ленивый.

«На фонд можно посмотреть с разных точек зрения. Например, если мы смотрим на ситуацию с угла эффективности управления компаниями «Самрука», то можно сказать, что фонд управлялся недостаточно эффективно», – говорит Сергей Домнин.

Что не так с крупнейшим нацхолдингом правительства «Самрук-Қазына»
Фото Facebook Расул Рысмамбетов

По мнению независимого финансового аналитика Расула Рысмамбетова, «Самрук-Қазына» служит надстройкой над нацкомпаниями, которые состоят в портфеле фонда.

«Самрук» в основном перераспределял деньги между своими компаниями, а также пристраивал «хороших людей», которые остались без работы», – говорит Расул Рысмамбетов.

По мнению Расула, у общественности должны быть вопросы к кадровой политике «Самрука», так как были случаи, когда человек из правительства, не имеющий предпринимательского опыта, внезапно становился руководителем компании в структуре «Самрука».

«Надо будет менять менеджмент во всех дочерних компаниях «Самрука». Их более 300 штук. Но не во всех получится, потому что среди них есть политические фигуры», – уверен аналитик.

Что не так с крупнейшим нацхолдингом правительства «Самрук-Қазына»
Фото Facebook Сергей Домнин

Сергей Домнин также сомневается в эффективности кадровой политики «Самрука».

«Было очень много претензий к тому, как, насколько эффективно работают менеджмент и организационная структура, насколько отвечают целям и задачам. В ретроспективе двух-трёх лет очень часто говорилось о сокращении портфеля компании, и в самом холдинге было много разных всевозможных директоров», – заключает Сергей.

Разбогатела не страна, а отдельные лица

Шолпан Айтенова считает, что фонд не увеличивает благосостояния казахстанцев, как гласит его единственная миссия. 

«К сожалению, в результате мы получили монстра, который аккумулирует, по разным оценкам экспертов, до 40% ВВП страны и не даёт достаточных дивидендов в бюджет от своей деятельности», – считает эксперт.

Как говорит Шолпан, по задумке Фонд «Самрук-Қазына» должен был использовать средства государства, чтобы увеличить благосостояние страны, но вместо этого увеличилось благосостояние отдельных лиц.

«В итоге увеличилось благополучие отдельных руководителей за счёт высоких заработных плат, бонусов, платежей, премий. Все это время они сами себе назначали денежное поощрение независимо от результатов их деятельности», – уверяет директор Zertteu Research Institute. 

Сергей Домнин вспоминает случай, когда в открытый доступ утекла закрытая аналитика по портфельной компании «Самрука» – «КазМунайГазу». Исследование заказала британская нефтегазовая компания Royal Dutch Shell.

«В отчёте упоминалось, что денежные потоки «КазМунайГаза» в действительности контролируются не руководством компании и не правительством, а крупными предпринимателями из Казахстана. Если я не ошибаюсь, упоминался Тимур Кулебаев», – вспоминает Сергей.

Счётный комитет по контролю бюджета указывал на то, что многие компании «Самрук-Қазына» убыточные, но независимо от этого членам совета директоров и правлению выплачивались бонусы и премии. 

«В частном бизнесе вознаграждение членов директоров зависит от финансовых показателей компании. В квазигосударственном секторе, к сожалению, этой взаимосвязи нет», – сетует Шолпан Айтенова.

Что делать с «Самруком»

На встрече с «национальной буржуазией», так президент назвал крупных бизнесменов страны, Токаев напомнил, что если председатель правления АО «ФНБ «Самрук-Қазына» Алмасадам Саткалиев не справится с задачей по реформированию фонда, то «уйдет в небытие» вместе с самим фондом.

«Сейчас фонд представляет собой громоздкую структуру. Непрозрачность, назначение политически значимых людей, неэффективная система закупок, трудовые конфликты, убыточность, незавершенность масштабных проектов, чрезмерные расходы на содержание», – сказал глава государства.

Шолпан Айтенова считает, что прежде всего нужно провести полную ревизию деятельности компаний фонда. Также она предлагает задаться основательным вопросом – нужна ли экономике Казахстана такая организация, как «Самрук», которая включает в себя все эти компании.

«В группу «Самрук-Қазына» входят более 400 компаний. Нужно проводить аудит и инвентаризацию всех компаний и выяснить, какие из этих компаний были созданы для личных целей, а какие компаний несут прямую пользу экономике», – говорит эксперт. 

Расул Рысмамбетов считает, что закрыть Фонд «Самрук-Қазына» ближайшее время невозможно, потому что фонд должен большую сумму ЕНПФ и инвесторам.

«Самрук-Қазына» должна много денег иностранным инвесторам. Поэтому, если его закрыть сейчас, это моментально приведёт к обрушению экономики. Если сейчас государство попытается выплатить все долги фонда, то придётся искать как минимум больше одного миллиарда долларов», – уверен Расул Рысмамбетов.  

По словам Шолпан Айтеновой, в Новой Зеландии компании, как «Самрук», ежегодно отчитываются перед парламентом о своей работе, а в Южной Корее 100 независимых бухгалтеров ежегодно оценивают эффективность национальных компаний.

«Так работает система сдержек и противовесов для того, чтобы контролировать, а «Самрук-Қазына» и группа её компаний все эти годы были абсолютно неподконтрольны. Они формально оставались контрольными Минфину и министерству национальной экономики, но я думаю, что ни у тех, ни и других не было кадрового потенциала контролировать и оценивать эффективность всех компании «Самрука», – считает Шолпан Айтенова.

По словам Сергея Домнина, от совета директоров нужно добиться эффективной работы. Также, упоминая слова Токаева, Сергей говорит о том, что нужно повысить эффективность работы нацкомпании с точки зрения распределения дивидендов правительству.

Расул Рысмамбетов предлагает провести независимый аудит фонда, только по результатам которого нужно принимать дальнейшие решения. Шолпан Айтенова отмечает, что одной из форм контроля национальных компаний мог быть как раз независимый аудит.

«Но даже если эти аудиторские отчёты публиковались, то мало кто их смотрел, анализировал и принимал по ним решения», – уверена Шолпан.

По словам Шолпан Айтеновой, несмотря на то, что Счётный комитет с 2015 года уполномочен проверять компании квазигоссектора, результаты проверок некоторых госкомпаний до сих пор, например, «КазАгро», недоступны для общественности и парламента. 

Расул Рысмамбетов считает, что у государства есть полгода на то, чтобы проанализировать хозяйственную деятельность «Самрука», и ещё год, чтобы реструктуризировать его с помощью специалистов. По его мнению, всё, что нужно, это большая политическая воля и немного времени. 

В заключение Сергей подводит к тому, что логично оставить всё, как есть, и производить небольшие улучшения.

«Работать с советом директоров, работать над прозрачностью закупок, над прозрачностью отчётности, может быть, повысить качество отчётности. Так у нас была бы полная картина происходящего. Система сдержек и противовесов – это то, чего не хватает в нашей экономической политике и политике в отношении управления государственным активами», – резюмирует Сергей.

Последние изменения в фонде

Кадровая политики

В ответ на критику президента ФНБ «Самрук-Қазына» заявил об утверждении новой организационной структуры с сокращением численности административно-управленческого персонала на 50% в апреле 2022 года. Также фонд планирует сократить численность административного персонала и руководящих работников в корпоративных центрах портфельных компаний в два раза до конца года.

В феврале фонд хочет исключить институт советников как штатных единиц. В фонде заявили, что хотят выявить командные перемещения в портфельных компаниях для того, чтобы избавиться от этой практики.

Фонд сообщил, что планирует больше не назначать на должности первых руководителей портфельных компаний лиц, занимавших политические должности в последние три года, не имеющих опыта работы в бизнесе, несущих репутационные риски.

Наряду с этим фонд объявил о прекращений полномочий четырех дочерних компаний и увольнении семерых топ-менеджеров фонда.

24 января фонд сообщил, что закрывает зарубежные представительства в четырех странах. На следующий день «Самрук» опубликовал план реформирования фонда.

Дивидендная политика

Фонд планирует реформировать дивидендную политику в марте 2022 года, таким образом минимальный гарантированный размер дивидендов вырастет с 25 до 400 миллиардов тенге.

Фонд сообщил, что в феврале будет также пересмотрена дивидендная политика фонда в отношении портфельных компаний в части максимизации средств, направляемых акционерам, до 100% свободного денежного потока от операционной деятельности.

«Самрук-Қазына» планирует внедрить психологический профайлинг на предмет устойчивости к коррупционным рискам для топ-менеджеров компаний фонда; спецпроверку, комплаенс и тесты на полиграфе. Также для них планируют ввести правило ежегодной ротации.

Фонд заявил, что Агентство по противодействию коррупции подключат к базе закупок, рассмотрению всех жалоб и предложений, в том числе поступающих на телефон доверия.

Как сообщают СМИ, остальные разделы плана реформирования «Самрук-Қазына» касаются корпоративной социальной ответственности и обеспечения социальной стабильности, правил закупок, борьбы с коррупцией, поддержки бизнеса, инвестиционных проектов и других пунктов.

Что не так с крупнейшим нацхолдингом правительства «Самрук-Қазына»
Поделиться: